Сообщить
о коррупции
Сообщить
о коррупции
Сообщить
о коррупции

Прибыльные звуки легендарной “Мелодии” за бесценок — очередная схема от чиновников

Кому и как достались права на тысячи советских музыкальных записей

Приватизированная практически за бесценок известная фирма звукозаписи “Мелодия” досталась компании “Формакс”, владелец которой предпочитает оставаться в тени и просить у государства деньги на улучшение жилищных условий. В то же время права на музыкальные записи, звучащие по всей стране, достались людям, так или иначе связанным с руководством РАО, ВОИС и РСП, подготовившим “Мелодию” к продаже.

Как угасала “Мелодия”

О том, что “Мелодию”, на 100% принадлежавшую государству, продали компании “Формакс”, стало известно в феврале 2020 года. Однако о ее приватизации всерьез заговорили много лет назад, а именно — с приходом в 2011 году на должность гендиректора фирмы звукозаписи Андрея Кричевского, который до этого работал в Российском авторском обществе (РАО).

Пока “Мелодия” не была приватизирована, ей оказывали различные услуги (оцифровку и реставрацию записей, юридическое обслуживание и другое) компании, которых объединял общий регистратор — РЦД «Паритет». И они же были получателями крупных вознаграждений от РАО и Всероссийской организации интеллектуальной собственности (ВОИС) — двух из трех аккредитованных государством организаций, собирающих авторские отчисления за воспроизведение музыки по всей стране. Так получалось, что эти расходы “Мелодии” значительно превышали ее доходы.

В течение предыдущих лет эти расходы съедали почти всю выручку компании. В 2015 году, например, «Мелодия» потратила на оплату материалов, работ и услуг 55 млн рублей из поступившего в компанию 81 млн”, — выяснила “Медуза”, ознакомившись с отчетом о движении денежных средств.

Цифровые горизонты

ООО “Формакс” заполучило АО «Фирма Мелодия» за 330 млн рублей. Организатором конкурса выступил «ВЭБ капитал». Второй участник торгов — “Студия Союз” — не пожелал платить больше установленной начальной цены в 320 млн рублей. Как выяснила “Медуза”, до 2016 года доли в обеих компаниях, участвовавших в аукционе, принадлежали британской «Prime time av lab limited». 

К новому собственнику перешли два здания, товарный знак “Мелодии” и исключительные права на некоторые фонограммы. Однако глава представительства компании Rossmils в России, Алексей Могила, оценил это имущество в полмиллиарда рублей.

В свою очередь архив “Мелодии” на пленках и пластинках остался в собственности государства и перешел к «Формаксу» на ответственное хранение. Новый собственник получил весь цифровой архив и смежные права на него. Неудивительно, что сейчас “Формакс” как раз и занят оцифровкой архива «Мелодии».

По словам гендиректора “Формакса” Валерии Брусникиной, стоимость архива “Мелодии” составляет 30-50 млн рублей. Однако, как считает основатель сервиса «Бубука» (продает легальную музыку общественным заведениям) Дмитрий Пангаев, этот архив  должен стоить минимум 150 млн рублей. А если учесть еще права на записи во всех направлениях и на уникальные треки, то значительно дороже.

Тайные связи

Компания “Формакс” связана с РАО и ВОИС, выяснили журналисты. Так, Валерий Осипов — один из трех основателей “Формакса”, возглавляет фонд Петра Великого, который учредили две вышеупомянутые организации

Нынешний гендиректор “Мелодии” в прошлом успел не только поработать в РАО на должности его замглавы, но и поруководить ВОИС. Ныне же он возглавляет Российский союз правообладателей (РСП) — третью, наряду с РАО и ВОИС, организацию по управлению правами и сбору отчислений.

В свою очередь основной владелец “Формакса” Михаил Суконцев, имеющий 75% акций, (25% — у «Первого цифрового агрегатора») личность крайне непубличная. Журналистам не удалось про него узнать практически ничего, за исключением того, что он прожил почти всю свою жизнь в городе Нерехта Костромской области, где получал государственную субсидию для нуждающихся в улучшении жилищных условий. В соцсетях была его фотография рядом с автомобилем Mercedes-Benz, принадлежавшем Алексею Клевцову — давнего партнера Андрея Кричевского.

По словам другого совладельца «Формакса» Дмитрия Смирнова, Суконцев «очень закрытый человек, программист». В свою очередь пиар-директор «Мелодии» Карина Абрамян сказала, что «не видела Суконцева в лицо и не знакома». А как только им заинтересовались журналисты, он сразу же закрыл свои аккаунты в соцсетях, не ответив на их вопросы. 

Без претензий к диджею

Вскорости после своего создания “Формакс” представил свой основной продукт — систему Fonmix. Она позволяет проигрывать легальную музыку из собственных плейлистов компании в ресторанах, кафе и торговых центрах и подавать отчеты в РАО, ВОИС или РСП. Все, кто проигрывает данные записи, должен платить авторские отчисления в одну из них. К примеру, в прошлом году ВОИС получила их на 800 млн рублей, а РАО — 900 млн рублей. Впоследствии деньги распределяются между правообладателями. 

Крупные правообладатели довольны сотрудничеством с Fonmix, в свою очередь некоторые мелкие жалуются на небольшие, по их мнению, отчисления от звучания принадлежащих им композиций.

На данный момент у Fonmix 11 тыс. договоров на озвучивание 30 тысяч объектов во всей России. У его конкурента «Бубуки» — больше трех тысяч клиентов. Причем Fonmix отсутствует в AppStore и Google Play. «Когда Fonmix год назад появился в AppStore и Google Play, у них было всего несколько сотен скачиваний, все начали это обсуждать, и они быстро оттуда удалились», — рассказал основатель “Бубуки” Пангаев. У этого сервиса, присутствующего в Google Play, больше тысячи скачиваний.

На самом деле большинство ресторанов готовыми плейлистами Fonmix не пользуется, а работает по старинке — ставят разную музыку на свой выбор, но при этом отчитываются, что работают с Fonmix”, — передает слова руководителя одного из лейблов” “Медуза”.

Участники рынка музыкальных композиций свидетельствуют, что в Fonmix на первом месте всегда находятся плейлисты аффилированных с РАО и самим «Формаксом» компаний: «Студии Союз», «Первого музыкального издательства» (32% принадлежит Максиму Дмитриеву, председателю правления РАО), «Национального музыкального издательства» (на 56% принадлежит Российскому музыкальному союзу, член правления — председатель РАО Дмитриев). 

Когда-то, чтобы исключить конфликт интересов, Минкомсвязь предлагала запретить организациям по управлению правами иметь интересы в компаниях-правообладателях. Но развитие эта идея не получила, поскольку от музыкальной индустрии никаких жалоб нет, о чем рассказал “Медузе” замминистра связи Алексей Волин.

Самые свежие новости на нашем Яндекс.Дзен канале

Дутая пропаганда Симоньян: как выбить государственные миллиарды на провальный проект

Главу телеканала RT обвинили в накрутках Youtube-канала за счет ботов и порносайтов

Чудеса в декларациях: от мангала до самолета, от гигантского гаража до сантиметрового участка

Антикоррупционные службы спустя рукава проверяют сведения об имуществе госслужащих

Loading...
Loading...