Подписывайтесь на наш Telegram

Кредитная удавка для фермера

Борьба с коррупцией, Тюмень 06.12.2017 / 00:10

Владелец тюменского сельхозпредприятия оказался должен Сбербанку 55 миллионов, даже не подозревая об этом

Обычный кредит на развитие бизнеса обернулся долгом в 55 миллионов рублей, о существовании которого предприниматель узнал только после подачи иска о взыскании задолженности. Этот иск был удовлетворен судом, несмотря на результаты экспертизы. Такая история произошла с тюменским фермером Андреем Брандтом

Когда-то существовало процветающее и развивающееся предприятие ООО «Агропромышленная компания «Маяк». И было у него три совладельца: Андрей Брандт, Николай Тришкин и Вячеслав Карпенко. Все изменилось, когда Тришкин в 2013 году захотел взять в долю еще одного соучредителя — жену главного федерального инспектора по Тюменской области Андрея Руцинского. Брандт и Карпенко отказались. С этого начались мытарства компании, которые в итоге привели предприятие к банкротству, а его учредителей — к долгу в 55 млн рублей.

Раздел как начало конца

После того как Брандт отказался от предложения Тришкина ввести нового совладельца, отношения между бизнес-партнерами испортились. Тришкин предложил убраться с предприятия уже самому Брандту. Брандт был готов выйти из бизнеса, но взамен потребовал выплатить ему полную рыночную стоимость его доли, что Тришкин сделать отказался. На этом переговоры зашли в тупик.

Затем из числа учредителей фирмы захотел выйти сам Тришкин. И по этому вопросу стороны вроде бы сошлись. Но проблема состояла в том, что ранее на предприятии было взято несколько займов в Сбербанке, из которых три не были погашены к началу конфликта совладельцев. Изначально займы брались для расширения производства, а именно на строительство животноводческих комплексов.

Кредитная петля

Кредит оформил в 2009 году генеральный директор предприятия Александр Ильин, которого, по словам Брандта, на предприятие привел Тришкин. Параллельно появились договоры о поручительстве за подписью Брандта, Карпенко и главного бухгалтера Никоноровой. Но теперь Брандт и Карпенко утверждают, что никакого договора о поручительстве не подписывали. Ответственность за появление этих липовых договоров они возлагают на Тришкина и Ильина. Тело кредита в размере 30 млн погасить успели, но набежали штрафные пени.

Кроме того, после увольнения гендиректора Ильина к учредителям в офис АО приехала представитель Сбербанка с предложением подписать дополнительное соглашение к кредитным договорам об изменении состава поручителей и договоры поручительства, мотивируя это формальным требованием своего начальства. Никонорова, будучи врио гендиректора после ухода Ильина, договор подписала, но впоследствии выяснилось, что текст договора она в глаза не видела. Это подтверждает отсутствие ее подписи на каждом листе, как этого требуют условия договора. Не проводился со стороны Сбербанка и положенный в таких случаях анализ доходов и подтверждение имущественного положения.

Защита Брандта уверена, что фактической целью договоров было не их исполнение по существу, а «загнать предприятие в долговую яму». Также защитники Брандта утверждают, что представители тюменского областного филиала Сбербанка действовали согласованно с Тришкиным и с его покровителями в органах государственной власти.

Банкротство как уход от ответственности

В марте 2014 года Тришкин после своего выхода из числа учредителей, так и не договорившись с Брандтом об условиях, подал в суд иск о взыскании своей доли. Долю эту он оценил в более чем 270 млн рублей. ООО «АПК «Маяк» не имело возможности рассчитаться с Тришкиным, поскольку все счета и имущество находились в залоге согласно договору со Сбербанком, о чем Тришкин не мог не знать. Заявление о банкротстве было подано кредиторами, после того как Тришкину было выплачено еще более 50 млн. Займы, взятые в Сбербанке, в итоге зависли.

Ранее сам Тришкин переписал все имущество на гражданскую жену Ксению Воронцову. В числе прочего, он переоформил на Воронцову магазин Green House, долю в косметическом салоне и дом в селе Пятково. По мнению защиты Брандта, это говорит о том, что Тришкин обладал инсайдерской информацией, связанной с планируемым процессом Сбербанка против учредителей АО.

Подавая иск, он хорошо понимал, что этим он фактически кидает Сбербанк, — заявил Андрей Брандт, — но поскольку свои вопросы он порешал, то для него это была не проблема, поскольку какой спрос с банкрота?

Фальшивка имеет юридическую силу

Переговоры оставшихся акционеров «Маяка» со Сбербанком успехом не увенчались, несмотря на то, что предприятие было готово погасить долг недвижимостью. Но представители Сбербанка от этой сделки категорически отказались. По словам Брандта, они потребовали 20% от суммы долга в качестве отката за урегулирование этого вопроса. В итоге Сбербанк 4 декабря 2015 года подал в Тюменский районный суд иск о взыскании задолженности с ООО «АПК «Маяк» и со всех поручителей, подписи которых стояли в договоре.

И хотя Брандт утверждает, что подписывал договор поручительства только на 12 млн, а договор поручительства на оставшуюся сумму является поддельным, на него «повесили» 55 млн рублей.

Проведенная Федеральным бюджетным учреждением «Тюменская лаборатория судебных экспертиз Министерства юстиции РФ» почерковедческая экспертиза установила, что подписи Брандта и Карпенко, то есть всех поручителей, кроме Тришкина, были сделаны не ими, то есть поддельные.

Несмотря на это, Тюменский районный суд в лице судьи Натальи Кригер принял решение отказать в удовлетворении встречных исков ответчиков и удовлетворить требование «Сбербанка» о взыскании по 55 млн рублей с каждого. Суд мотивировал это решение тем, что вышел срок исковой давности, а потому, исходя из логики суда, результаты экспертизы значения не имеют. Суд согласился с тем, что договоры поручительства являются ничтожными, но признал их  подлежащими исполнению.

Таким образом, судом создан любопытный и весьма тревожный прецедент: любая фальшивка может быть узаконена, если истек срок исковой давности. И все нормально: правосудие восторжествовало, а лица, чья непричастность к договору поручительства установлена государственной экспертизой, оказались должны теперь по 55 млн рублей.

Сам Брандт теперь рассчитывает на то, что апелляционная инстанция отменит решение суда. Свободных 55 миллионов для расплаты со Сбербанком у него нет. Стало быть, будет арестовано принадлежащее ему имущество.

Банкротство ООО «АПК «Маяк» уже оставило без работы две деревни в Тюменской области. Сегодня могут быть арестованы оставшиеся активы Брандта. О людях, которые работают у него, никто не подумал.

Это по сути умышленное банкротство, — сказал Андрей Брандт. — Вот так банковский сектор вместе с госорганами давят отчественного сельхозпроизводителя, так они решают задачи по импортозамещению

Теперь все зависит от решения апелляционной инстанции — Тюменского областного суда.

Новые подробности дела Андрея Брандта читайте на сайте ПАСМИ.

Сообщить о коррупции

Информацию и материалы о противоправной деятельности чиновников в Тюменской области и в других регионах направляйте в редакцию через рубрику «сообщить о коррупции».

Самые свежие новости на нашем Telegram-канале

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: