Правовой
центр
Сообщить
о коррупции
Правовой
центр
Сообщить
о коррупции
Правовой
центр
Сообщить
о коррупции

Руководство разбогатело, раскрываемость упала: как реформа Медведева изменила ведомство Колокольцева

Чем отличается современная полиция от милиции десятилетней давности

Ровно 10 лет назад милиция была переименована в полицию. Автор идеи Дмитрий Медведев, который в то время был президентом России, возлагал на реформу большие надежды: якобы название “милиция” ассоциируется с рабоче-крестьянскими организациями, а “полиция” — с профессионалами своего дела. Насколько форма изменила содержание органов внутренних дел и добавила им профессионализма, попытались выяснить журналисты.

1 марта 2011 года вступил в силу Федеральный закон «О полиции», в рамках которого была проведена реформа министерства внутренних дел, одним из самых обсуждаемых пунктов которой стало переименование милиции в полицию. Как выяснилось позднее, это переименование, инициированное Дмитрием Медведевым обошлось бюджету почти в 2 млрд рублей. 770 тыс. ушло на переоформление правоустанавливающих документов, остальные деньги — на замену удостоверений, нагрудных знаков, вывесок, печатей, штампов, бланков, нашивок и перекраску автомобилей. 

Спустя 10 лет после реформы, журналисты “Открытых медиа” решили проанализировать, что изменилось в ведомстве Владимира Колокольцева после переименования.

Втрое больше штрафов

Одним из показателей работы МВД, который явно улучшился за 10 лет стало количество зафиксированных административных нарушений на дорогах. Их число выросло в три раза — с 55 млн до 167,2 млн, хотя машин стало больше на 39%. Только в 2019 году, по данным МВД, водителям выписали штрафов на 106,5 млрд рублей, взыскали — 67,9 млрд. Правда, заслугой полицейских рост оштрафованных назвать сложно — роль гаишников в кустах взяли на себя электронные средства фиксации нарушений.

Меньше на бумаге 

Еще один пример успеха: количество зарегистрированных преступлений за 10 лет сократилось на 22% — с 2,63 млн до 2,04 млн в год. Однако неясно, действительно ли снизился уровень преступности или данными манипулируют. Дело в том, что с 2015 года информация о заявлениях по факту преступлений и правонарушений не публикуется. Такие данные иногда попадают в отчеты о реализации госпрограммы по борьбе с преступностью, и согласно этим отчетам, в в 2010-2019 годах количество заявлений о нарушениях увеличилось на 38%

И в 2019 году, и в 2011-м полицейские отказывали в возбуждении уголовных дел по заявлениям о преступлениях немногим более 6 млн раз, хотя по идее этот показатель должен падать одновременно с количеством зафиксированных преступлений. 

Убивают реже, пьют больше

Число преступлений на улицах, площадях, дорогах и в парках росло до 2015 года, когда в статистику включили Крым, а потом начало падать и в итоге остается на том же уровне (почти 621 тыс.). Чаще всего на улице все еще происходят кражи. Тяжких и особо тяжких преступлений в общественных местах  при этом стало меньше: убийств и покушений на убийство — на треть, изнасилований и покушений на изнасилование — более чем в 2 раза, разбоев — почти в 5 раз, грабежей — в 5,5 раз

Количество преступлений против личности (убийства, изнасилования, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью и так далее) с 2012 по 2020 год сократилось на 35% — с 396,7 тыс. до 256,5 тыс. 

Значительно изменился и социальный портрет преступника: доля тех, кто совершил преступление не впервые, за исследуемый период увеличилась с 35,8% до 57,7%; доля тех, кто совершил преступление в нетрезвом виде, — с 18,1% до 33,8%

Раскрывают хуже

Явным провалом сотрудников МВД можно назвать статистику преступлений с применением компьютерных технологий и интернета, которые были выделены в отдельную категорию в 2017 году. За три года их число выросло в 5,6 раза — с 90,6 тыс. до 510,4 тыс. На данный момент такие инциденты составляют четверть всех зарегистрированных преступлений. При этом, по данным СМИ, многие IT-преступления не регистрируют ради улучшения статистики.

Резкий рост числа преступлений в онлайне негативно повлиял на общий показатель раскрываемости. Доля раскрытых дел упала с 54,5% в 2010 году до 51,7% в 2020-м — это минимум за 10 лет. В то же время преступления против личности раскрывались эффективно — около 90%, убийства и соответствующие угрозы — почти 96%.

Доля возмещения материального ущерба по уголовным делам, которые были окончены следователями, снизилась с 2012 по 2019 год с 59,8% до 13,1%. МВД связывало ухудшение статистики с политикой ЦБ — банкротством банков и выводу денег. В 2019 году, например, МВД оценило ущерб по коррупционным делам в 55,1 млрд рублей, возмещение — в 23,8 млрд.

Штат без сокращений

В 2009 году президент Медведев подписал указ о 20-процентном сокращении сотрудников органов внутренних дел. Тогда в МВД было 1,3−1,4 млн сотрудников. В 2012 году была установлена штатная численность — 1,1 млн человек. В 2016 году она снизилась до 900 тыс. человек, правда не за счет реальных сокращений: президент Владимир Путин перевел порядка 200 тыс. человек в Росгвардию, созданную на базе Внутренних войск МВД. 

Число «дружинников» снизилось в 2013-2019 годах на 21% — до 348,9 тыс., в то же время количество и численность казачьих дружин увеличивались.

Деньги не всем

Расходы федерального бюджета на МВД только в открытой части увеличились в 2010-2012 годах почти вдвое — более чем до 1 трлн рублей. После создания Росгвардии расходы сократились, но потом вернулись почти на уровень 2012 года.

Доходы полицейских, несмотря на увеличение бюджета МВД, к 2018 году вернулись к средним значениям по стране, отметил директор по исследованиям Института проблем правоприменения Кирилл Титаев. Уровень укомплектованности личным составом упал с 96% до 92%. В 2019 году ведомству не хватало около 60 тыс. сотрудников

На ситуацию оказала влияние и пенсионная реформа. Свыше 36 тыс. полицейских в 2017 году вышли на пенсию по выслуге лет. За 10 лет число пенсионеров увеличилось с 762,9 тыс. до 1,1 млн. человек. Теперь пенсионеров МВД больше, чем действующих сотрудников.

Доходы руководства МВД, в отличие от зарплат рядовых сотрудников, за время реформы увеличились вчетверо. Десять лет назад глава ведомства и его заместители в среднем зарабатывали 2,5 млн рублей, в 2019 году — 10,2 млн. Замминистра Виталий Шулика, как сообщало ПАСМИ, указал в декларации за 2019 год самый крупный заработок среди руководителей силовых ведомств — 26,7 млн рублей

Не хватает колоний

СМИ стали регулярно писать о пытках в полиции — количество новостей с этими двумя словами, по данным «Медиалогии», с 2010 по 2020 год увеличилось со 195 до 1,2 тыс. 

Судимость получают порядка 2 тыс. правоохранителей в год. Чаще всего их судят за взятки, злоупотребление полномочиями и другие преступления против государственной власти. При этом часто провинившихся полицейских увольняют задним числом, так что статистика считается заниженной. Экс-замглавы ФСИН Валерий Максименко в 2018 году сообщал, что для бывших правоохранителей требуются новые колонии.

Полиция на доверии 

Невзирая на проблемы, по данным соцопросов, отношение россиян к полицейским улучшилось. В 2010 году, как сообщал «Левада-центр» (признан в России организацией, выполняющей функции иностранного агента), милиции не доверяли треть респондентов, доверяли — лишь 16%. В 2020 году, по информации той же организации, полностью доверяли полицейским 36% россиян, полностью не доверяли — 21%

Если у вас есть информация о коррупционных нарушениях сотрудников правоохранительных органов — пишите в рубрику ПАСМИ «Сообщить о коррупции».

Самые свежие новости на нашем Яндекс.Дзен канале

Loading...
Loading...