Сообщить
о коррупции
Сообщить
о коррупции
Сообщить
о коррупции

На чьих кораблях уплыли деньги Приморского океанариума?

Первый эпизод, который вменяют Андрею Поплавскому, журналисты обычно обходят вниманием — слишком невелика его важность, какие-то 26 млн, по сравнению с миллиардным вторым эпизодом, кажутся малоинтересными. А между тем, нестыковок в нем не меньше, чем в эпизоде с Олегом Шишовым. О том, откуда в деле Приморского океанариума появились обнальщики и кому они передавали деньги, — журналистское расследование ПАСМИ.

океанариумСтарший следователь ГСУ СК РФ при председателе СК РФ Рустам Габдуллин вменяет экс-руководителю Дирекции по строительству в Дальневосточном федеральном округе два эпизода присвоения и растраты. По мнению следствия, именно благодаря Андрею Поплавскому и Олегу Шишову, бывшему директору ООО «НПО «Мостовик», генподрядчика океанариума, из бюджета проекта пропало более миллиарда рублей. Следствие считает, что Поплавский искусственно завысил смету на 10 процентов, и эти деньги были выведены через компанию Шишова. Следствие не смогло объяснить, каким образом Поплавскому удалось завысить стоимость работ, назначенную Управлением делами Президента РФ, проверенную КРУ УДП РФ и утвержденную Главгосэкспертизой. Более того в Арбитражном суде было доказано, что Поплавскому удалось сэкономить почти два миллиарда рублей. Однако эти факты не принимаются во внимание.

Первый эпизод особо не «рекламировался» ни журналистами, ни представителем Следственного комитета Владимиром Маркиным. До «Мостовика» океанариум строил другой генподрядчик — ЗАО «Косандра». Генеральному директору компании Александру Косяченко вменяют сейчас хищение средств, вот только Косяченко находится почему-то не в СИЗО, а лишь под подпиской о невыезде. ФГУП «Дирекция по строительству в ДФО» перечислило компании Косяченко 41 млн, именно эти деньги, согласно обвинению, были обналичены и присвоены.

Изначально следствие трактовало схему хищения следующим образом: «Косандра» перечислила некой компании «Контур+» 26 млн рублей, организация имела признаки фирмы-однодневки и была аффилирована Андрею Поплавскому. Однако позднее следствие доказывает, что «Контур+» создал для личных целей директор «Далта-банка» Андрей Фирсов, через этот банк компания проводила расчеты, а сотрудники банка дали показания, что Косяченко и Фирсов являлись давними друзьями, Косяченко имел в банке статус вип-клиента. После обысков, проведенных в «Далта-банке», Фирсов, как писали СМИ, скрылся в США.

Именно документы на оплату услуг этой фирмы приносил Косяченко на подпись Поплавскому.

Андрей Поплавский
Андрей Поплавский

На подготовительном этапе строительства перевозку людей и оборудования на остров Русский «Косандра» осуществляла своими силами, для чего нанимала различный судоходный транспорт. Щебень, мачты, кирпич и песок 20 раз перевозило одно и то же судно. Однако нет никаких документов, подтверждающих оплату услуг этого судна. Есть только данные, подтверждающие, что судно принадлежит некоему Огороднийчуку, который является теперь свидетелем обвинения. Огороднийчук был сотрудником ОМТС Дирекции по строительству в ДФО, сейчас он дает показания против своего бывшего руководителя. Ведь очевидно, что расчеты Косяченко и Огороднийчука проходили наличными. Именно обналиченные через «Контур+» средства, вероятно, шли на оплату услуг Огороднийчука, который сейчас проходит свидетелем, а его «партнер» Косяченко обвиняется лишь в пособничестве. При этом следствие вменяет Поплавскому только 26 млн из перечисленных 41. Остальные деньги были, согласно показаниям бухгалтера «Косандры», попросту списаны с баланса. Но эти миллионы сейчас никто не ищет. А зачем, дело ведь уже расследовано.

Косяченко часто работал с фирмами-однодневками, только за 2009 год он перевел 300 млн в компании, которые исключены из ЕГРЮЛ, так как имеют признаки фиктивности. Однако этого не увидела ни проверка ФСБ, ни Следственный комитет, ни ИФНС, которая проводила проверку «Косандры» в 2011 году. Налоговая служба не нашла ничего противозаконного в переводе средств фирмам, которые эта же налоговая исключила как фиктивные.

Эта ситуация слишком напоминает ситуацию с другим свидетелем обвинения — Андреем Максимовым. Юрист Дирекции Елена Махно обвиняет его в присвоении автомобиля и ограблении квартиры, после которого у следствия появились документы, странным образом из этой квартиры пропавшие. Максимов становится свидетелем обвинения и дает показания против Поплавского. Расследования по заявлению, поданному на Максимова не ведется, а ключи от автомобиля принадлежавшего Махно, следователь собственноручно отдает Максимову. Не за показания ли получил Максимов такие бонусы?

Почему сейчас Огороднийчук стал свидетелем обвинения, Фирсова никто не ищет, а Косяченко находится на свободе? Напрашивается вывод, что эти люди могут быть чем-то полезны. Косяченко даже давал показания о том, что на него напали неизвестные вскоре после того, как он рассказал следователям всю «правду». Вот только заявление о нападении Косяченко написал более, чем за неделю до того, как на него напали. И лишь сейчас следователь направил в прокуратуру Приморского края поручение «установить причастность Поплавского к нападению на Косяченко».

Андрей Рязанов

Читайте также:

Следователя, ударившего Поплавского в СИЗО, проверяет СК

Адвокат Карабанов: «Следствию выгодна смерть Поплавского в СИЗО»

Новые кражи в деле о Приморском океанариуме

Путин оценит работу строителей океанариума

Дальневосточная роскошь Управделами Президента

Самые свежие новости на нашем Яндекс.Дзен канале

Колокольцев против Романова: как конфликт бизнесменов превратился в дело генералов

Противостояние министра и кандидата на его пост кончилось задержаниями в СД МВД

Loading...
Loading...