Сообщить о коррупции Рубрики
Подписывайтесь на наш Telegram

ТОП 5

Пьяная драка охранников Медведева с полицией обернулась сроком — не для них 75628 «Газпром» взялся за активы пенсионерки-миллиардерши, «разбогатевшей» за его счет 50220 Сыну Золотова и матери Кабаевой оказалась не по карману аренда VIP-резиденций в Сочи 38019 Как зам Бортникова и полковники-миллиардеры заметали следы — банковские игры ФСБ 29284 Шойгу подставляют замы, а Медведева — телохранители — расследования месяца 24364

Кто такой Васильев, и есть ли у него шансы на успех

Удастся ли главе Дагестана переломить ситуацию в республике и предложить этот опыт для борьбы с коррупцией по всей стране

Фото Сергей Расулов / РИА Новости

События в Дагестане продолжают горячо обсуждаться как в России, так и за её пределами. И дело не только в той решительности, с которой новый глава республики взялся за наведение порядка на вверенной ему территории. На кону — судьба не только северокавказских республик, но и других регионов России.

 

Главное в истории арестов экс-премьера Дагестана Абдусамада Гамидова и двух его заместителей — Шамиля Исаева и Раюдина Юсуфова — не высокий статус лиц, привлеченных к ответственности. Сенсационность действий новой республиканской власти состоит не столько в громких должностях, сколько в авторитетном положении, которое занимали арестованные в негласной иерархической лестнице Дагестана. Очевидно, что врио главы региона Владимир Васильев покусился на «священную корову» кавказского региона — клановую систему построения общественно-политических связей.

Но самое важное — насколько происходящее в Дагестане можно рассматривать как сигнал федерального центра о грядущем пересмотре взаимоотношений с региональными политическими и общественными элитами. Будет ли дагестанский опыт официально поддержан и распространён на другие северокавказские регионы, и чего ожидать руководству остальных российских областей, краев и автономий?

Сможет ли федеральная власть победить коррупцию и клановость в Дагестане?

Помощь братьев по исламу

По мнению аналитиков, один из важнейших факторов, определяющих сегодняшнюю ситуацию на Северном Кавказе, — религиозный. Именно в Дагестане сегодня наиболее сильно влияние радикальных направлений ислама. Во всяком случае, так было до недавнего времени. Причин здесь много и одна из главных состоит в том, что ряд влиятельных кланов, традиционно занимающих привилегированное положение в местном политическом раскладе, использовали религиозный экстремизм в качестве рычага давления как на федеральные структуры, так и на своих региональных конкурентов.

Такая ситуация не могла не вызвать серьезной обеспокоенности Москвы. Дагестан — стратегически важный регион, через который проходит ряд важнейших транспортных коридоров в Иран и Азербайджан. Поэтому взять под жёсткий контроль происходящие там процессы, в том числе и религиозные, было очевидной необходимостью.

В связи с этим федеральный центр решил аккумулировать в своих руках все конфессиональные процессы в республике. Ещё год назад — при Рамазане Абдулатипове — ряд влиятельных представителей политического истеблишмента при поддержке федерального центра обратились за помощью к влиятельной мусульманской общине одной из крупных российских автономий — Татарстана. И помощь по различным направлениям духовной, общественной и политической жизни была получена. Представители Дагестана неоднократно отправлялись за советами в Казань, и оттуда в регион совершались массированные визиты. Интересно, что эти поездки происходили на фоне ряда громких коррупционных скандалов в самом Татарстане.

И ещё один немаловажный нюанс: по мнению некоторых аналитиков, активное участие в происходящем принимает и соседняя Турция. Традиционные интересы этой страны на Северном Кавказе, наверное, не нуждаются в комментариях. И усиление позиций тюркоязычного лобби следует рассматривать и с этой точки зрения.

Вне этого контекста не стоит рассматривать назначение Владимира Васильева на пост руководителя региона и его решительные шаги по борьбе с коррупцией. И это подтверждает «экспорт» из Татарстана нового премьера Артёма Здунова.

Поддержка угнетенных

Следует отметить, что назначение на две главные республиканские должности «варягов» сломало традиционную для Дагестана систему преемственности власти. Много лет на этих постах сменяли друг друга представители двух крупнейших дагестанских народов: аварского и даргинского.

К слову сказать, предшественник Васильева Рамазан Абдулатипов — аварец. И именно сторонники предыдущего регионального главы — даргинца Магомедсалама Магомедова, активно поддерживаемые тюркоязычной общиной, внесли немалый вклад в процесс дискредитации Абдулатипова в глазах местного населения и федерального центра.

Коррупция гигантских масштабов в Дагестане поставила вне закона некоторые народы республики. Они остались без земель, многие не имели возможности прописаться. Более того, часть народов чувствовали ущемлённость со стороны титульных наций.

С приходом Владимира Васильева в республике получило поддержку новое духовное и религиозное сообщество. И этот мощный политический фактор нельзя не учитывать.

Национальный нейтралитет

Процессы, происходящие сегодня в Дагестане, невозможно рассматривать вне личности самого Владимира Васильева. Он открыто декларирует свою национальную нейтральность. «У меня есть преимущество, что я… ни в коей степени не вхожу ни в какие национальности Дагестана», — заявил новый глава республики в интервью одному из российских телеканалов. Васильев рассказал, что его отец — казах, а мать — русская, а на вопрос корреспондента о религиозной принадлежности отметил, что он недавно крестился.

Ещё по своей работе в Тверской области, где Васильев был лидером регионального отделения «Единой России» и откуда четырежды избирался в Госдуму, он был известен жесткостью и последовательностью принимаемых решений.

Нельзя не отметить, что Васильев 27 лет проработал в правоохранительных органах, дослужился до заместителя министра внутренних дел, был одним из руководителей штаба по освобождению заложников из Театрального центра на Дубровке в 2002 году. На тот момент он уже имел богатый опыт работы с террористами. В 1999 году Васильев, занимавший тогда должность заместителя секретаря Совета безопасности России, прибыл в Дагестан, где в это время активизировались боевики. В Каспийске и Буйнакске бандиты устроили теракты против мирного населения, Шамиль Басаев с группой террористов вошёл в Ботлихский район Дагестана и пытался завоевать республику, чтобы ввести в последующем шариатское правление. Атака боевиков была отбита. Дагестан выстоял. Чуть позже в республику прибыл Владимир Путин — ещё в статусе премьер-министра.

Ещё одна отличительная черта Васильева: несмотря на принципиальность и жесткость, он всегда умел находить общий язык с региональными политическими и бизнес-элитами.

Как утверждают некоторые источники, именно принципиальность Васильева в вопросах борьбы с коррупцией, а также его дипломатические таланты и знание дагестанских реалий, стали одной из причин его назначения на должность главы одного из самых проблемных российских регионов.

Правда, во властных коридорах также поговаривают, что именно принципиальность и жесткость Васильева не всех устраивали, когда нынешний глава Дагестана занимал должность секретаря генсовета «Единой России» и лидера фракции «ЕР» в Госдуме. Так что решение президента о новом назначении было воспринято как возможность направить усердие слишком принципиального Васильева в новое русло.

Полигон для всей России

Понятно, что Владимир Васильев не собирается останавливаться на достигнутом в своих намерениях изменить сложившуюся систему региональной власти в Дагестане. Также очевидна его поддержка со стороны федерального центра. Прибытие в республику в середине января спецгруппы Генпрокуратуры РФ в составе 38 прокуроров для проверки деятельности практически всех региональных органов власти говорит само за себя.

Последуют ли зачистки в руководстве других республик РФ после арестов в Дагестане?

Также усилия нового главы региона поддерживает большинство населения. Люди надеются на реальное улучшение качества жизни и освобождение от коррупции. Кроме того, как было сказано выше, Васильева поддерживает и часть исламского духовенства, активно набирающая силу в регионе.

Но также очевидно, что местные политические элиты постараются приложить все усилия для того, чтобы сохранить свои позиции — как во властных структурах, так и в бизнесе. И недооценивать их влияние было бы большой ошибкой. Связи с федеральным центром у этих элит давние и отлично отлаженные, а когда на кону стоят очень серьёзные деньги, вполне возможно, что будет сделано все, чтобы унять принципиального генерал-полковника.

В любом случае от того, какая тенденция сегодня победит в Дагестане и насколько федеральный центр обеспечит карт-бланш Владимиру Васильеву в его борьбе с коррупцией накануне президентских выборов, будет зависеть дальнейшее распространение «дагестанского опыта» в других российских регионах.

Самые свежие новости на нашем Яндекс.Дзен канале

ТОП 5

Пьяная драка охранников Медведева с полицией обернулась сроком — не для них 75628 «Газпром» взялся за активы пенсионерки-миллиардерши, «разбогатевшей» за его счет 50220 Сыну Золотова и матери Кабаевой оказалась не по карману аренда VIP-резиденций в Сочи 38019 Как зам Бортникова и полковники-миллиардеры заметали следы — банковские игры ФСБ 29284 Шойгу подставляют замы, а Медведева — телохранители — расследования месяца 24364

Высокотехнологичные покои для патриарха обошлись бюджету в 3 млрд рублей

Управделами президента обустраивает резиденцию главы РПЦ в секретном режиме

Деньги за госзащиту: Шестун обвинил генерала ФСБ Ткачева в вымогательстве взятки

Заявление экс-чиновника более двух месяцев рассматривают военные следователи

Как зам Шойгу и экс-сенатор связаны с хищениями миллиардов

Дважды оплаченная из бюджета стратегическая стройка в Заполярье

Глава Росалкоголя - преступление без наказания

Заявителя по делу экс-главы Росалкоголя Чуяна обвиняют в миллиардных махинациях

Запутанные схемы и сложные отношения российских водочных королей

Десять лет коррупции Игоря Чуяна: ошибка Путина и провал ФСБ

Топ расследований ушедшего года — дело Росалкоголя

Когда глава Росалкоголя пресечет нелегальные доходы Чуяна, разыскиваемого СКР

Рынок паленого алкоголя остается под контролем обвиняемого в коррупции экс-главы РАР

Депутат Бифов хочет вернуть себе титул «водочного короля»

Парламентарий пытается лоббировать назначение «нужных» людей на ключевые должности алкогольной сферы

Читать все материалы

Время Колокольцева — успехи и провалы главы российской полиции

PASMI подводит итоги 11 лет Владимира Колокольцева на посту министра внутренних дел

Как зам Бортникова и полковники-миллиардеры заметали следы — банковские игры ФСБ

Общие дела с разными последствиями — аресты и карьерные взлеты высокопоставленных обнальщиков из спецслужб

Совет для Путина: как борются с коррупцией в Кремле

Депутат и общественник оценивают президентский антикоррупционный орган

Борьба с коррупцией — оценивает общество

«Левада-центр»: россияне не считают аресты высокопоставленных чиновников борьбой с коррупцией

Репутацию Шойгу подкосила коррупция в Минобороны

Анализ общественного мнения показывает, что глава военного ведомства теряет былую популярность

Общество требует чистки рядов силовых ведомств России

Подавляющее большинство уверено, что правоохранительные структуры поражены коррупцией

Иностранный агент vs кремлевский проект — кто кого?

Сравниваем уровень одобрения антикоррупционной деятельности ОНФ и «Трансперенси Интернешнл»

Читать все материалы
Коррупционные скандалы в Минобороны

Как зам Шойгу и экс-сенатор связаны с хищениями миллиардов

Дважды оплаченная из бюджета стратегическая стройка в Заполярье

Замглавы НИИ Минобороны стал фигурантом дела о невыполненных исследованиях на 181 млн рублей

Зам Шойгу не боится контролеров и Путина

О чем умолчал в интервью Тимур Иванов

Высокопоставленный военно-морской офицер получил срок за коррупционную аферу

Читать все материалы

Бизнес как ОПГ, неуплата налогов — как терроризм

Правозащитники рассказали о злоупотреблениях банков и силовиков в отношении бизнеса в Москве