Сообщить о коррупции Рубрики
Подписывайтесь на наш Telegram

ТОП 5

«Россия» — разворованные земли, запуганные жители 36040 Судья приняла сторону сына Чайки — получила иммунитет от ошибок 34061 У Бортникова миллиардер, у Колокольцева — лендлорд, а у Бастрыкина — мафиози 32824 Ошибка президента: ФСБ и борьба с коррупцией 30019 Молятся в ФСБ, ЦБ и везде: кто отправится вслед за Черкалиным 23515

Промысел на сиротах, или как органы опеки торгуют детьми

Желающие усыновить здорового ребенка славянской внешности должны выложить приличную сумму

Фото Константин Чалабов / РИА Новости

Журналисты вскрыли систему хищений средств со счетов и квартир сирот, а также продажи детей усыновителям, налаженную в Екатеринбурге. Оказывается, цена ребенка зависит не только от состояния его здоровья, но и от цвета кожи, глаз и волос.

Искусственные препятствия

Официальная статистика свидетельствует, что количество сирот в российских детских домах стремительно сокращается. Так, за последние годы их число уменьшилось втрое — со 189 тысяч в 2004 году до 54,5 тысячи в 2017 году. В реальности же детские дома переполнены, а органы опеки, к примеру, в Екатеринбурге максимально усложняют условия для усыновления детей.

Как рассказали The Insider на условиях анонимности москвичи Ирина и Олег, в поисках ребенка для усыновления они обратились к юрисконсульту отделения №1 ГКУЗС «Специализированный дом ребенка» в Екатеринбурге Елене Колясниковой, которую им посоветовали знакомые. Женщина сразу стала уверять потенциальных приемных родителей в том, что в доме малютки находятся в основном дети с огромным количеством заболеваний, а она может подобрать здорового.

«Ирина рассказывает, что найти ребенка очень сложно — опека зачастую публикует на сайтах для усыновителей снимки ужасного качества, в базе — минимум информации», — пишет The Insider, отмечая, что узнать более подробные данные о ребенке удается, лишь приехав в регион.

В конце концов, супруги остановили свой выбор на одном из содержащихся в доме ребенка мальчике. Но все оказалось непросто: этот ребенок был социальным сиротой, его мать не была лишена родительских прав, следовательно, усыновлению он не подлежал. Колясникова пообещала помочь, а вскоре сообщила, что глава районной опеки Болотова может решить проблему — за 80 тыс. рублей. 

Чета москвичей рассказала, что юрисконсульт говорила о 600 человек в очереди на усыновление, и при этом все якобы хотели здоровых детей, славян. «Убеждала нас, что надо рассчитывать на свои силы, брать здоровеньких детей. Вот вам здоровенькие — за 80 тысяч. Постоянно подчеркивала: в нашем мальчике нет ни капли черной крови! Ребенка можно забрать в тот же день, это вообще фантастика, все включено — за 80 тыс. рублей», — говорили родители.

Впоследствии Олег и Ирина обратились в Следственный комитет. Сама Елена Колясникова отрицает информацию о требовании каких-либо денег.

Как объяснил Олег, механизм, по которому работают вымогатели, прост: ребенок попадает в дом малютки по заявлению родителей о том, что они отдают его государству на временное содержание из-за трудной жизненной ситуации. Устройству в семью такой ребенок не подлежит, а деньги на его содержание государством выделяются.

«Если на него находятся желающие с деньгами, которые готовы усыновить, то договориться с матерью, чтобы она отказалась от ребенка — не проблема. Пока отказа нет, он не попадает в базу на усыновление. Опека специально задерживает финальные бумаги, пока ищет покупателя», — цитирует Олега издание. В результате, по данным правозащитников, от 50 до 70% детей в сиротских учреждениях находятся по так называемому заявлению родителей, и это означает, что в базе данных на усыновление их тоже нет.

Причем детдому это выгодно: ребенок может годами сидеть на содержании, получать пособия. Более того, чиновники, в свою очередь, могут эти пособия прибрать к рукам.

«Выгодные» инвалиды

О том, что в Екатеринбурге за деньги предлагают усыновление, сообщила журналистам и Валерия Аляпина – мать девятерых детей, четверо из которых приемные. Она рассказала, что, когда усыновитель, зачастую из другого города, приезжает за ребенком, то ему под разными предлогами не показывают малыша. «Отговаривают и начинают предлагать типа здоровых малышей — кому за деньги, а кому так», — говорит женщина.

По ее словам, в преступной схеме участвуют все звенья начиная с регионального оператора, который выдает направление на усыновление. Но даже с этим документом усыновитель не может попасть в дом ребенка. «Все только через эту юристку, Елену Геннадьевну, только через нее», — утверждает Валерия. Ей удалось удочерить понравившуюся девочку Карину только после обращения к мэру Екатеринбурга Евгению Ройзману. В свою очередь и волонтеры забили тревогу: ребенок находится в базе на усыновление, но всех, кто за ней приезжает, запугивают диагнозами, и люди, даже не видя девочку, пишут отказ. При этом, как считает Аляпина, статус инвалидности у многих малюток сомнителен, а дети всего лишь лишены качественного медицинского обслуживания.

Валерия уверена, что детей не отдают в семьи, чтобы получить доступ к их счетам. Более того, детям присваивают инвалидность, чтобы пособия были больше.

«Эти дети в 18 лет получают жилье, у них полные денег книжки. Вы только себе представьте, сколько накапливается денег! Могу судить по Карине: я забрала ее в три года, и у нее на счету было и есть 385 тыс. рублей. Соответственно, к четырем годам это полмиллиона, представьте теперь, сколько к 18 годам? Эти деньги кем-то обналичиваются. Если ребенок — уже „овощ“, к совершеннолетию его отправляют в дом престарелых, где он доживает. Получается, у него есть квартира, деньги… А у Колясниковой таких книжек — целая пачка», — рассказала журналистам женщина.

Расовый подход

О коммерческом устройстве в семью рассказал екатеринбуржец Дмитрий. До декабря 2014 года он занимал должность главного специалиста в органах опеки, поэтому знает о преступной схеме не понаслышке. «Если ребенок темненький, то он особой цены не имеет, его отдают в какие-то приемные семьи, у которых нет денег, бесплатно. Однако если ребенок — славянин, особенно с зелеными глазами, он попадает к родителям, способным „поблагодарить“ специалиста. Хороший цвет кожи, цвет глаз, — ушел в семью побогаче», — рассказал Дмитрий.

По словам бывшего сотрудника опеки, его коллеги участвовали и в незаконном снятии денег со сберегательных счетов детей, договаривались с матерями или подделывали согласие на управление деньгами ребенка со стороны отца, который если и существовал, то ничего не знал об этих махинациях. «С квартирами та же история: их продавали по документам „отца“ или „матери“, и никому обманутые дети не интересны, ведь никто не проверяет эти сделки», — отметил бывший работник опеки.

Он рассказал, что в последние годы институт опеки в Екатеринбурге претерпел значительные изменения из-за того, что областное министерство социальной политики отдало полномочия центрам помощи. «Специалисты центра помощи семье и детям — это не специалисты опеки, они не знакомы с законодательством, кроме того, у них очень низкие зарплаты и мотивация. Они должны руководствоваться интересами ребенка, но им на детей совершенно наплевать», — сказал Дмитрий.

The Insider отправил запрос в Министерство социальной политики Свердловской области, но ответа журналисты пока не получили.

Самые свежие новости на нашем Яндекс.Дзен канале

ТОП 5

«Россия» — разворованные земли, запуганные жители 36040 Судья приняла сторону сына Чайки — получила иммунитет от ошибок 34061 У Бортникова миллиардер, у Колокольцева — лендлорд, а у Бастрыкина — мафиози 32824 Ошибка президента: ФСБ и борьба с коррупцией 30019 Молятся в ФСБ, ЦБ и везде: кто отправится вслед за Черкалиным 23515

Авиадиспетчеры пожаловались Чайке на коррупцию главы Росавиации

Ведомство Нерадько оставило пенсионеров без корпоративных выплат

Генерала ФСБ Ткачева проверят на взятки

Бездействие следователей по заявлению Александра Шестуна признано незаконным

Не считаясь с законом: карманная Фемида для дочери депутата

Как кубанская судья победила бельгийского нотариуса

Глава Росалкоголя - преступление без наказания

Заявителя по делу экс-главы Росалкоголя Чуяна обвиняют в миллиардных махинациях

Запутанные схемы и сложные отношения российских водочных королей

Десять лет коррупции Игоря Чуяна: ошибка Путина и провал ФСБ

Топ расследований ушедшего года — дело Росалкоголя

Когда глава Росалкоголя пресечет нелегальные доходы Чуяна, разыскиваемого СКР

Рынок паленого алкоголя остается под контролем обвиняемого в коррупции экс-главы РАР

Депутат Бифов хочет вернуть себе титул «водочного короля»

Парламентарий пытается лоббировать назначение «нужных» людей на ключевые должности алкогольной сферы

Читать все материалы

Полтора миллиона за ночь: как роскошествуют в командировках чиновники

Госслужащие с легкостью обходят любые ограничения на расходы в поездках

Борьба с коррупцией — оценивает общество

Опять двойка: общество не оценило антикоррупционных усилий Путина

Опрос показал — россияне не верят в эффективность действий президента в борьбе с коррупцией

Реформа ФСБ — все ждут, никто не верит

Общество уверено в необходимости чистки рядов спецслужб

«Левада-центр»: россияне не считают аресты высокопоставленных чиновников борьбой с коррупцией

Репутацию Шойгу подкосила коррупция в Минобороны

Анализ общественного мнения показывает, что глава военного ведомства теряет былую популярность

Читать все материалы

Дорогой подарок: на Lexus для смоленского губернатора не жалеют бюджета

Казна продолжает тратиться на 8-миллионный автомобиль главы региона

Срыв плана и деньги на ветер: Росгеологию убирают с Байкала

Как госкорпорация получала и раздавала средства нацпроекта “Экология”

Губернатору Иркутской области готовят уголовное дело

Материалы на Сергея Левченко передали в Генпрокуратуру

Коррупционные скандалы в Минобороны

Откуда деньги, Сергей Шойгу? Поместье рядом с детьми Чайки и таунхаус на Остоженке

У замминистра обороны Тимура Иванова нашли супердорогую тайную недвижимость

Путин уволил с военной службы фигуранта дела о хищении 460 млн рублей Минобороны

Путин произвел кадровые перестановки в Росгвардии и Минобороны РФ

Замначальника отдела военного НИИ получил срок за взятку

Читать все материалы