Сообщить о коррупции Рубрики
Подписывайтесь на наш Telegram

Отказ от аукционов при госзакупках даст экономию до 2 трлн рублей в год

Нынешняя аукционная система плодит коррупцию и ненужные расходы, считает эксперт

В 2017 году размер госзакупок и закупок госкомпаний составил 36,5 трлн рублей, или 40% ВВП России. При этом власти констатируют рост нарушений и тотальную картелизацию — сговоры поставщиков между собой и с госзаказчиками. Предприниматели, пытающиеся получить госзаказ, жалуются на высокие административные барьеры, предрешенность тендеров, демпинг и другие нечестные практики, задержки с оплатой по контрактам и все ту же коррупцию. Таким образом, госзакупкам необходим план перемен, уверен директор Института повышения конкурентоспособности Алексей Ульянов.

Уникальное явление

Объясняя неэффективность госзакупок через аукционы, автор статьи на сайте проекта «План перемен» указывает, что если заказчик решил провести конкурс, кто предложит самую низкую цену, то должен максимально точно и грамотно описать все свои требования к услуге и свойствам товара. «Однако описать то, чего у вас нет, бывает чрезвычайно сложно. Если пользоваться чьей-либо помощью, за это придется платить, либо это будет потенциальный продавец, который сделает так, чтобы под описание подходила только его продукция. Выходит, что аукцион при покупке превращается в абсурд и толкает госзаказчика либо к кулуарным договоренностям, либо к покупке не того, что нужно. Более того, эта форма закупок на самом деле препятствует развитию конкуренции и ведет к монополизации, исходя из принципа „победитель получает все“», — пишет исследователь.

Считаете ли Вы эффективными меры, принятые в последние годы, для борьбы с коррупцией в сфере госзакупок?

Сегодня 35—40% госзакупок — это строительство в том или ином виде, 20—25% — лекарства. Благодаря аукционам, уверен эксперт, эти сферы в России стали крайне монополизированными. Те компании, которые не выиграли аукцион, зачастую вынуждены уйти с рынка. «В развитых странах повсеместно применяется заключение контрактов не с одним, а с несколькими победителями тендера. Например, согласно принципу 60:40, занявшему 1-е место достается 60% тендера, 2-е40%. Это позволяет не только снизить всевозможные риски, но и поддержать конкуренцию, а значит, не допустить роста цен в будущем», — отмечает Ульянов.

Кроме того, директива ЕС рекомендует руководству стран — членов сообщества запрещать госзакупки через аукционы. В то же время в России доля закупок через аукционы достигает 60%.

«Злую шутку сыграл аукционный крен в специфических российских условиях. Значительная часть продукции отечественной промышленности проигрывает китайской по цене, а западной — по качеству. Но если оценка идет по критериям „цена — качество“, у нашей продукции появляется шанс. Однако внедрение с 2006—2007 гг. аукционов в госзаказ этот шанс у российской промышленности отняло: либо условия описывались под конкретного поставщика, часто известный западный бренд, у которого бюджеты больше, либо в торгах побеждали поставщики дешевой китайской продукции», — пишет эксперт.

Цену устанавливает… покупатель

Доказывая вредность аукционов для госзакупок в российских условиях, исследователь приводит пример парадоксального явления, когда не продавец устанавливает цену на свой товар или услугу, а покупатель. «Российское законодательство требует от госзаказчика первым определить начальную (максимальную) цену контракта. Это ставит госзаказчика в крайне затруднительное положение. Ведь любой, кто хоть раз пользовался Яндекс-маркетом, знает, что цены даже на простые стандартные товары могут отличаться в разы и даже на порядки (если, конечно, речь не идет о конкретной марке товара, но тогда смысл аукциона и конкуренции опять превращается в профанацию)», — указывает Алексей Ульянов.

Для того чтобы установить начальную цену, госзаказчик расходует средства на оплату труда своим работникам, которые этим занимаются. По данным Минэкономразвития, в госзакупках занято 900 тыс. человек, что сопоставимо с численностью Вооруженных сил РФ или МВД. «В значительной степени штат заказчиков стал раздутым именно по причине аукционного крена, возложения на госзаказчика несвойственных ему как покупателю функций по определению цены, необходимостью написания очень подробных технических заданий. И как следствие — необходимостью контроля над несчастными заказчиками, который не дает и не может дать результата», — отмечает экономист, указывая, что в целом издержки аукционного крена можно оценить в 1,5−2 трлн рублей ежегодно. Такая оценка, по его словам, еще не учитывает долгосрочных издержек, связанных с вымыванием и ликвидацией предприятий малого и среднего бизнеса.

В качестве положительного примера неиспользования аукциона при госзакупках Алексей Ульянов упоминает московскую онкологическую больницу № 62, которая, имея статус автономной некоммерческой организации, была освобождена от обязанности закупать лекарства на аукционах. Руководство больницы просто проводило конкурентные переговоры с поставщиками, которые были вынуждены для получения контракта давать различные скидки. В результате цены на лекарства для этой больницы оказывались ниже, чем у других на аукционах, от 13% до пяти раз.

План перезагрузки госзакупок

«Российской контрактной системе требуется перезагрузка, основной смысл которой заключается в отказе от аукционного крена и абсурдных, противоречащих и мировому опыту, и здравому смыслу запретов на использование лучших закупочных практик», — пишет эксперт.

Он предлагает сделать 14 шагов для приведения системы к эффективному функционированию и, соответственно, снижению и устранению бессмысленных издержек. Наиболее значимые из них — отмена перечня товаров и услуг, которые можно купить только на аукционах; разрешение в госзакупках ценовых конкурентных переговоров с видео- и аудиофиксацией для избежания коррупционных рисков; введение обязательной передачи госзаказа нескольким победителям тендеров, а победителям, в свою очередь, — передачу части заказа на субподряд производственным малым и средним предприятиям.

Также Алексей Ульянов видит необходимость в упрощении процедуры и снятии избыточных и бессмысленных требований к заказчикам; изменении ситуации, когда закупки детсадов, поликлиник и музеев контролируются более жестко, чем закупки «Газпрома» и «Роснефти». Кроме того, для снижения необоснованных расходов бюджетных средств эксперт считает целесообразным запретить заказчикам осуществлять закупки того, что входит в выполнение ими своих непосредственных обязанностей и функций.

Самые свежие новости на нашем Telegram-канале

«агрузка...

«Мне стыдно работать в мусарне…», или как за деньги сажают в СИЗО

Оперативники сфальсифицировали дело о вымогательстве, сделали подозреваемого потерпевшим и, нарушив все процедуры, арестовали адвоката

Журналистские расследования за 18—24 июня

Кого разоблачили журналисты на этой неделе — обзор прессы в дайджесте ПАСМИ

Борьба с коррупцией: итоги недели 18—24 июня

Бесконечные взятки экс-губернатора Хорошавина

Трагедия в Кемерово

Глава МЧС Кемеровской области подал рапорт об отставке

Начальника кемеровского главка МЧС задержал спецназ (ВИДЕО)

Депутаты Кузбасса обвинили Навального в клевете на Тулеева

Рокировка Тулеева может быть защитным механизмом от арестов среди кемеровской элиты

Окружение экс-губернатора опасается новых уголовных дел по старым обстоятельствам

Читать все материалы

Титов просит освободить из-под стражи фигурантов дела о поставках консервов в Минобороны

На неправомерность решений об аресте предпринимателей указал Верховный суд

Офшорами виолончелиста Ролдугина заинтересовалась прокуратура — всего лишь панамская

Друга Путина подозревают в причастности к экономическим преступлениям

Новости smi2.ru

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: