Сообщить
о коррупции
Сообщить
о коррупции
Сообщить
о коррупции

Борцы с коррупцией и браконьерством рушат рыболовный бизнес

Вылов рыбы во время нереста стал предметом конфликта рыбаков-любителей и рыбаков-профессионалов в Новгородской области

Фото Алексей Дружинин / РИА Новости

С лета 2016 года не прекращается битва за рыбный промысел Новгородчины: с одной стороны — те, для кого рыбалка стала хобби, с другой — те, для кого это средство к существованию. Одна сторона обвиняет другую в коррупции, а в ответ получает обвинение в политической ангажированности.

Ильмень — уникальное озеро, в нем водится несколько видов рыбы, которой больше нигде нет. А ловится она лучше всего в период нереста, принося миллионные прибыли. Рыбаки-любители выступают за запрет ловли во время нереста, опасаясь за популяцию ценных рыб, промысловики говорят, что опасности нет. В результате 200 индивидуальных предпринимателей поднялись против 200 рыболовов-частников, а главное здесь — коррупциогенный фактор: неучтенный вылов нерестящейся рыбы — золотое дно для хозяев перерабатывающих производств и курирующих их чиновников и депутатов.

Верите ли вы, что удастся победить коррупцию в рыбной отрасли?

Спасите рыбу

Два года новгородские рыбаки-любители продолжают борьбу за запрет на промысловый лов на Ильмене в период нереста. Они регулярно подают в администрацию Великого Новгорода уведомления о проведении очередного митинга «В защиту озера Ильмень». Начали еще при старом губернаторе Сергее Митине, а продолжили при новом — Андрее Никитине.

Государственный научно-исследовательский институт озерного и речного рыбного хозяйства им. Л. С. Берга (ГосНИОРХ) отчасти пошел навстречу протестующим: теперь с 5 апреля по 1 июня ни промысловикам, ни любителям нельзя ловить судака, а щуку — только 15% от общего улова. Ограничения касаются только вылова рыбы на озере Ильмень и в устьях рек Ловать, Веряжа, Мста, Шелонь, Веронда.

Но участники акций выступают за полный запрет на лов рыбы в период нереста на Ильмене и во всех прилегающих к озеру реках.

Один из организаторов протестной кампании Алексей Загорский считает, что рыбная ловля во время нереста не только наносит серьезный вред популяции рыбы и, соответственно, приводит к снижению объемов улова, но и служит причиной коррупции.

По его мнению, промысловики сами зачастую являются браконьерами, и выловленную в период нереста рыбу сдают по «липовым» документам на рыбозаводы. В этой схеме, считает Алексей Загорский, задействованы чиновники Рыбоохраны, Россельхознадзора и полиции, которые должны проверять документы. «Пальцем в людей тыкать не буду, доказательств у меня нет, но я уверен — без них не обошлось», — говорит активист.

Кроме того, активист предполагает, что новгородскую рыбу продают по поддельным сертификатам в самом регионе и в соседней Ленинградской области, выдавая ее за тверскую, вологодскую и мурманскую. «Нашу рыбу в Петербург возить могут, но не как новгородскую, а как из других областей. Что-то сдают рыбозаводам по сниженной цене. Часть официально ловят, а большую часть нелегальной рыбы продают», — отмечает Алексей Загорский.

Защитите бизнес

У профессионалов рыбного промысла — другая точка зрения. Наталья Емельянова, руководитель НП «Новгородские рыбопромышленники», считает, что рыбаки-любители подняли шум только из-за политических амбиций, и вместо того, чтобы спасти рыбу, развалили рыболовецкую отрасль региона.

По ее мнению, снижение объема вылова рыбы, которое любители ставят промысловикам в укор, обусловлено падением уровня воды в озере. А введение запрета на лов в период нереста может привести к полному параличу рыбной отрасли региона. Дело в том, что с установлением новых правил путина продолжается с июля по ноябрь, потому что июнь — месяц для лова пустой. «Какой мужик будет работать рыбаком, если у него работы — всего четыре месяца в году? Лет через пять на Ильмене только рыбаки-любители останутся, да браконьеры», — утверждает Наталья Емельянова.

Она напоминает, что в июле 2017 года стал банкротом единственный рыбозавод. Теперь рыбаки даже и с уловом не знают, куда деваться. «Новый завод в Панковке хотели построить, но на него нужно было 300 млн, а выдали всего 100 млн, так и стоит недострой», — сетует представитель рыбаков.

Наталья Емельянова также заявляет, что рыбаки-любители портят сети промысловиков: «Несмотря ни на что, мережный лов у нас остался — 10-12% от годового вылова. Мережи ловят мелкого леща, плотву, сига, наука доказала, что вреда это природе не наносит. И вот мережу рыбаки плетут месяц, а потом приезжает активист и режет эту мережу. Зачем? Это не рыбаки-любители, это рыбаки-вредители!».

В коррупционные схемы в рыболовной отрасли Новгородской области Наталья Емельянова не верит, хотя существование браконьеров признает: «Конечно, есть браконьеры… В основном — любители, которые сетью ловят, а потом продают на рынке. И промысловики есть, которые сдают оптом. Некоторые ловят и в запрещенное время, нарушают закон».

Представитель промысловиков собирается бороться до конца, отстаивать отрасль уже на федеральном уровне. «В начале февраля я как делегат еду на IV рыбацкий съезд и буду ставить вопрос: что делать с рыбаками-любителями, которые создают вредный ажиотаж, якобы надо запрещать промысловый лов, иначе мы все вычерпаем», — рассказала она.

Путин и рыбаки

Впрочем, эта история уже могла достигнуть самого высокого уровня: трижды с начала кампании «рыбаки против рыбаков» к новгородцам приезжали Владимир Путин и Дмитрий Медведев. Пробовали уху из щуки, расспрашивали о проблемах, отдавали распоряжения.

Правда, про запрет лова не было сказано ни слова, да и рыбаков-любителей за столом с главой государства не было, только промысловики. Не говорили и о неудачной путине, которая на тринадцати новгородских митингах была главным аргументом Алексея Загорского, а ее причиной он называл, среди прочего, бесконтрольный лов.

Системная проблема

Похожая на новгородскую история произошла в Бурятии. В озере Байкал стал исчезать омуль, причем не только по причине браконьерства, подпитываемого коррупционным безразличием. Так же, как и на Новгородчине, теплая зима послужила причиной обмеления озера, что подорвало кормовую базу рыбы.

С октября 2017 года вылов омуля на Байкале запретили. Так что последнюю законно выловленную рыбку из Байкала можно будет приобрести в феврале-марте. Все что будет продаваться позже — браконьерский улов. Правда, лов разрешен еще и представителям коренных малочисленных народов, и есть опасения, что они будут продавать свои квоты рыбоводческим бригадам.

Складывается впечатление, что схемы, описанные новгородцем Алексеем Загорским, действительно имели место. Но, если верить рыбакам, без них рыбному промыслу Новгородчины, который насчитывает не менее полутора тысяч лет, придет конец: налоги, стоимость сетей, которые постоянно рвут или воруют браконьеры, низкая цена сбыта продукции и ограничения по времени лова погубят и без того шатко стоящую на ногах отрасль. И эту дилемму пока не под силу решить даже местным технократам.

Если у вас есть вопросы к главе Росрыболовства Илье Шестакову, вы можете задать их на сайте ПАСМИ в рубрике «Сообщить о коррупции».

Самые свежие новости на нашем Яндекс.Дзен канале

Кому тюрьма, а кому — мать родна: как ФСИН осваивает миллиарды

Кто наживается на госзакупках тюремного ведомства

Госзакупки для своих: чрезвычайные ситуации как выгодный бизнес

Ростовские предприниматели жалуются на коррупцию в сфере пожарной безопасности

Особняки в обмен на оружие — как богатеют топ-менеджеры Чемезова

Малолетние внуки главы «Рособоронэкспорта» оказались владельцами миллиардного поместья

Глава Росалкоголя - преступление без наказания

Наследие империи Чуяна: глава РАР сбежал, уголовные дела продолжаются

Заявитель о преступлениях экс-руководителя Росалкоголя сам обвинен в мошенничестве

У экс-главы РАР Чуяна арестовали недвижимость на 260 млн рублей

Извините, ошиблись: четыре года ссылки для жертвы Росалкоголя, судей и ФСБ

Генпрокурор проверит дело о взятках чекистов и служителей Фемиды

Сотрудники РАР стали фигурантами дела о воспрепятствовании бизнесу

Читать все материалы

Заплати штраф и спи спокойно — как суд выгораживает коррупционеров

Рейтинг абсурдных приговоров по делам о взятках и хищениях

Миллиард из бюджета за бизнес для мамы — как зам Собянина совмещает личное и общественное

Вице-мэр Москвы Ликсутов отдает крупные тендеры деловому партнеру матери-пенсионерки

Сто миллионов для опера — как полиция с чеченской мафией разводит бизнесменов

Эксклюзивное интервью предпринимателя о рейдерстве и вымогательстве с участием сотрудников МВД

Борьба с коррупцией — оценивает общество

Россиянам все больше нравятся теневые доходы

Рост коррупции за прошедший год ощутили почти четверть россиян

Давление на предпринимателей не снижается — бизнес-омбудсмен не справляется

Опросы общественного мнения показывают печальные итоги защиты бизнеса в России

Две трети россиян сочли обычной практикой фальсификацию полицией «наркотических» дел

Читать все материалы

Отцы и дети во власти, сюрприз от ФСО и пропажа миллиардной трубы

Журналистские расследования: итоги недели 7 — 13 октября

Критика для Чайки, ФСИН для ФСБ, а Кудрин для кино

Антикоррупционная политика: итоги недели 7-13 октября

Коррупционные скандалы в Минобороны

Чиновник Минобороны из ракетного центра осужден за 27 млн рублей взяток

Экс-гендиректор «Воентелекома» заключил соглашение с прокурором и покинул СИЗО

В Петербурге осуждены пять похитителей 5,3 млн рублей у Минобороны

Высокопоставленный военный финансист оштрафован на 30 тыс. рублей за миллионные поборы

Читать все материалы

Наследие империи Чуяна: глава РАР сбежал, уголовные дела продолжаются

Заявитель о преступлениях экс-руководителя Росалкоголя сам обвинен в мошенничестве

Чудеса в арбитражах — судья не видит фальшивых паспортов и поддельных подписей

Как принимают неправосудные решения на основе необъективной экспертизы

Все свои: семейные кланы захватили Россию

Родственные связи важнее компетентности и профессионализма