Подписывайтесь на наш Telegram

Кавказ и коррупция: история вопроса

Васильев, Дагестан 12.02.2018 / 04:30

От Российской империи до наших дней — этнические и религиозные нюансы взяточничества в национальных республиках Северного Кавказа

Недавние громкие задержания в Дагестане в очередной раз привлекли внимание общественности к проблеме коррупции на Северном Кавказе, где это явление имеет свои особенности. Они обусловлены, во многом, большей сохранностью связей родства и землячества среди населения республик, более высокой социальной плотностью населения, меньшей социальной дистанцией от «низов» до «верхов».

Коран против взяток

В Дагестане до вхождения в состав Российский империи коррупция в силу разных причин не имела широкого распространения. Прежде всего, это было обусловлено вероисповеданием. Согласно Корану, любое неправомерное присвоение чужого имущества является грехом, а тем более грехом является подкуп должностных лиц.

«Не присваивайте незаконно имущества друг друга и не подкупайте этим [имуществом] судей, чтобы намеренно присвоить часть собственности [других] людей грешным путем», — говорится в Коране.

Есть целый ряд хадисов, в которых осуждается взяточничество. Например, в Муснаде Ахмада ибн Ханбаля приводится следующий хадис: «Да проклянет Аллах дающего и берущего взятку, а также посредничающего в этом».

Российская империя — импортер коррупции

Однако ситуация коренным изменилась с момента первых контактов с Россией. Имперская политика России по расширению территорий заключалась не только в «кнуте», но и в «прянике», который нередко выражался в денежном эквиваленте или в раздаче оккупированных земель.

В условиях Дагестана взятки получали ханы, шамхалы, уцмии, прочие руководители общественно-политических структур. И если лидеры вольных образований просто брали деньги, ничем не ограничивая собственный статус и статус подданных, то ханы и шамхалы стали ярыми проводниками имперской политики в Дагестане.

Кстати, командир Отдельного Кавказского корпуса, генерал от артиллерии Алексей Ермолов в своих «Записках генерала» отмечал, что шамхалу Тарковскому, «дающему собою пример постоянной верности императору, способствовавшему нам всеми зависящими от него средствами, в награду за усердие высочайшим именем государя дал я в Мехтулинской провинции в потомственное владение не менее 2500 семейств, что составит, по крайней мере, 10 тысяч душ, и снабдил его грамотою».

После того, как Россия укрепилась в регионе, местное и пришлое чиновничество также стало практиковать взяточничество. Любая проблема решалась при наличии денег. Нужно заметить, что сами местные жители считали дачу взятки богопротивным деянием и шли на такой шаг только в крайнем случае.

Злоупотребления советского периода

В советский период на территории всего Северного Кавказа произошли грандиозные перемены. В той или иной мере, депортациям подвергались карачаевцы, чеченцы, ингуши, балкарцы, кабардинцы и другие народы. Часть из них лишились при этом и своих национальных автономий.

По мнению ряда исследователей, в новых условиях депортированные народы при размещении на новых землях обратились к клановым основам социальной организации. Эти забытые было архаические отношения, которые оказались единственными работающими в жестоких условиях выживания, затем были перенесены на родную землю.

Кроме того, клановость стала чертой политических систем в 90-е, когда управляющие органы советского строя пропали или перестали действовать, а никакие новые еще не сложились. И сейчас, в XXI веке, клановость продолжает играть огромную роль в республиках Северного Кавказа, что зачастую выражается в коррупционных проявлениях.

Среди конкретных уголовных коррупционных дел, коснувшихся Северного Кавказа во времена СССР, можно вспомнить так называемое «хлопковое дело», касающегося экономических и коррупционных злоупотреблений в Узбекской ССР. В рамках этого дела в 1977 — 1980 гг. расследовалась деятельность подпольных текстильных цехов в Чечено-Ингушетии.

Гениальный расхититель

Показательно для Кавказа громкое дело о злоупотреблениях на лесоторговой базе в Кошехабльском районе Адыгеи. В начале 1980-х годов начальник лесоторгового предприятия придумал гениальную схему хищений. При базе был оптово-розничный лесоторговый магазин, подозревалось, что там идут крупные хищения, но вычислить схему следователи никак не могли. Одна из проверок показала, что один из крупных колхозов Курганинского района закупил в магазине товаров на 240 тыс. рублей — по тем временам огромная сумма. Согласно документации, был отпущен неликвидный товар: «обрезная доска», «штакетник» — мелочи. Доски купили за копейки и провели по документам.

Затем выяснилось, что завскладом вел свою тетрадку, куда записывал — для собственного учета — реально купленные товары. В его списке оказались импортный кафель, сантехника и прочий дефицитный товар. Сначала было непонятно, куда уходили деньги, ведь товар отпускался по безналичному расчету. Оказалось, начальник базы смотрел, сколько магазин продал товаров в розницу и подсчитывал разницу между «досками» и дефицитом. Как только в кассе магазина набиралась эта сумма наличными, он ее из кассы просто изымал в личное пользование. А по документам все шло отлично.

Следователи смогли охватить, расследовать и доказать только последние два года подобной деятельности. В общей сложности сумма хищений за это время составила 670 тыс. рублей. Хотя украсть даже 10 тыс. рублей у государства считалось преступлением в особо крупном размере.

Обвиняемый сразу же пошел на сделку со следствием, и в суде ему был вынесен мягкий приговор — 15 лет лишения свободы. Тем не менее до освобождения из тюрьмы руководитель лесоторговой базы все-таки не дожил.

Сицилийский опыт

Буквально на днях врио главы республики Дагестан Владимир Васильев пообещал, что борьба с коррупцией и теневой экономикой в Дагестане будет продолжаться.

Однако кроме задержаний и громких уголовных дел необходимо проводить работу с обществом. Так, журналист Руслан Курбанов предложил использовать сицилийский опыт борьбы с мафией, имея в виду работу Комитета по борьбе с мафией, который был создан известным судьей по фамилии Фальконе, католическими священниками и общественными лидерами.

«Самая важная роль этого Комитета заключалась не в том, что они прямо выступали против мафии. А в том, что он пробудил сицилийское общество и заставил общественных активистов поверить в свои силы. Мафия, которая появилась на фоне слабого государства, вдруг столкнулась с сильным пробудившимся обществом. В итоге нарастающее неприятие обществом методов мафии, отторжение сицилийцами даже членов своих семей, если они оказывались связанными с мафией, параллельно с жесткими мерами итальянского правительства и общим ростом уровня образования — все это со временем привело к поражению итальянской мафии как политической силы», — отмечает Курбанов.

С его слов, Кавказу придется пройти тем же путем. К борьбе с коррупцией и клановостью не на словах, а на деле должны будут подключиться мусульманское духовенство, национальные лидеры и общественные активисты Кавказа, создав тем самым широкий общественный фронт отторжения этих пороков, поразивших наше общество.

«Но все эти попытки будут тщетны без поддержки данного движения жесточайшими мерами по борьбе с коррупцией со стороны федеральных властей, — добавляет Курбанов, — Поскольку на сегодня жители Кавказа уверены, что коррупция в наших республиках выгодна высоким чинам в Москве, которые с нее кормятся. И никому не позволят ее искоренить».

Самые свежие новости на нашем Telegram-канале

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: