Подписывайтесь на наш Telegram

Зачистки в Дагестане — дойдет ли дело до Абдулатипова?

Абдулатипов, Васильев, Дагестан 13.02.2018 / 03:15

Что решит судьбу экс-руководителя Дагестана — былые заслуги или провалы антикоррупционной политики

Фото Михаил Климентьев / РИА Новости

Активизация борьбы с коррупцией в Дагестане отмечена не впервые — приход к власти Рамазана Абдулатипова также сопровождался жесткими мерами против взяточников. Что-то сделать ему удалось, хотя и приверженность экс-главы Дагестана к клановости, порождающей коррупцию, несомненна. Разделит ли Абдулатипов судьбу своих арестованных министров или останется в стороне?

Последние две недели Дагестан живёт в напряженном ожидании. В начале февраля сотрудниками УФСБ РФ республики при силовой поддержке спецназа ФСБ РФ были задержаны и этапированы в Москву врио премьер-министра региона Абдусамад Гамидов и два его заместителя — Шамиль Исаев и Раюдин Юсуфов (последний совмещал должность вице-премьера с должностью министра экономики и территориального развития РД). Им, а также министру образования Дагестана Шахабасу Шахову предъявлены обвинения в хищении денежных средств из бюджета республики для реализации социальных программ. Сумма ущерба оценивается в 95 млн рублей.
Несколько ранее были задержаны и арестованы мэр Махачкалы Муса Мусаев и главный архитектор республиканской столицы Магомедрасул Гитинов. Также прошли задержания и аресты ряда высокопоставленных чиновников и глав районов.

Должен ли экс-глава Дагестана Рамазан Абдулатипов понести ответственность за коррупцию в регионе?

Абдулатипов начинает…

Однако при всей очевидности намерений новой дагестанской власти решительно сломать коррупционную систему кланового управления, в обществе нет окончательной уверенности в том, что на этот раз дело будет доведено до логической развязки. Люди прекрасно помнят, как через пять месяцев после назначения на пост руководителя Дагестана Рамазана Абдулатипова, на центральной площади Махачкалы приземлился вертолёт, куда спецназ эффектно «загрузил» тогдашнего мэра.

Эксперты утверждают, что именно Абдулатипов положил начало разрушению схемы управления, сложившейся в начале 90-х. К моменту его назначения до 60% земель находились в теневом обороте. Уровень безработицы угрожающе поднимался, а сбор налогов в местную и федеральную казну также стремительно падал. Именно при Абдулатипове была объявлена война незаконным вооруженными формированиями, которые существовали практически у каждого клана.

Рамазан Гаджимурадович изначально позиционировал себя как политик федерального уровня, пользующийся доверием президента. Возглавив республику, он сразу же заявил, что его задача — «обновить Дагестан, отмыть Дагестан, очистить Дагестан». И поддержка федерального центра ему полностью обеспечена.

Общество также поверило своему тогдашнему руководителю. Казалось бы, решительность его действий говорила сама за себя. За короткое время были лишены лицензии практически все дагестанские банки, через которые обналичивались миллиарды долларов, а глава Нацбанка республики Сиражудин Ильясов был вынужден уйти в отставку после двух десятилетий работы на своем посту. Завели ряд уголовных дел против еще одного представителя местного политического истеблишмента — руководителя дагестанского отделения Пенсионного фонда России Сагида Муртазалиева. Именно при нём в Дагестане резко увеличилось число «молодых пенсионеров».

Немалая заслуга экс-президента Дагестана состоит и в том, что при нём были приняты самые решительные меры по ликвидации наиболее известных лидеров бандформирований, годами терроризирующих местное население. До этого они вполне успешно уходили от преследований официальных силовых структур.

Необходимо отметить, что тема бандподполья особенно злободневна для этого северокавказского региона. В Дагестане она имеет собственную специфику. Большинство бандформирований возникли под эгидой того или иного клана и в своей деятельности опирались на его поддержку. В 90-х многие дагестанские чиновники для собственной защиты вынуждены были создавать военизированные группировки. Впоследствии члены этих группировок увлеклись идеями ислама, в основном радикального толка. После того как Москва решила навести порядок в Дагестане, она встретила серьезное вооруженное сопротивление. Противостояние длилось несколько лет.

…но не выигрывает

Попытки решить проблему различными способами всё же предпринимались. При активной поддержке местных чиновников была создана «Комиссия по адаптации к мирной жизни лиц, решивших прекратить террористическую и экстремистскую деятельность на территории Дагестана», по аналогии с комиссией по адаптации боевиков в Чечне. Только так, по мнению всё тех же чиновников, можно было вернуть людей «из леса», куда они же их и загнали.

Однако комиссия очень быстро превратилась в ещё одну коррупционную «кормушку». Абдулатипов закрыл программу по адаптации боевиков, чем вызвал серьёзное недовольство той части местной чиновничьей и политической элиты, которая от этого процесса получала немалые дивиденды. На руководителя региона началась массированная информационная атака.

Стоит отметить, что и сам экс-президент и его окружение давало для этого весьма серьёзные поводы. Места задержанных коррупционеров заняли другие. Начав с заявлений о необходимости привлечения новых кадров, в действительности глава республики сделал ставку на привычную клановую систему. И уже через короткое время коррупция и мздоимство вернулись на круги своя.

Новым главой правительства был назначен ныне арестованный Гамидов, до своего «премьерства» занимавший пост министра финансов и замешанный в целом ряде коррупционных скандалов. В состав кабинета министров вошли представители различных кланов, известные в Дагестане, мягко говоря, своей не слишком большой разборчивостью в вопросах соблюдения закона. В полном соответствии с клановыми принципами Абдулатипов не забывал и о собственных родственниках и знакомых: тот же министр образования Шахабас Шахов считался его давним приятелем, а количество выходцев с малой родины Абдулатипова —Тляратинского района — в коридорах дагестанской власти резко увеличилось.

Время покажет?

Сегодня в дагестанском обществе ожидают новых громких арестов. Многие считают, что следующим должен стать бывший глава республики. Однако, ряд экспертов предполагает, что ситуация не столь однозначна. Дадут ли в Москве «отмашку» на активную разработку Абдулатипова, пока неясно.

С одной стороны, к нему существует немало серьёзных вопросов. Кроме того, Дагестан — второй после Крыма получатель трансфертов. Только за 11 месяцев 2017 года регион получил свыше 70 миллиардов федеральных рублей. Уровень дотационности почти 70%. Понятно, что федеральные средства расходуются крайне неэффективно. Понятно, что бизнес на бюджетных деньгах — один из основных источников теневых доходов элиты, и попытки изменить эту порочную тенденцию если и предпринимались, то были малоэффективны.

С другой, есть и бесспорные достижения. Мы уже рассказывали об активной борьбе с бандформированиями. Кроме того, по данным за январь—ноябрь 2017 года среднедушевой доход населения Дагестана достиг 36 тысяч рублей. В среднем по России эта цифра составляет 31 тысячу рублей. Статистика по уровню безработицы в Дагестане за сентябрь—ноябрь 2017 года составляет 11,7%, при этом в Ингушетии — 27%, у Чечни — 14%.

Что именно — достижения или провалы — определит судьбу бывшего руководителя Дагестана Рамазана Абдулатипова? По мнению экспертов, скорее всего, его былые заслуги все же перевесят список неудач.

Самые свежие новости на нашем Telegram-канале

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: