Сообщить
о коррупции
Сообщить
о коррупции
Сообщить
о коррупции

Ложь на ВККС: как зам Лебедева прикрывал сжигателя банков

Разоблачения Олега Свириденко от руководителя банковской группы МВД

Кандидат на пост зама Вячеслава Лебедева Олег Свириденко был не совсем честен перед коллегами на ВККС. Ложь касалась Бориса Сокальского — секретаря Арбитражного суда Москвы, которым ранее руководил Свириденко. А напомнил обстоятельства этой уже позабытой истории сотрудник МВД, который вел разработку Сокальского и участвовал в его задержании по подозрению в отмывании денег.

26 февраля состоится заседание кадровой комиссии при президенте РФ, на которой, как ожидается будут рассмотрены кандидаты на должность заместителей председателей Верховного суда. В протоколе нет фамилии действующего главы коллегии ВС по экономическим спорам Олега Свириденко, но, по данным источника ПАСМИ, его кандидатуру могут внести с голоса прямо во время заседания.

В конце года Свириденко получил рекомендацию на второй срок от Высшей квалификационной коллегии судей. При этом в ходе обсуждения ему были заданы неприятные вопросы — о миллиардной недвижимости его семьи, о жалобах судей на давление с его стороны. Насколько правдиво кандидат на высокий пост отвечал на эти вопросы, сказать сложно, но один раз он точно солгал.

Вопрос для не знающего нюансов биографии Свириденко вполне невинный: знаком ли последний с Борисом Сокальским. В ответ соискатель должности заместителя Вячеслава Лебедева заявил: «Человек, который был устроен на работу, ему было дано 5 дней, чтобы он принес книжку. После того как он не принёс трудовую книжку, он был уволен. А задержан он был уже уволенным, на работе. С моей информацией ФСБ. Но я не считаю нужным это комментировать».

Борис Сокальский — это бывший глава НЭП-банка, он был арестован в марте 2007 года по обвинению в незаконной банковской деятельности. Задержан он был не где-нибудь, а в здании Арбитражного суда Москвы, председателем которого в то время был Олег Свириденко. По данным следствия, Сокальский вывел в теневой оборот более 71 млрд рублей.

Они должны быть в курсе:
— глава  администрации президента Антон Вайно
— спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко
— председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев
 — начальник Управления президента РФ по вопросам госслужбы и кадров Максим Травников

Подробности этой истории, а также роль в ней нынешнего главы коллегии Верховного суда по экономическим спорам рассказал ПАСМИ бывший руководитель специальной «банковской группы» МВД Дмитрий Целяков, который принимал самое непосредственное участие в тех событиях.

В суд как на работу

“Мы вышли на Бориса Сокальского в 2005 году, когда я стал заместителем начальника 57 отдела ДЭБ МВД России, сфера работы — иностранные инвестиции и валютные операции. Всё началось с того, что зампред Центробанка Андрей Козлов заявил в США, что им удалось пресечь работу двух банков — “Родник” и АКА-Банк, которые отмыли чуть ли не 200 миллиардов. Я подошёл к руководству — начальнику ДЭБ МВД России Сергею Мещерякову — и сказал: что это за плевок в нашу сторону? Что это за пресечение, когда отмыли 200 ярдов? В итоге мне дали возможность это отработать. Это был первый пробный шаг. Никто в стране ещё не возбуждал 172-ю статью — незаконная банковская деятельность и не занимался пресечением этих противоправных деяний.

Дело по банку “Родник” было возбуждено в сентябре-октябре 2005 года. Схема оказалась примитивной —  вопросы были, по большей части, технические. Многие сотрудники пошли нам навстречу и подтвердили, что деньги данные банки не привозили, а просто закрывали операции на подкрепление кассы левыми чеками этих банков, а потом списывали на фонды. Так, например на покупку инсулина списали 71 млрд рублей, естественно, никаких наличных денег и инсулина в фонд не приходило, как и в банк “Родник”.

Установлены были и бенефициары всех этих схем и банков “Родник” и АКА-банк, ими оказались Сергей Турбин и Борис Сокалький. Им принадлежал и банк «НЭП», куда и привозилась часть наличности и раздавалась бенефициарам. 

Позднее мы обнаружили и заблокировали зарубежные счета Сокальского  — в Австрии, потом в Швейцарии. Мы выяснили, что он сжёг банк “Метрополитен”, а деньги вывел, купив домик в Швейцарии, потом продал его. Многое нашли, включая его второй паспорт гражданина Латвии оформленный на фамилию Кельнер. Правда в сентябре 2007 года от правоохранительных органов Литвы пришла бумага, что данный паспорт выдан незаконно и возбуждено уголовное дело.

В начале 2007 года уже стоял вопрос о его аресте, работала наружка, а телефоны постоянно находились на техническом контроле. И вдруг выяснилось, что он регулярно ездит в Арбитражный суд Москвы, хотя ещё в декабре решал проблемы в Австрии, связанные с блокировкой денег. Потом по прослушкам смотрим – он устроился на работу секретарём к арбитражному судье, фамилию судьи не помню. Наружка туда пройти не смогла, мы потом сами ходили, искали его кабинет, чтобы знать, где задерживать, так как задержание — это тоже целый процесс с техническими нюансами.

К тому времени в арбитраже уже шло дело по банку “Центурион”, а это был банк Сокальского и Турбина, они его и «сжигали» — мы всё это вместе с Росфинмониторингом задокументировали, Причём это была первая совместная операция на «живом» банке — мы нарабатывали практику.

В итоге они там готовились решать вопросы. Представляете — сидит Борис Сокальский секретарём. Доложил документы, не доложил, известил, не известил, написал в протокол, не написал…Тем более, он всю фактуру знает со всех сторон, может ведь с судьёй порешать. При этом секретарь — это ступень к мантии судьи.

По просьбе кураторов

27 марта мы его задержали прямо в кабинете в Арбитражном суде Москвы, и сразу мне звонки на телефон. Меня попросил приехать полковник ФСБ Корнешов Александр Львович из аппарата прикомандированных сотрудников, он возглавлял Пятое главное территориальное управление ЦБ РФ.

Пригласил, говорит — такая ситуация, звонит куратор от председателя Арбитражного суда Москвы Олега Свириденко, не знает что делать… Ты бы не мог в прессу ничего не давать о Свириденко? Объясняет, мужик. мол, он неплохой. Я пообещал поговорить с главой нашей группы Геннадием Шантиным, нужен нам Свириденко или нет.

И еще генерал МВД меня вызвал, сказал: «Дима, ты опять играешь в политику…». Я ему ответил, что если бы играл, я бы уже с документами на Свириденко сидел в кабинете у Антона Иванова — председателя Высшего арбитражного суда. У них же конфликт был. Кто Сокальского туда пристроил? Вопрос несложный, не хочу публиковать свои данные, могу только сказать, что люди, вхожие в кабинет председателя, который им, видимо, не мог отказать. Соответственно, это негативный резонанс. Я это мог выдать — все газеты напишут, Иванов увидит и начнётся разбор полётов. Я тогда по-человечески поступил, не стал уточнять, как Борис Сокальский оказался в суде.

В общем, Свириденко через кураторов пытался заглушить эту историю, а потом высказался посредством пресс-службы — якобы Сокальский у них не работал, трудовую книжку не принес, и за день до задержания они его уволили. Мы тогда здорово посмеялись. Он стоял на прослушке, на наружке, вся эта песня – кому она? А уже сейчас не смешно, когда я прочел ответы Свириденко на ВККС.

Замести следы

К сожалению, это не единственная история, где себя проявил Свириденко. Ещё один пример — банк «Интелфинанс» Михаила Завертяева. Его банк захватили, прогнали деньги. До этого я звонил Корнешову, говорил, что банк захвачен. Что если деньги будут поступать, то ты не отпускай им на подкрепление кассы, так как чеки будут с левыми подписями — председатель банка, единственный имеющий право подписи, находится  в больнице. В результате они прогнали деньги, а помог им Александр Бастрыкин, парализовав работу СК при МВД России и двуличность генерального прокурора РФ Юрия Чайки, не восстановившего законность.

Чтоб замести следы, они решили отозвать у банка лицензию. А там не за что отзывать, он сам не отмывал, его захватили. А Завертяев был потерпевшим по уголовному делу, находился под госзащитой. Лицензию можно отнять, но есть суд, однако, арбитраж оказался мягко говоря, гнилым.

Следствие говорит – банк непричастен, баланс банка отвечает всем нормативам, оснований для отзыва лицензии нет. Я звоню Корнешову, говорю, скажи, чтобы судили объективно. Дальше запускается механизм по отзыву лицензии и делает это первый заместитель Банка России Геннадий Меликьян. Тогда еще  попросили вмешаться заместителя председателя ЦБ Алексея Улюкаева, однако он мягко отошёл в сторонку.

Банк сопротивляется, судится в арбитраже, где председателем Свириденко. Арбитраж говорит — все законно и обоснованно, и опять по-свински поступил Валерий Мирошников из ГК «АСВ» которого я просил тоже прекратить этот беспредел с банком “Интелфинас».

В итоге банда лишила Михаил Иваныч банка.Естественно, без Свириденко такого просто не могло быть. Самое неприятное, что уголовное дело «Интелфинас» из СК при МВД России забрал Александр Бастрыкин и похоронил его специально, чтобы следов не оставлять, на известном банковском «кладбище» в СУ УВД по ЦАО МВД России”.

Подробнее об истории российского обнала — в подборке ПАСМИ.

Самые свежие новости на нашем Яндекс.Дзен канале

Решила за Лебедева: как Ольга Егорова предсказывает будущее

Глава Мосгорсуда проговорилась председателю ВС о необъективности судей

Loading...
Loading...