Сообщить о коррупции Рубрики
Подписывайтесь на наш Telegram

ТОП 5

Пять гостиниц, кинотеатр и особнячок в Вене — чем можно разжиться за бесценок у Собянина 88824 Итоги дня: поместье генерала ФСО, квартира сына генерала ФСБ и новое дело «Росгосстраха» 63036 Бюджетные миллиарды в «молоко» — крупнейший агрохолдинг в России на пути к банкротству 52513 Депутат-мажор: папа из Кремля и быстрая политическая карьера 46902 Кремль решил судьбу Бортникова и Колокольцева 39131

Защитники арестованного министра солгали Кремлю

Эксперты опровергают доводы о невиновности Сергея Шеверды

Задержанного по делу о незаконных рубках в заповеднике министра лесного комплекса Иркутской области Сергея Шеверду пытаются отстоять всеми способами. Сначала за него вступился в письме омбудсмену Татьяне Москальвовой губернатор Сергей Левченко, а затем последовало обращение в Администрацию президента. Авторы документа пытаются доказать невиновность министра в нескольких тезисах, иногда противоречащих друг другу. На защиту Шеверды также встала связанная с региональным министерством лесного комплекса ранее судимая эксперт. Как оценивают попытки обелить министра эксперты-экологи — в материале PASMI.

Министра лесного комплекса Иркутской области Сергея Шеверду задержали 6 июня по обвинению в незаконных рубках в заказнике Туколонь. Расследование официально началось в марте 2018 года, по версии следствия фигуранты дела назначили и согласовали сплошные санитарные рубки там, где в них не было необходимости. На площади 120 гектаров был вырублен здоровый лес, считают следователи, а ущерб составил около 748 млн рублей.

Вскоре после этого начали появляться аргументы в пользу невиновности Сергея Шеверды. Основная позиция защитников заключается в том, что у министерства лесного комплекса и других учреждений, участвовавших в согласовании рубок (среди них ФБУ «Центр защиты леса», и ФБУ «Рослесозащита», подведомственные федеральному «Рослесхозу») на руках имеются все документы, в том числе, акты лесопатологического обследования, решения арбитражного суда и результаты внутренних проверок Рослесозащиты, подтверждающие обоснованность санитарных рубок.

Ранее PASMI в материале о проблемах работы федеральной системы по учету древесины — ЛесЕГАИС — писало, что одной из распространенных схем незаконных вырубок как раз являются санитарные рубки. В этом и заключается сложность выявления нарушений: все документы легальные, их можно ввести в эту систему.

24 июля губернатор Иркутской области Сергей Левченко обратился к омбудсмену Татьяне Москальковой с просьбой взять под контроль ситуацию с уголовным преследованием Шеверды. Позиция Левченко, судя по публичным высказываниям, аналогична позиции других защитников — он ссылается на имеющиеся документы и обвиняет в фабрикации дела «лесную мафию».

Кому выгодна криминальная ситуация в лесной сфере?

«Это (уголовное дело) связано с результатами работы в лесной сфере, где сейчас наводится порядок. В Иркутской области рубят ежегодно до 35 млн. кубометров леса в год, и сейчас мы получаем в бюджет от отрасли 10 млрд. рублей в год, а в 2015 году было всего 3 млрд. рублей. То есть ранее 7 млрд. рублей оседали у кого-то в кармане. Кому же хочется терять такие средства?» — заявил Левченко.

В начале июля в регионе планируется провести митинг в поддержку арестованного министра, тем временем сотрудники лесхозов Иркутской области рассказывают, что участие в акции носит принудительный характер.

Справка для президента

Попытки защитить министра от уголовного преследования продолжаются: в распоряжении PASMI оказался документ, направленный в администрацию президента Владимира Путина, в котором рассказывается о том, как похорошело лесное хозяйство при Шеверде, а также приводится несколько тезисов о том, что министр не виновен. Разберем все по порядку.

В документе под названием «Информационная справка: О деятельности министерства лесного комплекса Иркутской области под руководством С.В. Шеверды» сообщается, что за время работы министра налоговые отчисления от предприятий лесной отрасли выросли с 3 млрд рублей до 10,5 млрд, а налоговая отдача с 1 кубометра заготовленной древесины — в 4,2 раза больше, чем в соседнем Красноярском крае.

«Ежегодная динамика роста налоговых поступлений от лесного комплекса Иркутской области составляет 40-60%, что говорит о выводе из теневого сектора значительной части бизнес-процессов», — сообщается в справке.

Похожие тенденции отмечаются авторами и в сфере платы за пользование лесами. В 2015 году плата составляла на 81 млн меньше, чем в Красноярском крае, а в 2018 году превысила показатели соседнего региона на 500 млн.

Нужно ли создавать отдельный орган - экологическую полицию?

Также авторы справки сообщают, что в 2018 году Иркутская область установила рекорд по снижению незаконных рубок в стране, результат достиг 48%. «Объем незаконных рубок был сокращен с 1103,8 до 569 тыс. куб. м. Это произошло благодаря внедрению системы маркировки всей заготавливаемой древесины, космического мониторинга, а также автоматизированной информационной системы учета древесины и сделок с ней ЛесЕГАИС», — приводят статистику авторы.

Эту статистику в беседе с PASMI подверг сомнению руководитель лесной программы «Гринпис» Алексей Ярошенко. «По официальным данным действительно снизилось количество незаконных рубок. Но у нас в официальную статистику попадает только мизерная их часть. У нас даже Совет Федерации недавно признал, что доля незаконно заготавливаемой древесины составляет 16% по стране, это около 5-6 млн кубометров. Иркутская область является экспортером леса в Китай, а чтобы провести древесину через границу, обязательно нужны документы, поэтому все подобные вырубки легализуются. Так что очень сложно верить в эту статистику в полмиллиона, когда по стране статистика 5-6 млн», — отметил эколог.

Он также поделился своими впечатлениями о качестве работы Шеверды. По его словам, в 2016 году, когда в Иркутской области сгорело около миллиона гектаров леса, ведомство Шеверды заявило, что на самом деле почти ничего не горит. Официальные данные на пике расходились с дистанционным мониторингом более чем в тысячу раз.

Но вернемся к информационной справке, в которой после рассказа о достижениях министерства лесного комплекса излагаются тезисы в защиту Шеверды. «В полномочия Шеверды как министра лесного комплекса не входило согласование проведения санитарных рубок. Этими полномочиями обладала служба по охране и использованию животного мира, которая на момент рубок была самостоятельной и решения о согласовании санитарно-защитных мероприятий принимала сама», — утверждают авторы документа.

При этом они противоречат сами себе: в этой же справке, в таблице хронологической последовательности согласования санитарных рубок, имеется информация о том, что 29 ноября 2017 года акт лесопатологического обследования утверждал заместитель Шеверды Валентин Широков. Именно эта процедура определяет уровень зараженности леса и исходя из результатов принимается решение о назначении санитарной рубки.

Комментируя это противоречие, руководитель лесных программ «Гринписа» пояснил: в данном случае требовалось согласование со стороны двух ведомств: министерство лесного комплекса согласовывало рубки на основе лесопатологического акта, а служба по охране и использованию животного мира согласовывала рубки по той причине, что проводились они на особо охраняемых природных территориях.

Также авторы пишут о том, что следствие ошибочно вменяет министру ст. 286 УК РФ, так как она предусматривает активные действия а не бездействие, в котором обвиняют министра. «По версии следствия, обвиняемый, будучи осведомленным об отсутствии оснований для проведения сплошной санитарной рубки на территории […] заказника не принял мер к расторжению договоров купли-продажи лесных насаждений и к прекращению незаконной рубки», — цитируют они официальное сообщения .СУ СКР по Иркутской области.

Насколько можно считать активными действиями то, что согласно тому же сообщению, Шеверда «в силу занимаемой должности способствовал проведению мероприятий по заготовке древесины», вопрос, но известно, что о необходимости расторжения упоминаемых следователями договоров заявляла вышестоящая инстанция. В феврале 2018 года на место выезжали эксперты департамента лесного хозяйства по СФО, и по результатам проверки департамент направил в министерство лесного комплекса ряд требований, среди которых было расторжение договоров. Однако это предписание ведомство Шеверды проигнорировало.

Общественник против специалиста

Одной из самых активных защитников Шеверды выступает эксперт ОНФ, член общественного совета при Минприроды Екатерина Удеревская. Возглавляемая ею общественная организация «Байкальское содружество» тесно сотрудничает с министерством лесного комплекса Иркутской области. Один из последних проектов, который общественники реализовали совместно с ведомством Шеверды, — высаживание деревьев на «Аллее памяти» воинам Великой Отечественной войны. Как рассказала сама Удеревская в беседе с PASMI, акция направлена на патриотическое воспитание молодежи и улучшение экологии.

Между тем, местные СМИ нелестно отзываются об Удеревской. Журналисты пишут, что она периодически появляется в лояльных губернатору изданиях в качестве эксперта-эколога, не имея профильного образования, а также рассказывают о мошеннических кредитных схемах, которые якобы реализовала Удеревская вместе со своим мужем Андреем Кононенко через его фирму «Надежда».

PASMI не удалось найти вышеуказанную компанию, однако в базе судебных приставов Удеревская действительно значится как неплательщица — в отношении нее выписано 13 исполнительных листов и судебных приказов по кредитным задолженностям и страховым взносам.

Кроме того, по данным источника PASMI в правоохранительных органах, ранее Удеревская была судима по статье 327 УК РФ (подделка, изготовление или сбыт поддельных документов). Удеревская в беседе с PASMI эту информацию опровергла, добавив, что раньше сама работала в правоохранительных органах.

Санитарная экономика

Она также заявила, что на фигурирующем в уголовном деле участке действительно были пострадавшие деревья и санитарная рубка там была необходима: «Еще в 2017 году, когда только начались споры о том что там прошли незаконные рубки, у меня были и фото и видеоматериалы, подтверждающие, что на том участке катастрофа и нужно что-то делать. В независимый рейд с нами ездил федеральный „Центр защиты леса“. С нами ездил, как я его называю, гуру лесопатологии, потому что на его трудах строилась вся лесопатологическая система России изначально. Это Тузов Василий Константинович. Тузов сказал, что этим деревьям уже за 150 лет, они по возрастному составу и так подлежат обновлению. Но они еще и пройдены пожаром, в них заселился короед».

Этот рейд зафиксирован и в документе, представленном в администрацию президента, он состоялся 17 мая 2019 года. До этого были и другие рейды, в том числе сотрудников «Рослесозащиты». Но проводились они уже после того, как была проведена сплошная рубка и наверняка определить уровень зараженности леса было затруднительно. Между тем, эксперты «Гринписа», побывавшие на месте санитарной рубки, пришли к выводу, что по большей части вырубили именно здоровый, живой лес, среди которого были и зараженные деревья, но не на всех 120 гектарах.

Что же касается упомянутого Удеревской заместителя директора ФБУ «Российский центр защиты леса» Василия Тузова, то он является заинтересованным лицом, так как его подчиненный — инженер-лесопатолог Центра защиты леса Иркутской области — находится под следствием по делу Шеверды.

PASMI попросило эксперта ОНФ прокомментировать фотографии со спутников. На них видны как крупные коричневые пятна на территории заказника — это участки, сильно пораженные пожарами, так и зеленые, которые выглядят здоровыми. Редакцию заинтересовало, почему министерство лесного комплекса для санитарных рубок выбрало именно зеленый участок, игнорируя огромный массив испорченного леса как на территории заказника, так и за его пределами.

Екатерина Удеревская объяснила, что здоровыми деревья кажутся только сверху: «Смотрят верхушку — она зеленая, а на уровне вытянутой руки видно, что дерево поражено и пожаром, и вредителями. Если брать в экономических целях этот участок, то треть дерева идет на уничтожение, нижняя часть, а верхнюю можно еще использовать как деловую — то есть для производства. Соответственно были назначены и другие участки, до них просто руки не дошли».

Руководитель лесных программ «Гринпис» Алексей Ярошенко, в свою очередь, объяснил, что состояние кроны дерева — то есть его верхушки — это объективная картина, которая показывает жизнеспособность дерева: «Если крона зеленая, то конечно может быть ситуация, что дерево снизу поражено огнем или заселено короедом, но не может быть такого, что зеленый массив деревьев находится в худшем состоянии, чем на том участке, где уже весь лес обгорел и помер».

Судя по всему, при выборе лесов для рубки, чиновники руководствовались в первую очередь экономической обоснованностью — чтобы заработать на срубленной части здорового леса, как и заявила Удеревская.

Досталось от эко-активистки и самому «Гринпису» — Екатерина обвинила их в расшатывании экономической обстановки в стране. «Гринпис — где находится штаб-квартира этой организации? Конечно, ребята выполняют и природоохранную функцию. Но даже на национальном лесном форуме журналистка Анна Шафран (ведущая программы Владимира Соловьева на радиостанции „Вести-FM“, — примеч. PASMI) прямо с трибуны говорит, что у таких организаций как „Гринпис“, „Фонд дикой природы“, получающих иностранное финансирование, помимо природоохранной, есть и другая задача: экономику нашу останавливать, не будем говорить гробить», — заявила Удеревская.

Отставка министра и дело губернатора

Проблема незаконной заготовки древесины повлекла за собой последствия федерального масштаба. 28 июня глава Рослесхоза Иван Валентик объявил об отставке. Он сообщил, что заявление об уходе по собственному желанию уже направлено премьер-министру Дмитрию Медведеву. Работу Валентика ранее жестко критиковала спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко. В январе текущего года она заявила, что чиновник за восемь лет работы не смог решить проблему браконьерской вырубки лесов и предложила ему либо активизировать контроль за незаконным оборотом древесины, либо «заняться другим делом».

Месяцем позже на встрече с главой правительства председатель верхней палаты парламента предложила запретить экспорт леса за рубеж и проверить все договоры на аренду угодий. Тогда же поднимался вопрос о неработоспособности федеральной системы по учету древесины ЛесЕГАИС, на которую было потрачено около полутора миллиарда рублей.

Серьезными последствиями скандал вокруг незаконных рубок леса может обернуться и для губернатора Иркутской области Сергея Левченко. По данным PASMI, главе региона грозит не только отставка, но и уголовное преследование. Он может стать фигурантом дела о незаконной охоте, которое ранее возбудили в отношении неустановленных лиц после публикации видео, на котором губернатор убивает медведя в берлоге. Пару недель назад дело передали в Москву — в Следственный департамент МВД, а затем материалы затребовала Генпрокуратура.

По данным источников PASMI итогом бенефициаром преследования стал один из кандидатов на место губернатора — мэр Иркутска Дмитрий Бердников. Не исключено, что в карьеристских целях чиновник использовал возможности своей матери — Альбины Ковалевой. Она занимает пост советника генпрокурора Юрия Чайки, а раньше была прокурором Иркутска.

Если у вас есть информация о коррупционных нарушениях в природоохранной сфере, пишите в рубрику PASMI «Сообщить о коррупции».

Самые свежие новости на нашем Яндекс.Дзен канале

ТОП 5

Пять гостиниц, кинотеатр и особнячок в Вене — чем можно разжиться за бесценок у Собянина 88824 Итоги дня: поместье генерала ФСО, квартира сына генерала ФСБ и новое дело «Росгосстраха» 63036 Бюджетные миллиарды в «молоко» — крупнейший агрохолдинг в России на пути к банкротству 52513 Депутат-мажор: папа из Кремля и быстрая политическая карьера 46902 Кремль решил судьбу Бортникова и Колокольцева 39131

От прокурорской мести полицейским до тайн Газпрома

Журналистские расследования: итоги недели 9-15 сентября

Глава Росалкоголя - преступление без наказания

У экс-главы РАР Чуяна арестовали недвижимость на 260 млн рублей

Извините, ошиблись: четыре года ссылки для жертвы Росалкоголя, судей и ФСБ

Генпрокурор проверит дело о взятках чекистов и служителей Фемиды

Сотрудники РАР стали фигурантами дела о воспрепятствовании бизнесу

Алкогольное опьянение ФСБ: кто курирует теневой рынок после Чуяна

От перестановки глав РАР схемы не меняются

Читать все материалы
Борьба с коррупцией — оценивает общество

Давление на предпринимателей не снижается — бизнес-омбудсмен не справляется

Опросы общественного мнения показывают печальные итоги защиты бизнеса в России

Две трети россиян сочли обычной практикой фальсификацию полицией «наркотических» дел

Опять двойка: общество не оценило антикоррупционных усилий Путина

Опрос показал — россияне не верят в эффективность действий президента в борьбе с коррупцией

Реформа ФСБ — все ждут, никто не верит

Общество уверено в необходимости чистки рядов спецслужб

Читать все материалы

Абсурдные приговоры коррупционерам: Вы в курсе, Вячеслав Лебедев?

Как служители Фемиды поощряют взяточников и расхитителей бюджетов

Любимчики Алексея Миллера — кто наживает миллиарды на газовой госкорпорации

«Газпром» дает больше выгоды подрядчикам и лоббистам, чем родному государству

Коррупционные скандалы в Минобороны

Директор оборонного авиаремонтного завода осужден за попытку подкупа офицера ФСБ

Глобальная афера Минобороны: как генералы Шойгу делают миллиарды на ЖКХ

Кто и как организовал схему, которая наносит ущерб государству и бизнесменам

Экс-замкомандующего армии в Забайкалье навымогал мелких взяток на пять лет колонии

Минобороны требует 600 млн рублей с двух осужденных за злоупотребления офицеров

Читать все материалы

Как силовики отчитались перед Москвой: массовое отравление на авиазаводе не раскрыто

Полиция угрозами выбила явку с повинной вместо объективного расследования

Лебедев или Медведев: для кого освободили кресло главного судьи РФ

В чем причины досрочного объявления о вакансии на должность председателя ВС РФ

От коммунальных долгов Шойгу до миллиардеров в ФСО и мэрии Собянина

Журналистские расследования: итоги недели 2-8 сентября