Сообщить о коррупции
Сообщить о коррупции

Итоги года: ковидные опасения Путина, выгодная дружба с Голиковой и вечная монополия Чемезова

Кто нажился на пандемии в 2021 году

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА

Контракты для своих, откаты на госзакупках, в разы завышенные цены и поставки сомнительного качества — в 2021 российские чиновники продолжили зарабатывать на эпидемии по схемам, уже отработанным в годом ранее. Ситуация дошла до того, что президент Владимир Путин включил борьбу с COVID-19 как с источником не вирусной, а коррупционной заразы в число национальных приоритетов, а председатель СКР заявил о создании специального отдела по борьбе с преступностью, связанной с коронавирусом. Впрочем, как показывает практика, ключевые игроки богатеют на ковидном рынке безнаказанно, а в сети правоохранителей попадаются лишь мелкие чиновники. 

Президентские заботы 

В 2021 году президент Владимир Путин подписал самый длительный Национальный план по противодействию коррупции, который рассчитан на целых четыре года, а не на два, как аналогичные документы ранее. Еще одним отличием нового Нацплана стало включение дополнительного направления, связанного с пандемией COVID-19. Теперь борьба с хищениями и нецелевым использованием бюджетных средств, выделяемых на борьбу с распространением инфекции, официально вписана в свод российских антикоррупционных задач. 

Важность этой проблемы Путин лично подчеркивал, выступая перед силовиками на коллегиях ФСБ и МВД. Президент указал подчиненным Александра Бортникова и Владимира Колокольцева на необходимость сконцентрировать усилия на пресечении коронавирусных злоупотреблений и привлечении к ответственности расхитителей, невзирая на должности.

Эти заветы получили особую актуальность в свете размера транша, выделенного на мероприятия по борьбе с распространением COVID-2019 и других инфекций. По итогам послания президента России Федеральному собранию премьер-министр РФ Михаил Мишустин поручил направить 2 млрд рублей на создание ПЦР-центров, оснащение аппаратурой лабораторных комплексов и больниц, а также закупку препаратов. 

Масочные откаты

Однако, практика ковидных лет показала, что средства выделяемые на медтехнику, лекарства и средства защиты являются лакомым куском для чиновников различного ранга. 

Так, в декабре на получении взятки попался руководитель одного из учреждений Минобороны. За денежное вознаграждение чиновник в обход конкурсных процедур заключил с компанией из Санкт-Петербурга контракт на поставку 5 млн медицинских масок стоимостью 127,5 млн рублей. Однако, после передачи первого транша в 3 млн рублей задержаны были и получатель, и взяткодатель, и посредники. Все они стали фигурантами дела об особо крупном взяточничестве.

Летом в Новгородской области на основании материалов УФСБ было возбуждено уголовное дело против главного специалиста-эксперта управления экономики регионального министерства образования. По версии следствия, чиновник за 175 тыс. рублей помог подрядчику выиграть тендер на поставку обеззараживателей воздуха для образовательных учреждений области на сумму в 2 млн рублей.

В марте по подозрению во взяточничестве были задержаны министр здравоохранения Алтая Сергей Коваленко и его помощник Рустам Туюнчеков. Уголовное дело о получении взяток в составе организованной группы было возбуждено по материалам регионального управления ФСБ. По версии следствия, Коваленко и Туюнченков получили незаконное вознаграждение от руководителей трех коммерческих организаций на общую сумму 4,6 млн рублей. Предприниматели платили за поддержку в тендерах на поставку медицинского оборудования и средств индивидуальной защиты. При обыске у Коваленко обнаружили тайник в уличном туалете, где было спрятано почти 6 млн рублей

В 2021 году продолжалось расследование дел еще двух бывших региональных министров здравоохранения. Более года под домашним арестом находится экс-глава Минздрава Иркутской области Наталия Ледяева. В конце 2020 ее отправили в СИЗО по делу о мошенничестве при поставках средств индивидуальной защиты, но спустя месяц мера пресечения была изменена на более мягкую. Фигурантом того же дела является сын чиновницы — бизнесмен Илья Белоусов. По версии следствия, благодаря влиянию матери он получал госконтракты на поставку масок и респираторов. Товары оказались некачественными и контрафактными, в результате ущерб бюджету составил 25 млн рублей.

А экс-министр Омской области Ирина Солдатова скрылась от уголовной ответсвенности за границей. В январе 2021 она была заочно арестована и объявлена в международный розыск по делу о превышении полномочий, возбужденному по материалам ФСБ. По данным правоохранителей, чиновница способствовала заключению госконтрактов на поставку медтехники с аффилированными компаниями. Продукция поставлялась по завышенным ценам, что повлекло ущерб региональному бюджету на сумму 105 млн рублей.

Скандал в Минздраве Омской области разгорелся в конце октября 2020, когда машины скорой помощи с пожилыми пациентами, которых не удалось госпитализировать из-за нехватки мест, приехали к зданию администрации региона и включили сирены. Общественный резонанс повлек за собой проверку деятельности омского министра, а затем и ее увольнение. После отставки Ирина Солдатова сначала улетела на Мальдивы, а потом перебралась в Дубай. 

Столичные нюансы

О каких-либо уголовных делах против столичных чиновников, связанных с “ковидными” закупками, за все время пандемии не сообщалось, хотя именно в Москве осваиваются самые значительные денежные потоки. Траты на противостояние пандемии мэр Сергей Собянин оценил примерно в 800 млрд рублей, а на 2022 год на борьбу с коронавирусом в проекте бюджета Москвы заложили около 11 млрд рублей.

Впрочем, не исключено, что спрятать возможные нарушения помогают особенности оформления московских строительных контрактов. Как выяснили в минувшем году журналисты, часть этих контрактов в столице просто выведена из общей конкурсной системы. Например, для больных коронавирусом Москва построила новые корпуса ГКБ им. Демихова на 800 мест в Новой Москве. Стоимость объекта составила 7 млрд рублей, но данных о нем в открытом доступе нет: застройщиком выступила учрежденная правительством Москвы некоммерческая организация АНО «Развитие социальной инфраструктуры», которая по закону не обязана ни устраивать торги, ни публиковать свои контракты.

Дружеские успехи 

Кстати, полная картина ковидных госзакупок 2020 появилась лишь в минувшем году. Как подсчитали журналисты, главным поставщиком лекарств, внесенных в список рекомендованных для борьбы с COVID-19, стало АО «Р-Фарм». Ее основатель Алексей Репик является членом экономического совета при президенте и главой организации «Деловая Россия». 

Хорошо зарабатывает на пандемии и компания «Отисифарм», занимающаяся производством «Арбидола». Цифры за 2021-й обществу лишь предстоит узнать, но по итогам 2020 года ее прибыль составила 17,7 млрд рублей против 7 млрд за 2019 год. Судя по всему, росту весьма способствовал факт включения «Арбидола» в перечень лекарств, рекомендованных к назначению пациентам с коронавирусом. На его закупку в государственные медучреждения в 2020 году из федеральной казны выделили 539 млн рублей, что почти в 60 раз больше суммы от 2019-го — тогда бюджет потратил чуть более 9 млн. Хотя по мнению ряда медиков, эффективность «Арбидола» научно не подтверждена. 

Компанию «Отисифарм» связывают с Виктором Харитониным, который считается приближенным человеком к вице-премьеру по вопросам социальной политики Татьяне Голиковой. Впрочем, “Арбидолом” заработки Харитонина на коронавирусе не ограничиваются. В 2021 он наладил на трех своих предприятиях — башкирском «Фармстандарт-Уфавита» и владимирских «Генериум» и «Лекко» — производство самой массовой вакцины — «Спутник V». Кстати, по прогнозам Forbes, именно этот бизнес позволит Харитонину обогнать Репика в рейтинге лидеров госзаказа лекарственных средств.

Впрочем, закупка препаратов составляет лишь 5% от всего коронавирусного бюджета России. Большая часть госконтрактов в этой сфере приходилась на оборудование, медицинские изделия и необходимые для них комплектующие. И в этом сегменте главным поставщиком «ковидных» закупок, начиная с 2019 года, выступает «Ростех» Сергея Чемезова. Исходя из появившихся в 2021 году данных, госкорпорации достается примерно каждый десятый «коронавирусный» рубль.

От Кудрина до Бастрыкина 

Примечательные итоги в 2021 подвела и Счетная палата. Согласно докладу аудиторов Алексея Кудрина, в России на конкурентной основе проходит лишь 25% госзакупок, тогда как в доковидную “эпоху” их доля составляла около 50%. В денежном эквиваленте объем контрактов с единственным поставщиком вырос с 1,85 трлн до 6,6 трлн рублей. 

При этом ранее Генпрокуратура уже заявляла, что именно упрощение процедуры закупок в связи с эпидемией стало причиной ростом числа нарушений на госзакупках. В 2019 году под предлогом “срочности” торги позволили проводить с единственным поставщиком, и вскоре началась череда скандалов с закупками “золотых” аппаратов ИВЛ, масок, респираторов и защитных костюмов, которая не заканчивается до сих пор. 

В ушедшем году председатель СКР Александр Бастрыкин даже заявил о создании в составе ведомства специального отдела по борьбе с преступностью, связанной с коронавирусом. К середине 2021-го в его производстве уже находилось порядка 60 дел.

Если вас есть информация о коррупционных нарушениях при закупке лекарств, медтехники и средств индивидуальной защиты — пишите в рубрику ПАСМИ «Сообщить о коррупции».

Самые свежие новости на нашем Яндекс.Дзен канале