Сообщить
о коррупции
Сообщить
о коррупции
Сообщить
о коррупции

Правозащитники: насилие со стороны силовиков остается без наказания

Правозащитная организация «Комитет против пыток» направила в Генпрокуратуру и СКР доклад о нарушениях следователей при рассмотрении заявлений о пытках и избиениях и отказах в возбуждении уголовных дел по ним. Новый генпрокурор, бывший следователь Игорь Краснов ранее признавал, что знает о подобных нарушениях.

Получив заявление пострадавшего, следователи очень часто даже не проводят проверку и выносят неправомерный отказ в возбуждении уголовного дела, отмечает председатель Комитета против пыток, член СПЧ Игорь Каляпин. Также они не соблюдают порядок рассмотрения ходатайств и жалоб, не отправляют потерпевшим и их представителям уведомления о принятии решений по делу и зачастую просто тихо закрывают его. А если решение следователя отменяется как незаконное, то он обычно не привлекается к дисциплинарной ответственности.

«Основная проблема, с которой мы систематически встречаемся,— это повторяющееся вынесение незаконных процессуальных решений, как правило, после неполного расследования, — сообщил “Коммерсанту” юрист Комитета против пыток Дмитрий Казаков. — Руководство следственных органов и прокуратура своевременно не отменяют незаконные решения. В итоге общие сроки расследования по жалобе растягиваются на годы, теряется возможность сбора доказательств — они утрачиваются со временем, свидетели забывают то, что видели».

Правозащитники проанализировали ведомственные нормативные акты и сделали вывод, что даже незначительная их корректировка улучшит ситуацию.

В частности, Комитет против пыток предлагает передавать материалы дела в вышестоящий следственный отдел после трех процессуальных решений, признанных незаконными. 

Неопределенное положение о «своевременности» проверок решений об отказе в возбуждении уголовных дел предлагается конкретизировать — например, ввести требование проводить проверки в трехдневный срок. Для облегчения диалога с потерпевшими ведомству стоит перейти с бумажных писем на электронные или даже ввести в практику альтернативные способы вроде СМС-уведомлений и сообщений через портал «Госуслуги». 

Руководитель московского отделения Комитета против пыток Анастасия Гарина, которая сама работала следователем, легко может объяснить, почему ее бывшие коллеги допускают подобные нарушения. «Получив жалобу на избиение полицейскими, следователи предпочитают отказать в возбуждении уголовного дела. Ведь когда подозреваемые — должностные лица, то обычно начинается противодействие, кто-то может вмешаться в расследование, будет столкновение интересов. Следователи сами не уверены, что дело дойдет до суда, — говорит Гарина. — При этом постоянное незаконное вынесение отказов в возбуждении уголовного дела и затягивание расследования практически не создают проблем следователю. В крайнем случае прокурор спросит, что там происходит,— и все». По ее мнению, предложенные комитетом изменения «могут заставить следователей шевелиться».

Надзор за работой следствия ведет Генпрокуратура; в Комитете против пыток надеются, что новый руководитель ведомства, бывший заместитель главы СКР Игорь Краснов прислушается к их предложениям. 

Ранее Краснов, отвечая на вопрос уполномоченного по правам человека в России Татьяны Москальковой, признал существование проблемы с немотивированными отказами в возбуждении уголовного дела и добавил, что «прокурорам надо надзирать за действиями следователей».

Напомним, что в конце 2019 года СКР впервые предоставил правозащитникам данные о количестве уголовных дел о превышении полномочий с применением насилия или спецсредств (ч. 3 ст. 286 УК), возбужденных против сотрудников ФСИН. Из них следует, что на каждые 44 сообщения о насилии в колонии или СИЗО приходится лишь одно возбужденное уголовное дело.

Кого вы считаете самым эффективным антикоррупционером в России?

Самые свежие новости на нашем Яндекс.Дзен канале

Решила за Лебедева: как Ольга Егорова предсказывает будущее

Глава Мосгорсуда проговорилась председателю ВС о необъективности судей

Loading...
Loading...