Сообщить о коррупции Рубрики
Подписывайтесь на наш Telegram

ТОП 5

Пять гостиниц, кинотеатр и особнячок в Вене — чем можно разжиться за бесценок у Собянина 88751 Итоги дня: поместье генерала ФСО, квартира сына генерала ФСБ и новое дело «Росгосстраха» 62968 Бюджетные миллиарды в «молоко» — крупнейший агрохолдинг в России на пути к банкротству 52457 Депутат-мажор: папа из Кремля и быстрая политическая карьера 46802 Кремль решил судьбу Бортникова и Колокольцева 38560

Ошибка президента: ФСБ и борьба с коррупцией

Дмитрий Вербицкий о необходимости чистки органов госбезопасности

Фото Алексей Дружинин / РИА Новости

Три ключевых момента, которые затрагивают актуальную тему для страны — сферу безопасности. Первый — роль ФСБ и причины того, что именно с этой службы нужно срочно начинать чистку всего силового блока и судебной системы. Второй — пять скандалов, которые являются индикаторами того, что чистка ФСБ давно уже назрела. Третий — ошибка президента, которая стоила нам очень дорого и не просто затормозила нас в борьбе с коррупцией на восемь лет, но и дискредитировала власть и привела к социальной напряженности.

В ответе за все — простая роль

Дмитрий Вербицкий

Многие считают, что ФСБ — это какая-то спецслужба, которая ловит шпионов и террористов, а в последнее время занялась борьбой с коррупцией. Но исторически сложилось так, что это просто мега-орган, который отвечает за всю безопасность нашего государства. От профессиональной работы ФСБ зависит развитие страны, защита от внешних и внутренних угроз, а также то, как будет работать вся бюрократическая машина, как будут развиваться гражданские права и свободы, как будут защищаться интересы каждого гражданина, бизнеса и общества в целом.

С учетом вечно сложной геополитической обстановки этот орган является базисом для сохранения целостности нашей страны и функционирования всех органов власти. Это не просто служба, это система, поддерживающая баланс во всех сферах управления. Это всевидящее око, которое следит за любыми проблемами стратегической важности.

Справился ли Александр Бортников со своими задачами на посту директора ФСБ?

Поэтому необходимо, чтобы работа ФСБ подчинялась интересам общества и государства. Да, она подчиняется президенту, но любой руководитель, любое лицо может ошибаться, а иногда совершать умышленные действия не в пользу государства, и система должна эти угрозы подавлять. Для этого сотрудники действительно всемогущей спецслужбы должны быть не только профессионалами, но и патриотами с высокими морально-нравственными ценностями и правовой культурой.

Выше процессуальной иерархии

Но перейдем от общего к более конкретным вопросам, а именно к борьбе с коррупцией, о которой было громко объявлено еще в 2008 году. Не будем сейчас говорить о профилактике и предупреждении, остановимся на секторе пресечения, на выявлении и наказании коррупционеров — от одиночного чиновника и группы лиц до сформированных устойчивых сообществ.

Как выстроен этот механизм и какую роль занимает ФСБ? Пройдем по иерархической лестнице: на острие — МВД, в лице Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции (ГУЭБиПК), это самый низший процессуальный орган, но наделенный правом оперативно-розыскной деятельности — в том числе, это прослушки и другие негласные технические мероприятия с помощью которых выявляются и пресекаются тщательно скрываемые действия коррупционеров.

Полицейский является первым стратегическим элементом в борьбе с коррупцией. Он выявляет, разрабатывает коррупционера, документирует, задерживает и готовит материалы в вышестоящий процессуальный уровень — в Следственный комитет РФ.

Сотрудник СКР, в чью подследственность входят дела коррупционной направленности, после получения материалов проводит проверку и возбуждает уголовное дело. Теперь он расследует преступление, выявляет причины и условия, причастных к нему лиц, все обстоятельства коррупционных действий. Следователь — главный игрок, а опер-полицейский помогает ему и выполняет его поручения.

Третья ступень процессуальных действий — это прокурор. Его роль более значима, от него процессуально зависят два нижестоящих уровня — полицейский и следователь. Прокурор может отменить постановление о возбуждении уголовного дела, но самое главное — без его подписи невозможно это дело направить в суд.

Судья находится на четвертой, еще более высшей ступени, а точнее — самой высшей. Он проводит судебное следствие, разбирается с делом и принимает решение — итоговый приговор. Он может быть оправдательный или обвинительный, но всё — дело уже в руках судьи, на решение не могут повлиять ни полицейский, ни следователь, ни прокурор.

Именно так выстроена основная уголовно-процессуальная иерархия по пресечению коррупции в стране. Но над этими четырьмя процессуальными уровнями существует пятый игрок, хотя это особо не афишируют — это ФСБ, которая, исходя из своих специальных полномочий, оперативно контролирует и оказывает мощнейшее влияние на процессуальные решения сотрудников МВД, СКР, Генпрокуратуры и судей, как правило, негласно.

В ФСБ существуют подразделения, которые курируют полицию, следствие и даже (хотя об этом не принято говорить) — прокуроров и судей. Сотрудники ФСБ обладают мощнейшими полномочиями, в частности, они проводят оперативно-розыскную деятельность в отношении спецсубъектов — от следователей до судей. Ну и конечно, как и полицейские, они могут сами выявлять коррупционеров, и по их материалам могут возбуждаться дела.

Их роль значима настолько, что если есть проблемы в ФСБ — неважно непрофессионализм или коррумпированность, то в разнос уходит вся правоохранительная и судебная система, а у руководства страны и президента — недостоверная информация, а следовательно и ошибочные решения.

Начали с конца — потеряли восемь лет

Теперь — об ошибке президента, которая дискредитировала антикоррупционную политику и откинула страну далеко назад, об ошибке, жертвой которой стали люди и целые ведомства.

В 2008 году президент Дмитрий Медведев официально объявил всей стране о борьбе с коррупцией. Да, это правильно — признать на высшем уровне, а не продолжать скрывать проблему, поразившую всю государственную машину и общество в целом.

Как вы оцениваете антикоррупционную деятельность президента Владимира Путина?

Но непонимание того, что те, кто должен вести эту борьбу, сами погрязли в коррупции, и с кого конкретно нужно начинать чистить систему, стало причиной серьезнейшей ошибки: начали с реформирования МВД — самого низшего звена и полностью зависимого процессуально и оперативно от ФСБ, судей, прокуроров и следователей.

Дмитрий Медведев принял тактически правильное решение — поставить во главе МВД и ГУЭБиПК относительно неангажированных людей — Владимира Колокольцева и Дениса Сугробова. Но стратегически это решение оказалось провальным, так как новые люди были поставлены на самом низшем процессуальном уровне.

Реформу, в том числе, и кадровую зачистку надо было либо проводить одновременно во всех органах, от которых зависит безопасность государства, надзор за законностью и правосудие, либо, если не хватало сил и средств, — в ФСБ, судах и Генеральной прокуратуре. Это было вполне осуществимо, потому что по численности штатного аппарата эти три ведомства соразмерны корпусу органов внутренних дел. У Следственного комитета и милиции не было бы другого выхода, кроме как подстроиться.

Но получилось, что силы и средства были брошены в людей, от которых процессуально ничего не зависит. Я не хочу даже говорить о смене названия внутренних органов, о новой форме и табличках…
На них — в пустоту — были выброшены миллиарды, а могли потратить средства на  материальное и технологическое оснащение и обеспечение, что до сих пор не решено.  Важнее другое: даже если бюджет был ограничен, надо было начинать с процессуально важных органов, а потом идти ниже.

Все сделали наоборот, и у такой модели было три варианта развития событий: либо интегрироваться в сложившиеся коррупционные отношения вышестоящей процессуальной цепи и поглотиться, либо вскрыть эти отношения, донести руководству страны и устранить существующую ошибку, либо — подвергнуться дискредитации и фактическому уничтожению. И последующие события это доказали.

Жертвы нездоровой конкуренции — дело Сугробова

Самый первый и яркий пример последствий ошибки президента и индикатор для зачистки органов безопасности — это дело Дениса Сугробова (якобы провокаторов ГУЭБиПК) — дело, которое показывает, как высокопоставленные сотрудники ФСБ, СКР, ГП и судьи действовали явно не в государственных интересах и фактически уничтожили целую службу, дискредитировали МВД.

Я не буду сейчас разбирать это дело в подробностях, в наших журналистских расследованиях все описано, там доказана необоснованность и незаконность уголовного преследования сотрудников ГУЭБиПК. Смысл в том, что полицейские, получив поддержку президента, как говорится, невзирая на звания и чины, продолжили вскрывать коррупционные схемы на самом высоком уровне. Им дали зеленый свет на наведение порядка в банковской сфере — сфере, где десятилетиями формировался бардак под контролем ФСБ. Сугробовцы зашли очень далеко в своей работе, поставили под угрозу разоблачения высшие чины, в том числе, и генералов ФСБ.

Считаете ли вы дело Сугробова провокацией ФСБ?

На полицейских не было серьезного компромата, чтобы заставить делать, то что нужно и «решать вопросы», их не могли контролировать генералы-коррупционеры. Да, они не святые, в этой системе нет святых, но на фоне других они явно выглядели героями нашего времени, поставив на первое место государственные интересы.  Вдумайтесь, что нашли на них подчиненные Александра Бортникова с ручными сотрудниками Александра Бастрыкина, Юрия Чайки и судьями Ольги Егоровой.

Генералу Сугробову, который активно пытался навести порядок в экономической сфере и в борьбе с коррупцией, который имел возможность забить свою квартиру и родительскую дачу не десятками, а сотнями миллиардов, а то и триллионами рублей, не вменили ни одной взятки, ни одного преступления коррупционной направленности.

За три года усердной работы УСБ ФСБ и СКР не смогли склонить никого к оговору сотрудников ГУЭБиПК, не смогли найти дорогостоящего имущества, миллиардных счетов и денег, вообще какой-либо экономической преступной выгоды. Если очень коротко, им вменили то, что они не оформили некоторые внутренние документы, когда ловили реальных высокопоставленных подозреваемых в коррупции, которые охотно сами брали деньги (есть видео и аудио), пойманы с поличным при получении взяток, которые даже признались в содеянном и активно разоблачали других коррупционеров и сотрудничали со следствием.

Представляете, из тех, кто брал взятки, сделали потерпевших, и они ушли от ответственности. А полицейским вменили только одну провокацию взятки на сотруднике УСБ ФСБ — провокацию, которая имеет сама все признаки провокации, так как сам сотрудник спецслужбы попал в разработку, стал фигурантом преследования и был вынужден действовать именно так.

Чтобы реализовать такую грязную работу, подчиненным Ивана Ткачева из УСБ ФСБ нужны были свои подконтрольные следователи, прокуроры и судьи, свои высокопоставленные информаторы в окружении руководства страны и хорошая пиар-подготовка в СМИ. Одни выдумали несуществующее преступное сообщество, другие — закрыли глаза, третьи — арестовали, четвертые — ввели в заблуждение общественность, раструбив на всю страну о якобы провокациях, пятые — наговорили руководству страны… И все — дальше дело техники.

Да, именно такая грязь была и остается в ведомствах, которые должны бороться с преступностью, стоять на страже закона. Ошибка президента стала очень дорогой, нашла своих героев и подтвердилась временем.

Не жалеют своих — дело Чуяна

Можно перейти к следующему индикатору и делу. Это дело нигде особо не афишировалось, но показало гнилость системы ФСБ. Это дело экс-главы Росалкогольрегулирования Игоря Чуяна

Если дело Сугробова — это уничтожение внешней угрозы, влиятельного и опасного конкурента для чекистов-решальщиков, то в деле Чуяна убирали без разбора уже своих. Опять подчиненные Ивана Ткачева из Управления собственной безопасности ФСБ парализовали работу подразделения центрального аппарата, которое разрабатывало главу Росалкоголя, арестовав сотрудника ФСБ при явно сомнительных обстоятельствах, имеющих все признаки фальсификации и провокации.

Эти действия УСБ ФСБ могли позволить Игорю Чуяну на протяжении нескольких лет продолжить совершать хищения, сумма которых превысила 200 миллиардов рублей.

Специально ли позволили силовики Игорю Чуяну скрыться за границей?

А когда о махинациях Чуяна стало известно Владимиру Путину и была дана команда «фас», то главе Росалкоголя очень повезло: не исключено, что за очень хорошие отступные для Управления «К», которое уже возглавил тот же Ткачев, ему дали возможность подготовиться и скрыться за рубежом, и только потом объявили в федеральный, а далее в международный розыск. В случае чего виноваты будут СКР или МВД. Вот так, высокопоставленные руководители ФСБ организовывают работу по указанию президента.

Миллиардер по договору — дело Шестуна

Третий индикатор — дело Александра Шестуна, главы района, у которого Генпрокуратура и ФСБ нашли имущество на 10 миллиардов. Мы много писали об этом деле, никого не обвиняя и не оправдывая, — мы писали о зафиксированных на аудиозаписи угрозах Шестуну от генерала Ткачева, которые дискредитируют ФСБ, и о экс-чиновнике, который не боится выступать с разоблачениями прокуроров и чекистов.

Но если принять официальную версию — что Шестун действительно причастен к этим миллиардным хищениям, возникает другой вопрос: кто же его вырастил? Он много лет проработал главой района, сотрудничал с Ткачевым, с Громовым, Воробьевым, с силовиками… Он был агентом высокопоставленного сотрудника ФСБ. Он не мог получить эти миллиарды так, чтоб не знали Ткачев и Воробьев, это невозможно, он получается вырастил эти миллиарды на их глазах.

Все знали, но почему они ни за что не ответили? И еще, самое главное — факт торга: если бы глава района в свое время договорился с генералом ФСБ Ткачевым и губернатором Воробьевым, то ничего бы не было арестовано, и не было бы у нас миллиардера Шестуна. Это показательные двойные стандарты сегодняшнего дня, а он просто вскрыл эту опухоль.

Лучше поздно, чем… — дело Черкалина

Дело, о котором нельзя не сказать, это дело полковников-миллиардеров — Дмитрия Захарченко и Кирилла Черкалина. С одной стороны, арест Черкалина и его бывших коллег по Управлению «К» — это очень хороший знак. Это показывает, что президент дал согласие на оздоровление кадров в ФСБ. Вопрос — как это все будет реализовано, смогут ли привлечь к ответственности руководителей чекистов-миллиардеров, других «черкалиных», а их сейчас в рядах ФСБ остается достаточно.

Приведет ли дело полковника Черкалина к отставкам руководства ФСБ?

Но ведь о крышевании банков со стороны ФСБ и МВД было известно очень давно. Об этом говорили пострадавшие банкиры, и силовики — как до генерала Сугробова, так и во время активных действий ГУЭБиПК МВД по пресечению банковских дыр. О роли ФСБ пытались докладывать руководству страны.

Все это могло быть пресечено еще в 2011 году, если бы реформу и чистку руководства провели в ФСБ, а не в МВД, и сейчас мы бы видели оздоровление не только банковского сектора, но и всей правоохранительной и судебной системы. Какие социально-экономические благоприятные условия могли быть созданы за этот период, сколько денег, необходимых для развития страны могло остаться в России!

Это очень маленький, но показательный список скандальных дел общероссийского масштаба, за которыми следят журналисты PASMI, а сколько дел остается в тени, а сколько таких скандалов и грязных дел в регионах, где ситуация еще плачевнее.   

Мальчики-мажоры — чекисты на «Гелендвагенах»

А зашлифовать хочется пятым интересным скандалом. Парад «Геледвагенов», который устроили выпускники академии ФСБ. Неважно, чьи были внедорожники — самих курсантов, их родственников или просто были взяты в аренду. Важно, как мыслят молодые офицеры органов безопасности, которые приступают к защите нашего Отечества. Парад показал ценности в головах молодых чекистов, отношение к закону и обществу: «Мы — власть!»

Это уже эмоциональный индикатор того, что творится в ФСБ. И это очень грустно, потому сейчас, как никогда, нашей стране нужна другая Федеральная служба безопасности, состоящая из профессионалов, патриотов с высоким уровнем нравственности и правовой культуры.

Самые свежие новости на нашем Яндекс.Дзен канале

ТОП 5

Пять гостиниц, кинотеатр и особнячок в Вене — чем можно разжиться за бесценок у Собянина 88751 Итоги дня: поместье генерала ФСО, квартира сына генерала ФСБ и новое дело «Росгосстраха» 62968 Бюджетные миллиарды в «молоко» — крупнейший агрохолдинг в России на пути к банкротству 52457 Депутат-мажор: папа из Кремля и быстрая политическая карьера 46802 Кремль решил судьбу Бортникова и Колокольцева 38560

От прокурорской мести полицейским до тайн Газпрома

Журналистские расследования: итоги недели 9-15 сентября

Глава Росалкоголя - преступление без наказания

У экс-главы РАР Чуяна арестовали недвижимость на 260 млн рублей

Извините, ошиблись: четыре года ссылки для жертвы Росалкоголя, судей и ФСБ

Генпрокурор проверит дело о взятках чекистов и служителей Фемиды

Сотрудники РАР стали фигурантами дела о воспрепятствовании бизнесу

Алкогольное опьянение ФСБ: кто курирует теневой рынок после Чуяна

От перестановки глав РАР схемы не меняются

Читать все материалы

Абсурдные приговоры коррупционерам: Вы в курсе, Вячеслав Лебедев?

Как служители Фемиды поощряют взяточников и расхитителей бюджетов

Борьба с коррупцией — оценивает общество

Давление на предпринимателей не снижается — бизнес-омбудсмен не справляется

Опросы общественного мнения показывают печальные итоги защиты бизнеса в России

Две трети россиян сочли обычной практикой фальсификацию полицией «наркотических» дел

Опять двойка: общество не оценило антикоррупционных усилий Путина

Опрос показал — россияне не верят в эффективность действий президента в борьбе с коррупцией

Реформа ФСБ — все ждут, никто не верит

Общество уверено в необходимости чистки рядов спецслужб

Читать все материалы

Любимчики Алексея Миллера — кто наживает миллиарды на газовой госкорпорации

«Газпром» дает больше выгоды подрядчикам и лоббистам, чем родному государству

Как силовики отчитались перед Москвой: массовое отравление на авиазаводе не раскрыто

Полиция угрозами выбила явку с повинной вместо объективного расследования

Коррупционные скандалы в Минобороны

Экс-замкомандующего армии в Забайкалье навымогал мелких взяток на пять лет колонии

Минобороны требует 600 млн рублей с двух осужденных за злоупотребления офицеров

Крупного инженера из Минобороны заставили расплатиться за взятку деньгами

Ни за газ и ни за свет: Шойгу берет пример с Сердюкова

Коммунальщики годами воюют со структурами Минобороны из-за многомиллиардных задолженностей

Читать все материалы

Лебедев или Медведев: для кого освободили кресло главного судьи РФ

В чем причины досрочного объявления о вакансии на должность председателя ВС РФ

От коммунальных долгов Шойгу до миллиардеров в ФСО и мэрии Собянина

Журналистские расследования: итоги недели 2-8 сентября