Сообщить о коррупции Рубрики
Подписывайтесь на наш Telegram

ТОП 5

Счет в Швейцарии и связь с олигархом — Пескова подводит жена 124535 Четыре года тюрьмы за отказ соседке со связями 68185 ФСБ в полиции, преступное сообщество миллиардера и замминистра на крючке 60434 Страшная месть: 10 миллиардов, ФСБ и чайкины дети 57411 Поместья, виллы и пентхаусы — богатая коллекция Шувалова 56333

Как ФСБ наживалась на страхе перед «пятой колонной»

Откровенный рассказ экс-сотрудника КГБ, руководителя специальной «банковской группы» МВД

Как высокопоставленные российские эфэсбэшники зарабатывали награды, должности и деньги на мифе об «оранжевой революции», кто «кинул» Игоря Сечина на $5 млн, свалив вину на Бориса Березовского — об этом и не только читайте в интервью с экс-сотрудником органов безопасности, перешедшим на службу в особую «банковскую» группу МВД.

Первое Антикоррупционное СМИ продолжает серию публикаций бесед с Дмитрием Целяковым — экс-охранником первого президента Михаила Горбачёва, которых затем входил в созданную по указанию главы российского государства Владимира Путина группу по пресечению незаконного отмывания денег через российские банки. На первой встрече с нашим корреспондентом оперативник раскрыл общие принципы «черного» финансового рынка и назвал покровителей этого триллионного бизнеса, а теперь — рассказал о политической подоплеке банковских махинаций.

Борцы с оппозицией

«Работая по сектору отмывания денег, я не мог пройти мимо лозунга «Оранжевая революция», а также мимо фигуры Бориса Березовского. Специфика задач, поставленных перед следователями и оперативниками из нашей «банковской группы», которую возглавлял Геннадий Шантин, — это не только посадки членов ОПГ, «сжигающих» банки, а куда более серьезная тематика, поскольку за большими деньгами всегда стоит большая политика.

Как-то Глеб Павловский признался в СМИ, что название «Оранжевая революция» придумал он. В принципе, это хороший мем, который засел в голову политического руководства страны и обывателей, а предприимчивые генералы сумели еще и монетизировать это понятие, как и фамилию Березовского, которому приписывали финансирование определенной части оппозиционного движения в России. Работа над вымышленной проблемой — вещь удобная, потому что не пыльная, а кресла, звания и деньги приносит исправно.

Как человек, который плотно занимался изучением всех возможных финансовых схем, связанных с российскими банками, я хочу официально заявить, что никогда не видел, чтобы кто-то поймал хоть какие-либо значительные денежные средства, на которые можно действительно совершить что-то типа «Оранжевой революции». Также мне неизвестно, что кто-либо установил, как это в действительности происходит. В основном, — одно словоблудие и театральные постановки, в один из таких спектаклей оказался замешан и я.

Главными постановщиками этой мистификации я считаю бывшего начальника Управления «М» ФСБ России Владимира Крючкова, а также его заместителя Владимира Максименко, он возглавил потом управление собственной безопасности СКП России. А у Крючкова было очень большое влияние в силовом блоке, насколько мне известно, это объясняется родственными связями с Виктором Ивановым, бывшим помощником президента Владимира Путина по кадровым вопросам.

К 2007 году у меня имелась оперативная информация о том, что Крючков с Максименко оказывают содействие группам, «сжигающим» банки. Также я знал, что мои оперативные наработки по отмыванию денег через банки кому-то очень сильно мешают, что меня из-за этого хотят убрать из МВД, и я подозревал, что эти эфэсбэшники из управления «М» причастны к моему устранению.

Летом 2007 года я попробовал решить эту проблему через начальника 5-го главного территориального управления (ГТУ № 5) Банка России Александра Корнешова, полковника ФСБ из аппарата «прикомандированных» сотрудников (это лица из ФСБ России, поставленные в различные ведомства, где получают зарплату и занимают должности). Корнешов в силу своей должности контактировал со многими эфэсбэшникапми, и я просил передать Крючкову и Максименко, чтобы они не лезли в мою работу, и тогда я тоже не буду их трогать. В ответ мне было сказано, что я не прав: Крючков и Максименко — замечательные специалисты, к тому же они ведут некую очень сложную работу по пресечению финансирования «Оранжевой революции» и предотвращению срыва выборов в РФ, чего, якобы, желает добиться Борис Березовский.

В контексте этой истории и прозвучало название «Имидж-банка», через который беглый олигарх якобы спонсирует «пятую колонну». Я сказал, что знаю этот банк: ранее он, действительно, принадлежал Березовскому, а сейчас там всплыли поддельные векселя, которыми «Имидж» несколько лет назад расплатился с ЮКОСом за долг в $5 млн, и теперь нефтяники не могут получить свои деньги.

Кинул ли их Березовский или здесь замешаны другие лица — я не знаю. Вопрос это мутный и не относится к моей работе, так как я не работаю по «живым» банкам, а делом ЮКОСа занимается группа Генеральной прокуратуры РФ. Непонятно, правда, как активы при этом похищают можно сказать у «Роснефти» Игоря Сечина, которая получила ЮКОС.

При этом я отметил, что у меня есть бумаги по «Имидж-банку». Глаза Александр Львовича загорелись, он попросил эти бумаги. Я ему сказал, что без проблем дам: если генерал Крючков хочет отличиться перед Путиным — мне не жалко, только попросите их убедительно не мешать моей работе. На следующий день я передал бумаги и на какое-то время выпустил этот вопросе из поля зрения.

Кража под контролем ФСБ

Вместе с тем, я продолжал через СМИ отслеживать судьбу КБ «Имидж» и прочитал, что в августе 2007-го СКП и ФСБ России арестовали председателя совета директоров банка Валерия Мотькина в рамках уголовного дела по ч.4 ст.159 УК РФ — «мошенничество в особо крупном размере», а суд избрал ему меру пресечения в виде СИЗО.

Сначала мне показалось, что Крючков и Максименко вроде занялись работой. Однако последующие данные привели меня к убеждению, что люди неисправимы. По каналам технического контроля и от источников я получил сведения, что банк «Имидж» поставлен в систему отмывания денег группами, по которым шли мои расследования по делу «Джубы» и дагестанским банкам, о которых я вам уже рассказывал. Чтобы не тратить время на развертывание группы и проведение активных мероприятий с СК, я обратился с рапортом по данным сведениям на имя начальника ДБОП и Т МВД России Сергея Мещерякова. Итогом этого рапорта стало письмо с грифом «Секретно», отправленное на имя руководителя МГТУ Банка России Константина Шора, а затем — отзыв лицензии у «Имиджа» и блокировка на его счетах 1,5 млрд. руб.

А теперь спросите у себя: как можно «сжечь» банк, который поставлен на особый контроль ФСБ, без ведома самих ревизоров? Ответ ясен. Но это еще не все. Уже после того, как счет «Имиджа» был заморожен, с него было похищено 250 млн руб, что я отразил уже в следующем рапорте.

Ещё один важный момент: «Имидж-банк» затем передали под управление госкорпорации «Агентство по страхованию вкладов». После чего первый заместитель директора ГК «АСВ» Валерий Мирошников, когда я пришёл к нему договариваться о допуске к архивам корпорации наших сотрудников, которые производят экономическое исследование, пожаловался, что его достали некие ходоки, в том числе, из различных ведомств, по теме КБ «Имидж», так как на счетах заблокировано 1,25 млрд рублей, а эти деньги хотят вывести под фиктивные документы.

Вскоре стало известно, что экс-председателя банка «Имидж» Мотькина выпустили из СИЗО: а куда ФСБ деваться, ведь когда его закрыли — отмывания денег не было. Конечно, Мотькин не оценил ситуации, опять под дудку ФСБ завёл свои речи в СМИ про Березовского, якобы он был заказчик изготовления векселей. Кроме того, Мотькин ещё и возместил «Роснефти» 150 млн рублей.

При этом мой источник в окружении Березовского сообщал, что никаких существенных телодвижений он сделать не мог. Да, он собирал в Лондоне бывших отставников и напоминал, что они обязаны ему многим. Но ничего более.

Выгодная мифология

Все то, что делал Крючков, по моему мнению, было изначально задумано для «сжигания» банка, а потом списания своих бравых действий на Бориса Березовского, чтобы потом получить кресло начальника СЭБ ФСБ или руководителя УФСБ по Москве и Московской области.

Отсюда вывод, что никаких «Оранжевых революций» нет, есть другие вещи со «сжиганием» банков, из-за участия в которых наши силовики не могут выпороть потом себя сами и им некогда им заниматься важной работой — к примеру, расследовать экономическую подоплеку войны с Грузией, которую спишут на неадекватность Саакашвили и происки США, хотя налицо очевидные вещи, схематика и другие нюансы мировой экономики.

Помню, сижу в Кремлёвском СИЗО № 99/1 и читаю газету от декабря 2008 года, где депутат ГД РФ Илья Пономарев обвиняет меня и других лиц публично в финансировании покупки оружия для нужд армии Грузии. Конечно, возникает вопрос, кто подсказал депутату ГД РФ этот сюжет, когда это действительно моя тематика. Только фигуранты другие, да и схема другая: по заданию бывшего Директора федеральной службы налоговой полиции Михаила Фрадкова я изучал вопрос, куда девается валютная выручка от контрактов с оружием, как в действительности обстоят дела на предприятиях. Потратил четыре года, вышел на схемы рублевых транзитов через российские банки. Но кто-то решил закрыть это направление.

Ко мне в СИЗО даже приходила следователь Марина Ломоносова, возбудившая 9 июня 2008 года уголовное дело в отношении меня по заявлению, которое поступило от Пономарёва. В ходе допроса речь зашла о банке «Интелфинанс», через который я и другие якобы вывели 2,5 млрд для покупки оружия для нужд армии Грузии.

Но только мне данное заявление прочитать никто не дал, самого Илью Пономарева следователь Ломоносова не опрашивала, те, кто на самом деле вывел деньги из КБ «Интелфинанс», почему-то хорошо себя чувствуют и находятся под опекой Владимира Крючкова и председателя СК Александра Бастрыкина, но подробнее об этом я расскажу в следующий раз.

Мне есть о чем рассказать, потому что работа, проведенная нашей «банковской группой» актуальна до настоящего времени, и ответы на многие вопросы есть в документах, которые, в отличии от упраздненного в 2008-ом ДБОП и Т МВД России, нельзя стереть, даже если кому-то очень хочется».

О том, кто помогает расхитителям бюджета и криминальным структурам отмывать деньги в России и за границей, о борьбе силовиков за отмывочный сектор и роли в ней главы СКР Александра Бастрыкина, генерала ФСБ Ивана Ткачева и загадочного протеже Япончика Евгения Двоскина  читайте в материале ПАСМИ «Глобальная «прачечная» под прикрытием ФСБ и ЦБ».

Самые свежие новости на нашем Яндекс.Дзен канале

ТОП 5

Счет в Швейцарии и связь с олигархом — Пескова подводит жена 124535 Четыре года тюрьмы за отказ соседке со связями 68185 ФСБ в полиции, преступное сообщество миллиардера и замминистра на крючке 60434 Страшная месть: 10 миллиардов, ФСБ и чайкины дети 57411 Поместья, виллы и пентхаусы — богатая коллекция Шувалова 56333

Суд заметает следы, а депутаты прячут шикарные квартиры и отели

Журналистские расследования: итоги недели 11-17 февраля

Глава Росалкоголя - преступление без наказания

Десять лет коррупции Игоря Чуяна: ошибка Путина и провал ФСБ

Топ расследований ушедшего года — дело Росалкоголя

Когда глава Росалкоголя пресечет нелегальные доходы Чуяна, разыскиваемого СКР

Рынок паленого алкоголя остается под контролем обвиняемого в коррупции экс-главы РАР

Депутат Бифов хочет вернуть себе титул «водочного короля»

Парламентарий пытается лоббировать назначение «нужных» людей на ключевые должности алкогольной сферы

Будущего зампреда Верховного суда обвиняют во взятке в 7 млн долларов

Бизнесмен требует проверки на полиграфе кандидата в заместители Вячеслава Лебедева

Читать все материалы

Борьбу губернатора за имидж подпортили нескромные закупки

Найдены подтверждения информации, за которую глава Тамбовской области хочет засудить журналиста

Вице-спикер, сын Жириновского, испанский отельер

Заграничная недвижимость в сотни миллионов рублей обнаружилась у депутата Госдумы Игоря Лебедева

Борьба с коррупцией — оценивает общество

Репутацию Шойгу подкосила коррупция в Минобороны

Анализ общественного мнения показывает, что глава военного ведомства теряет былую популярность

Общество требует чистки рядов силовых ведомств России

Подавляющее большинство уверено, что правоохранительные структуры поражены коррупцией

Иностранный агент vs кремлевский проект — кто кого?

Сравниваем уровень одобрения антикоррупционной деятельности ОНФ и «Трансперенси Интернешнл»

Навальный и ФБК — верхи травят, низы одобряют

Деятельность Фонда противодействия коррупции поддерживает большинство

Читать все материалы

Народные избранники работают на Миллера и Чемезова

Как профильные комитеты Думы лоббируют интересы крупных компаний

Власть беззакония и подлости — кого обвинял убитый антикоррупционер

Полицейские, прокуроры, судьи — чье бездействие привело к преступлению

Как прокурор уничтожает инвестпривлекательность региона

Скандальный конфликт высокопоставленного силовика и губернатора с бизнесменом

Коррупционные скандалы в Минобороны

Зам Шойгу и «новая Васильева» на освоении военного бюджета

Топ расследований 2018 года — дело Минобороны

От солдата до мэра — как собирают деньги на храм Минобороны

Москва отказалась от денег за рекламу церкви вооруженных сил, а военные сообщают о принуждении к пожертвованиям

У лидера ОПГ нашли связи с руководством СК, ФСБ и Минобороны

Криминальный и силовые авторитеты: прослушки телефонов

Сколько бюджетных миллиардов потратили чиновники на празднование Нового 2019 года

Шары с зенитками, икорницы с гжелью и березовые флешки — на что горазда праздничная фантазия госслужащих

Читать все материалы

Скорая помощь — в частные и не очень чистые руки

Медпомощь в Кемерове приватизирует красноярский экс-министр, имевший проблемы с законом

Кто стоит за убийством борца с коррупцией

Адвокат убитого антикоррупционера изложил свою версию преступления

Небоскребы и миллиарды из бюджета под предлогом экономии

Во сколько обойдется налогоплательщикам переезд трех министерств в «Москва-Сити»

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: