Правовой
центр
Сообщить
о коррупции
Правовой
центр
Сообщить
о коррупции
Правовой
центр
Сообщить
о коррупции

Иноагенты в законе: кто прекратит ковровую бомбардировку СМИ

Журналисты, депутаты и общественники против абсурдных норм

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА

Процесс изменения законодательства об иноагентах, необходимость которого признает даже высшее руководство страны, запущен — свои поправки в Думу внесли СПЧ, Союз журналистов и фракция “Справедливая Россия”.  А вот единороссы выступают не за смягчение, а за ужесточение иноагентских законов. Почему эти законы надо менять, что предлагают общественники и депутаты, и чего бы хотелось самим представителям журналистского сообщества, — в обзоре ПАСМИ.  

Вид сверху

В 2021 году Минюст резко активизировался в пополнении списка СМИ-иноагентов. 23 апреля в реестр были внесены “Медуза”* и ПАСМИ*, издания заняли соответственно 18 и 19 строчку, а спустя всего полгода в нем насчитывается уже 95 физических и юридических лиц. 

Ситуацию с “ковровыми бомбардировками” независимых медиа прокомментировал президент России Владимир Путин на Валдайском форуме. Он заявил, что закон об иноагентах необходим, так как “деньги, которые получаются из-за кордона, должны быть окрашены”, но при этом пообещал заняться обсуждением изменений в соответствующее законодательство в части критериев присвоения статуса иностранного агента.

Практически аналогичную позицию занимает спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко. Она заметила, что речи об отмене законодательства об иноагентах быть не может, но пообщала, что сенаторы проверят правоприменительную практику, и в случае обнаружения “двойного трактования или неправильного применения” готовы «уточнить» закон.

Пресс-секретарю президента Дмитрию Пескову пришлось комментировать практически каждое пополнение иноагентского реестра Минюста. И в его ответах журналистам рефреном звучало мнение, что статус иностранного агента не вредит свободе слова и не накладывает никаких ограничений на деятельность СМИ. Впрочем, и Песков допустил возможность изменения законодательства об иноагентах, если такую необходимость покажет правоприменительная практика. При этом в начале сентября он уточнил, что  приступить к рассмотрению вопроса о поправках в закон можно будет после выборов в Госдуму.

Общественная нагрузка 

Спустя почти два месяца после выборов в нижнюю палату парламента были внесены первые законодательные инициативы. Правда, их авторами выступили не депутаты и не сенаторы, а общественники —  Совет по правам человека при президенте и Союз журналистов России. 

Поправки от СПЧ готовили Ева Меркачева и Леонид Никитинский, законопроекта получилось два — отдельно для СМИ и НКО, признанных иноагентами. В частности, правозащитники предлагают дать потенциальным иноагентам право на ошибку: их планируется предупреждать о возможном присвоении статуса и давать три месяца на устранение оснований для внесения в реестр. Еще одна важная новация — не включать в понятие иностранное финансирование премии и средства, выделяемые на культурные и иные программы и семинары.  СЖР со всеми предложениями согласился и добавил к ним инициативу о передаче полномочий о признании иноагентами судебным органам.

Законодательной инициативой общественники не ограничились — члены СПЧ намерены обсудить вопрос о необходимости изменения закона об иноагентах на встреча с Владимиром Путиным, которая назначена на 10 декабря. 

Повод для дискуссий

На следующий день в нижнюю палату поступил еще один один законопроект — его разработали в партии «Справедливая Россия — Патриоты — За правду». Как пояснил лидер партии Сергей Миронов, суть инициативы в том, что при получении изданием средств из-за  рубежа Минюст сначала должен вынести предупреждение, а если иностранное финансирование не прекратится, выйти в суд с с заявлением о признании такого СМИ иностранным агентом. Кроме того, наделение статусом, предлагается сделать возможным только в случае получения «значительных» денежных средств из-за рубежа. Право определять эту значительность получат суд и Минюст.

О необходимости ввести судебный порядок признания СМИ иноагентом Миронов заявлял еще в середине октября. Тогда же об этом  говорил и лидер думской фракции “Новые люди” Андрей Нечаев, но пока от этой партии законодательных инициатив не поступало. Судя по всему, не будут готовить свои поправки и коммунисты — они в принципе одобрили инициативу справороссов. Первый зампред ЦК КПРФ Юрий Афонин назвал логичным идею сделать признание иноагентом прерогативой суда, заметив, что это придаст решениям большую легитимность. Афонин пообещал, что фракция КПРФ рассмотрит вышеуказанные поправки после их поступления в Думу.

Никаких заявлений на тему иноагентов все это время не поступало от представителей фракции ЛДПР и “Единая Россия”. Впрочем, 15 ноября молчание партии власти было нарушено  депутатом Евгением Федоровым. Что интересно, по его мнению, законодательство надо не смягчать, а ужесточать. Парламентарий обратился к генпрокурору Игорю Краснову с письмом, в котором просит наделять статусом иноагента за финансирование не только от иностранных граждан и организаций, но и от россиян. Правда, только о от тех, что  имеет документы, позволяющие проживать на территории государства, вводившего санкции в отношении России. В качестве обоснования депутат Федоров отмечает, что такие пожертвования получала одна из российских  НКО, которая позднее была признана экстремистской, судя во всему, речь идет об ФБК**** Алексея Навального

Менять или отменять

Понятно, что ни высшее руководство страны, ни законодательная власть не отреагировали бы на ситуацию со СМИ-иноагентами, если бы не активность самих журналистов и правозащитников.

В конце августа с требованием прекратить кампанию против независимой журналистики выступили редакции ряда российских СМИ. В обращении, направленном президенту Владимиру Путину,  Секретарю Совбеза Николаю Патрушеву, директору ФСБ Александру Бортникову, генпрокурору Игорю Краснову, председателю СКР Александру Бастрыкину, министру внутренних дел Владимиру Колокольцеву, министру юстиций Константину Чуйченко и другим высокопоставленным чиновникам, говорилось, что признание СМИ агентами и нежелательными организациями  нарушает Конституцию России,  Уголовный кодекс, Всеобщую декларацию прав человека. Журналисты написали о необходимости отмены законов об иноагентах и нежелательных организациях и расформировании соответствующих реестров.

В начале сентября журналисты снизили категоричность своих требований. В письме руководителей ряда изданий к президенту Владимиру Путину, его пресс-секретарю Дмитрию Пескову и министру юстиции Константину Чуйченко уже говорилось не об отмене, а об изменении  законодательства об иноагентах и предлагалось 12 поправок. Среди них — внесение в список иноагентов в судебном порядке с заблаговременным предупреждением, что впоследствии поддержали члены СЖР и депутаты от “Справедливой России”. Новелла о значительности иностранного финансирования у журналистов прописана более четко, чем у законодателей — не менее 30% бюджета редакции. Также предлагалось определить порядок выхода из реестра иноагентов и обязать Минюст ежегодно доказывать, что СМИ продолжает выполнять соответствующую функцию. При этом подписавшиеся под обращением считают, что действующий реестр должен быть аннулирован.

В середине сентября правозащитный проект «ОВД-Инфо»** создал петицию, адресованную Госдуме, Совету федерации и Уполномоченному по правам человека Татьяне Москальковой. В ней снова говорилось об отмене законодательства об иноагентах, правда, с формулировкой “мы требуем невозможного”. Петицию поддержали 240 СМИ и правозащитных проектов и подписали более 246 тыс. граждан. 

За гранью смысла

Впрочем, уже ясно, что отменять закон об иноагентах никто не будет, но остается надежда на то, что он будет изменен. Но до тех пор неясность формулировок законодательства и его толкование правоприменителями приводят к тому, что СМИ-иноагентом может быть признано абсолютно любое издание или журналист, а оспорить присвоение статуса пока не удалось никому ни в первой, ни в апелляционной инстанции. 

Кстати, узнать до обращения в суд, что стало причиной включения СМИ или физлица в реестр, невозможно, да и в судебном заседании информация об иностранном финансирования, предоставленная Минюсту Росфинмониторингом, не разглашается  — она якобы предназначена исключительно для служебного пользования. Большинству изданий  в качестве основания для присвоения им иноагентского статуса приходится довольствоваться формулировкой “на основании документов, поступивших от органов государственной власти РФ”.

Бывают и исключения, но они лишь подтверждают, что с нынешним законодательством не все в порядке. К примеру, ПАСМИ* удалось получить от Минюста некий документ с данными, которые, по словам представителя министерства совпадают с информацией Росфинмониторинга. Из этой справки выяснилось, что 5 тыс. рублей редакции пожертвовал гражданин Украины. Кстати, средства пришли от российского банка, поэтому причин оперативно вернуть деньги, как это требует законодательство, у редакции не было. Второй пункт, несмотря на более внушительную сумму, — еще абсурднее первого. Там говорится, что ООО “ПАСМИ” получило 650 тыс. рублей от московской коллегии адвокатов, которая сама, в свою очередь оказалась получателем иностранного финансирования. При этом ни Минюст, ни впоследствии суд, не смутило, что издание получило эти деньги в рамках договора на информационные услуги, а коллегия — в качестве гонорара за услуги адвокатские. 

Впрочем, бывают ситуации еще более сюрреалистические. Так, Минюст объяснил внесение движения в защиту прав избирателей «Голос»** в реестр иноагентов тем, что организация получила перевод «около 200 рублей» от гражданки Армении Норайр Львовны Манукян. При этом, у “Голоса”** не было банковского счета, чтобы получить подобный перевод, а гражданка Армении почему-то названа мужским именем. Но ни вызвать в суд эту загадочную Манукян, ни предоставить данные Росфинмониторинга первая инстанция не захотела, просто отклонив иск движения к Минюсту. 

Остается добавить, что заявления Пескова о том, что статус иноагента совершенно не мешает работе редакции, мало соответствуют реальному положению дел. Издания сообщают о резком снижении доходов от рекламы и проблемах в общении с официальными спикерами и экспертами — они просто отказываются давать комментарии иноагенту. Наряду с финансовыми причинами, которые усугубляются драконовскими штрафами за отсутствие обязательной маркировки материалов, существует опасность уголовного преследования сотрудников. Из-за таких опасений деловое медиа VTimes* объявило о закрытии сразу же после внесения в реестр Минюста.

Для некоторых организаций и физических лиц статусом иноагента давление не заканчивается. Так на этой неделе, Генпрокуратура обратилась в Верховный суд с требованием ликвидировать общество «Международный Мемориал»*** — за систематические нарушения обществом законодательства об иноагентах. А буквально накануне Роскомнадзор вышел в суд с требованием заблокировать сайт издания The Insider*. Поводом для этого стало отсутствие маркировки о статусе иноагента в опубликованных материалах.

*Внесено Минюстом в реестр СМИ-иноагентов
**Внесено Минюстом в реестр иноагентов, не имеющих юридического лица в России
***Внесено Минюстом в реестр НКО-иноагентов
****Признан экстремистской организаццией, запрещен на территории РФ

Если у вас есть информация о коррупционных нарушениях сотрудников Минюста — пишите в рубрику ПАСМИ «Сообщить о коррупции».

Самые свежие новости на нашем Яндекс.Дзен канале

Loading...
Loading...