Сообщить
о коррупции
Сообщить
о коррупции
Сообщить
о коррупции

13 лет для Максименко — осудили по понятиям

Суд проигнорировал грубейшие нарушения закона, допущенные Генпрокуратурой, при вынесении приговора

20.04.2018 / 15:28 Подробности СКР, Суд
Фото ТАСС

Приговор главе Управления собственной безопасности СКР Михаилу Максименко стал ярчайшим проявлением правового нигилизма. Суд закрыл глаза на требования УПК и закона о Следственном комитете о соблюдении подследственности при возбуждении и расследовании уголовного дела в отношении сотрудников следственного органа.

Мосгорсуд 20 апреля приговорил главу УСБ СК России Михаила Максименко к 13 годам колонии строгого режима по делу о взятках. Также полковник приговорен к штрафу в 165 млн руб и лишен звания. Кроме того, суд запретил Максименко на протяжении трех лет занимать должности в правоохранительных органах.

Считаете ли вы законным приговор, вынесенный главе УСБ СК России Михаилу Максименко?

Не ваше дело

Между тем суд вообще не должен был браться за рассмотрение данного дела из-за нарушений, допущенных при его возбуждении и расследовании. По букве закона, уголовные дела в отношении сотрудников Следственного комитета имеет право возбуждать и расследовать только Следственный комитет. Более того, руководители подразделений центрального аппарата СК РФ приравниваются по статусу к руководителям следственного органа, а значит и возбуждать уголовные дела в их отношении может непосредственно руководитель СКР Александр Бастрыкин. Об этом прямо говорится в УПК и в законе о Следственном комитете. Но дело против Михаила Максименко и его заместителя Александра Ламонова возбудила Федеральная служба безопасности. В отношении третьего фигуранта — замначальника ГСУ СК РФ по Москве Дениса Никандрова — дело возбудил глава СК Александр Бастрыкин, но заместитель генпрокурора РФ Виктор Гринь своим распоряжением объединил оба дела в одно и передал его в следственное управление ФСБ. По его мнению, это было целесообразно по этическим соображениями, а также необходимо для независимого расследования и исключения возможного конфликта интересов.

Защитники Никандрова обратились с жалобой сначала к генеральному прокурору Юрию Чайке, а потом и в Лефортовский районный суд столицы на неправомерное решение Гриня. Им, а затем и адвокатам Ламонова и Максименко, было отказано в удовлетворении жалобы. Тем самым суд узаконил прямое нарушение заместителем генерального прокурора сразу двух российских законов — Уголовно-процессуального кодекса России и закона о Следственном комитете.

Адвокат Максименко Андрей Гривцов заявлял ранее ПАСМИ, что нарушение подследственности делает возбуждение дела незаконным и попирает права его подзащитного. «Такое обстоятельство — это очень веское основание для подачи жалобы в ЕСПЧ», — указывал Гривцов.

Могло быть иначе

Видя нестыковку с законом действий ФСБ и замгенпрокурора, суд должен был признать доказательства, собранные в рамках незаконного следствия, недопустимыми, прекратить уголовное дело или вернуть его прокурору. Прокурор, в свою очередь, или закрыл бы дело, или передал материалы для возбуждения нового дела все в тот же Следственный комитет. Поскольку суд не пошел на такие единственно возможные по закону действия и вынес обвинительный приговор, то вердикт можно оспорить в вышестоящих инстанциях, отстаивая права обвиняемых на законное следствие.

Если вынесенный приговор, несмотря на нарушение подследственности на досудебном этапе, не отменяется и жалобы остаются без удовлетворения, то решение Виктора Гриня о передаче дела на расследование в ФСБ вопреки УПК России и закону о Следственном комитете получает законную силу. Адвокатам осужденных остается только писать жалобы в ЕСПЧ, но нет гарантий, что Россия исполнит решение международного суда, если оно будет в пользу бывших офицеров Следственного комитета.

Отзвуки перестрелки

В основе громкого разоблачения генералов Следственного комитета лежит «дело Шакро Молодого» — история вымогательства, которое привело к перестрелке в центре Москвы, закончившейся двойным убийством. Стрельба возле ресторана Elements, что на Рочдельской улице столицы, произошла в декабре 2015 года. Тогда, напомним, отставной офицер ФСБ Эдуард Буданцев выступил в роли «крыши» хозяйки вышеназванного заведения и схлестнулся с боевиками так называемого вора в законе Захария Калашова, отправившего на разговор с Жанной Ким (директором ресторана) группу бойцов под руководством Алексея Кочуйкова по кличке Итальянец.

В ходе выяснения отношений завязалась потасовка, переросшая в перестрелку, в результате Буданцев из огнестрельного наградного пистолета застрелил двух человек со стороны Кочуйкова, которые использовали в конфликте только травматическое оружие, но перед стрельбой успели сломать Буданцеву челюсть. Всего были убиты двое и ранены восемь участников «переговоров». Следственный комитет по факту перестрелки возбудил уголовное дело сразу по четырем статьям Уголовного кодекса — убийство, хулиганство, незаконный оборот оружия и халатность. Эдуард Буданцев остался на свободе с самого начала, а Итальянца и его команду поместили под стражу.

Когда участники преступного сообщества Шакро Молодого оказались под стражей, на высокопоставленных сотрудников столичного главка Следственного комитета стали выходить люди, просившие о переквалификации преступления, совершенного боевиками Итальянца, на более мягкое с целью последующего изменения им меры пресечения. Так, в ходе судебных заседаний обвиняемый генерал СК РФ Денис Никандров признал, что получил вместе со своим сослуживцем Александром Ламоновым взятку в размере €500 тыс. от Захара Калашова за освобождение из-под стражи его соратника Андрея Кочуйкова. Другой обвиняемый по делу — глава УСБ СК РФ Михаил Максименко — обвинение в получении этих денег отрицает и заявляет о своей невиновности, указывая на то, что никаких доказательств его причастности к вменяемому преступлению у следствия нет, а к попытке переквалификации обвинения бригаде Итальянца и попытке их освобождения он отношения не имеет.

Самые свежие новости на нашем Яндекс.Дзен канале

Loading...
Loading...