Сообщить о коррупции Рубрики
Подписывайтесь на наш Telegram

ТОП 5

Пять гостиниц, кинотеатр и особнячок в Вене — чем можно разжиться за бесценок у Собянина 88710 Итоги дня: поместье генерала ФСО, квартира сына генерала ФСБ и новое дело «Росгосстраха» 62943 Бюджетные миллиарды в «молоко» — крупнейший агрохолдинг в России на пути к банкротству 52424 Депутат-мажор: папа из Кремля и быстрая политическая карьера 46764 Кремль решил судьбу Бортникова и Колокольцева 38380

Учись у главного федерального инспектора: твоя земля — мое богатство

Откровения бывшего родственника и бывшего «кошелька» высокопоставленных чиновников

Многомиллионный откат за невыполненные работы, сомнительные, но очень выгодные схемы по захвату земель, подставные владельцы, фирмы-однодневки, ручные судьи и прокуроры, уголовное преследование из-за опасений огласки компромата — все это и не только в рассказе Александра Кретова, опального бывшего зятя главного федерального инспектора Саратовской области Марины Алешиной.

Старое дело

В феврале в Саратовской области возобновилось предварительное следствие по делу о злоупотреблении полномочиями чиновниками региональной Роснедвижимости. Дело было прекращено в прошлом году, и возобновлено после того, как его изучил центральный аппарат ведомства Александра Бастрыкина.

Речь идет о реконструкции здания ведомства в 2009 году, при которой в неизвестном направлении уплыли 25 млн рублей. Тогда на 6 лет был осужден руководитель компании-подрядчика Андрей Баландин, но должностные лица из Роснедвижимости, которые подписали акт приемки и перечислили денежные средства за невыполненные подрядчиком работы, никакой ответственности не понесли.

Не исключено, что дело замяли потому, что одним из этих подписантов был теперь уже бывший руководитель саратовской Роснедвижимости Андрей Алешин, который состоял в браке с главным федеральным инспектором региона Мариной Алешиной.

Между тем, бывший зять Алешиных Александр Кретов заявляет, что пропавшие 25 миллионов были банальным откатом чиновнику, причем получил его глава Роснедвижимости именно недвижимостью. «Алешин подписал Баландину акт по зданию Росреестра за откат тремя квартирами. Мы были в Черногории, я участвовал в этом разговоре. Сумма была 20-25 млн», — рассказал он ПАСМИ.

По словам Кретова, именно он подписывал договор купли-продажи данных квартир по генеральной доверенности от бывшего тестя и может ответственно заявить, что никаких взаиморасчетов по этой якобы сделке не производилось.

Кстати, после возобновления следствия Кретова уже вызывали в региональное следственное управление СКР для допроса в качестве свидетеля. В ходе беседы со следователем Александром Новиковым бывший родственник Алешиных изложил вышеуказанную информацию о договоре и отсутствии платежей.

Доверенное лицо

Александр Кретов знает о семье семье Алешиных много интересного, ведь, по словам мужчины, он был «кошельком» четы высокопоставленных чиновников и провел порядка 50 сделок по генеральной доверенности от бывшего тестя. «В период моего нахождения в семье большая часть имущества Алешиных была оформлена на меня, моих родственников и приближенных, я полностью отвечал за весь „земельный“ портфель», — рассказывает он.

Но после развода Кретова с дочерью федерального инспектора, у него начались большие проблемы. Против возврата семье всех активов он не возражал, понимая, что они, по сути, ему никогда не принадлежали. Но бывшие тесть с тещей потребовали, чтобы Кретов отказался от доли в семейном доме, лишив его единственного жилья.

Но и это еще не все: бывшие родственники побоялись, что Кретов слишком много знает и может слить информацию в СМИ. Чтобы обезопасить себя, Алешины обвинили бывшего родственника в вымогательстве в особо крупном размере.

Взяли его якобы с поличным при получении 100 тыс. рублей — провокацию устроила бывшая супруга. Она попросила Александра написать расписку о том, что за переданные деньги тот не будет предавать огласке порочащие семью секреты. Женщина уверяла, что ее отец просто положит эту бумагу в сейф. «Написал, отдал, вышел — и пошла группа захвата… Как потом узнал, эта была „Кобра“», — рассказывает Александр.

В СИЗО Кретова склоняли к признанию вины, но тот не соглашался. Тогда на него повесили долг в 6 миллионов рублей.

В ноябре 2013 года судья Волжского районного суда Никита Вдовин приговорил Кретова к трем годам колонии. Александр уверен, что судебное решение решение было принято по звонку его тещи — главного федерального инспектора.

Также связями Марины Алешиной с силовиками Кретов обуславливает и свой внезапный свой перевод в отдаленную томскую колонию, и требование отказаться от детей в обмен на УДО. Тогда он отказался, но вторая попытка выйти из колонии условно-досрочно Александру удалась. Правда, отсидел почти полный срок — два года восемь месяцев.

Освободился Кретов в феврале 2016 года, а через несколько месяцев ему удалось встретиться с бывшем тестем. «Алешин в жесткой форме предложил мне отказаться от детей, пообещав в ответ списать долги. Он также намекал, что в случае попыток встретиться с детьми, меня посадят по другой статье», — рассказал Александр.

По его словам, это стало одной из причин огласки махинаций Алешиных в СМИ.

Простые схемы

По прикидкам Кретова, состояние клана чиновников можно оценить в 1,5-2 млрд рублей, а начало сказочного обогащения было положено, когда Андрей Алешин занимал должность главы земельного комитета Саратова — примерно в 2004 году. Земельной политикой и ресурсами Алешин руководил в тандеме с мэром города Юрием Аксененко, который позднее был приговорен к четырем годам лишения свободы за махинации с землей.

Как пояснил Александр Кретов, работа в мэрии давала Алешину полный доступ к базе данных о неоформленных участках земли, и чиновник широко использовал эту возможность, набрав в аренду на подставных лиц серьезный объем площадей.

Чтобы выводить эти земли из собственности города и осваивать их были созданы землеустроительные компании и фирмы-однодневки.  Подставной компанией «Андана», которая занималась оформлением земель, в должности замдиректора руководил сам Кретов. «В „Андану“, как и в другие фирмы-однодневки, собирались активы и держались до определенного момента. Потом актив продавали, кэш отмывали и вкладывали во что-то новое», — рассказывает он.

Кретов подчеркивает, что в собственность полученные по сомнительным схемам участки не переводились — невыгодно. Их брали в аренду на 49 лет, а потом просто заменяли сторону арендатора, получая весьма неплохие деньги. И этот процесс продолжался, когда Андрей Алешин ушел ушел из земельного комитета в Роснедвижимость. А затем, оставив и эту должность, он перевел практически все активы уже на себя.

Высокие доходы

В качестве примера Кретов приводит участок площадью 3,5 гектара в поселке Солнечный, который до сих пор приносит доход семье Алешиных: «Один из участков был оформлен на физическое лицо, а по факту принадлежал Алешину и его компаньону. Через семь лет они его поделили официально. Сейчас на нем расположен „Макдональдс“, который приносит около 1,5 млн рублей арендных платежей».

Другой участок в том же поселке, по словам Кретова, передан гипермаркету «Лента» за 80 млн руб., из которых Алешину досталось 14 млн. При этом часть участка муж федерального инспектора оставил себе, сейчас учрежденная им компания ООО «Квадро плюс» строит там многоэтажный жилой дом.

Еще более интересная история — со зданием площадью 2 тыс. квадратных метров, построенным на участке гаражно-строительного кооператива, которым руководил отец Андрея Алешина Виктор Алешин.

Место в городе коммерчески не самое ликвидное, поэтому здание решено было отдать в аренду саратовской государственной юридической академии, ректором которой был ближайший друг Алешина Сергей Суровов — за 1,8 млн рублей в месяц.

«Именно для этого я создал ИП, открыл лицевой счет, и все деньги проходили через это ИП. Я подписывал документы, деньги ежемесячно перечислялись на счет, либо я, либо мои бухгалтеры обналичивали их и передавали Алешину», — отмечает Кретов.

Он добавляет, что Суровов в накладе не остался — ежемесячно ему в виде отката отвозили 300-400 тыс. рублей.

Здесь надо подчеркнуть: академия — учреждение казенное, а значит, деньги за аренду шли в семейный карман Алешиных из федерального бюджета.

Женат на крыше

Александр Кретов уверен: Андрей Алешин не смог бы безнаказанно реализовать ни одну из своих сомнительных схем, если бы его не прикрывала супруга — Марина Алешина.

Кстати, официально Алешины разведены, и расторжение брака состоялось именно тогда, когда Александр Кретов был обвинен в вымогательстве. По его мнению, этот развод — фиктивный, и его цель — попытаться скрыть появление большого количества активов, которые он передал бывшим родственникам.

Тем не менее, Марина Алешина помогала мужу избежать ответственности и когда была вице-спикером Саратовской областной Думы, и когда заняла пост спикера регионального парламента, но в 2012 году, став главным федеральным инспектором в регионе под руководством Валерия Радаева, она приобрела практически неограниченные возможности. На этой должности Алешина курирует все госструктуры, включая правоохранительные.

Вероятно, именно это стало причиной того, что никто не задается вопросом, почему семья чиновников проживает в шикарном особняке, расположенном на участке площадью 1,7 гектара. По данным местных СМИ, кадастровая стоимость недвижимости составляет свыше 24 млн рублей, а рыночная приближается к 100 миллионам.

Более того, при поддержке силовиков, а конкретно — областного прокурора Сергея Филипенко — в собственность города незаконно вернули соседний с домом Алешиных участок, на котором местная компания «Альмир» собиралась построить многоквартирный дом. Тогда предприниматели понесли порядка 100 млн убытка, а причина этого практически рейдерского захвата, по их мнению в том, что жильцы дома могли из окон увидеть подробности образа жизни федерального инспектора.

Помимо координации деятельности силового блока, Марина Алешина входит в состав областной квалификационной коллегии судей, то есть от нее зависят все кадровые решения в судейском корпусе. Кретов уверен, что именно это стало причиной того, что его осудили без всяких доказательств, по одной единственной написанной под диктовку записке.

Кроме того, по утверждению Александра, его отправке в Томскую колонию за 2 тыс. километров от Саратова, вопреки общепринятой в пенитенциарной системе практике, поспособствовал по просьбе бывшей тещи экс-начальник саратовского ФСИН Александр Гнездилов. И через него же Марина Алешина влияла на руководство томского ФСИН, которое предлагало в качестве «платы» за УДО отказаться от отцовства в отношении троих детей.

Также стараниями влиятельной бывшей родственницы против Кретова было возбуждено новое уголовное дело. Александра обвиняют в клевете после публикации его интервью в саратовском издании «Взгляд-инфо». Кстати, из всего массива разоблачающей информации оспаривается только история с откатом при ремонте здания Роснедвижимости, с которой мы начали статью.

Остается только добавить, что наряду с разоблачениями в СМИ, Кретов направил обращения в федеральные органы — главе СКР Александру Бастрыкину, директору ФСБ Александру Бортникову, заместителю генпрокурора Александру Буксману и заместителю руководителя Администрации президента Сергею Кириенко.

Ответили только из ФСБ и Следственного комитета. Суть ответов в том, что заявление о возможных преступлениях Алешиных передано на региональный уровень, то есть, под контроль главного федерального инспектора.

Самые свежие новости на нашем Яндекс.Дзен канале

ТОП 5

Пять гостиниц, кинотеатр и особнячок в Вене — чем можно разжиться за бесценок у Собянина 88710 Итоги дня: поместье генерала ФСО, квартира сына генерала ФСБ и новое дело «Росгосстраха» 62943 Бюджетные миллиарды в «молоко» — крупнейший агрохолдинг в России на пути к банкротству 52424 Депутат-мажор: папа из Кремля и быстрая политическая карьера 46764 Кремль решил судьбу Бортникова и Колокольцева 38380

От прокурорской мести полицейским до тайн Газпрома

Журналистские расследования: итоги недели 9-15 сентября

Глава Росалкоголя - преступление без наказания

Извините, ошиблись: четыре года ссылки для жертвы Росалкоголя, судей и ФСБ

Генпрокурор проверит дело о взятках чекистов и служителей Фемиды

Сотрудники РАР стали фигурантами дела о воспрепятствовании бизнесу

Алкогольное опьянение ФСБ: кто курирует теневой рынок после Чуяна

От перестановки глав РАР схемы не меняются

Экс-глава РАР сбежал, «короли портвейна» процветают

Подчиненные Игоря Чуяна не дали умереть теневому алкогольному рынку

Читать все материалы

Абсурдные приговоры коррупционерам: Вы в курсе, Вячеслав Лебедев?

Как служители Фемиды поощряют взяточников и расхитителей бюджетов

Борьба с коррупцией — оценивает общество

Давление на предпринимателей не снижается — бизнес-омбудсмен не справляется

Опросы общественного мнения показывают печальные итоги защиты бизнеса в России

Две трети россиян сочли обычной практикой фальсификацию полицией «наркотических» дел

Опять двойка: общество не оценило антикоррупционных усилий Путина

Опрос показал — россияне не верят в эффективность действий президента в борьбе с коррупцией

Реформа ФСБ — все ждут, никто не верит

Общество уверено в необходимости чистки рядов спецслужб

Читать все материалы

Любимчики Алексея Миллера — кто наживает миллиарды на газовой госкорпорации

«Газпром» дает больше выгоды подрядчикам и лоббистам, чем родному государству

Как силовики отчитались перед Москвой: массовое отравление на авиазаводе не раскрыто

Полиция угрозами выбила явку с повинной вместо объективного расследования

Лебедев или Медведев: для кого освободили кресло главного судьи РФ

В чем причины досрочного объявления о вакансии на должность председателя ВС РФ

Коррупционные скандалы в Минобороны

Экс-замкомандующего армии в Забайкалье навымогал мелких взяток на пять лет колонии

Минобороны требует 600 млн рублей с двух осужденных за злоупотребления офицеров

Крупного инженера из Минобороны заставили расплатиться за взятку деньгами

Ни за газ и ни за свет: Шойгу берет пример с Сердюкова

Коммунальщики годами воюют со структурами Минобороны из-за многомиллиардных задолженностей

Читать все материалы

От коммунальных долгов Шойгу до миллиардеров в ФСО и мэрии Собянина

Журналистские расследования: итоги недели 2-8 сентября