Сообщить о коррупции Рубрики
Подписывайтесь на наш Telegram

ТОП 5

Кадровая политика Шойгу: высокий пост для «новой Васильевой» 464120 Кремль решил судьбу Бортникова и Колокольцева 311520 Пучков на допросе, богатства Золотова и взятка в $7 млн для крупного судьи 138690 Кто подставил Шойгу — «новую Васильеву» вырастил замминистра Иванов 125950 Шойгу подвели подчиненные, а Золотов справился сам — разоблачения недели 100460

Как уберечь бизнес и не попасть за решетку

Рейдерство в России — история, схемы и рекомендации по спасению

Рейдерские захваты стали визитной карточкой 90-х и нулевых годов. В последнее время экстремальные попытки завладения бизнесом, казалось бы, ушли в прошлое. Но практика и статистика свидетельствует, что это не так, просто сегодня все делается более аккуратно и тихо.

Истоки рейдерства

Поглощения бизнеса в форме захватов начались в 90-е годы после завершения ваучерной приватизации и первоначального распределения ключевых активов. Принятые в развитых странах формы завладения бизнесом, такие как скупка контрольных пакетов акций или привлечение на свою сторону ключевых акционеров и партнеров, не получили широкого распространения. Захват бизнеса в постсоветской России сразу принял криминальный оттенок с силовой и административной компонентой.

В начале и середине 90-х практиковалось участие криминальных структур, которые без лишних разговоров брали предприятие «под крышу» и приводили свою администрацию. Другим вариантом стала скупка у работников предприятий акций, которые в тот период распределялись среди трудовых коллективов. В ходу были обмен акций на различные товары народного потребления вплоть до водки, а также запугивания работников представителями криминальных структур.

Ближе к концу 90-х на первый план выходит организация ускоренной процедуры банкротства и захват имущества предприятий под прикрытием назначенного арбитражным судом временного управляющего. Этому способствовали изменения в Федеральном законе «О несостоятельности предприятий (банкротстве)», принятые в 1997 году.

В начале 2000 годов в этот закон были внесены новые изменения, усложнившие процедуру банкротства, и на первый план вышли всевозможные манипуляции с реестром акционеров, учредительными документами и свидетельством о собственности. Обычной практикой тех лет стала организация фальшивых собраний акционеров, подделка документов и организация нужных решений судов в пользу захватчиков, причем суды эти часто находились на удаленной от места действия территории. Немаловажную роль играла силовая и административная компонента. В качестве группы поддержки захватчики использовали криминальные группировки, ЧОПы, а высшим пилотажем стало привлечение к захвату силовых структур.

К концу 2000-х рейдерство стало проблемой федерального значения. В результате были внесены поправки в законодательство, в частности, в Закон «Об акционерных обществах», согласно которому для созыва собрания акционеров и назначения руководящих органов акционерных обществ теперь необходимо решение не 25%, как раньше, а 50% акционеров.

Павел Федулев. Фото Павел Лисицын / РИА Новости

В этот период сформировался рынок рейдерских услуг. В Москве крупнейшими рейдерскими компаниями считались «Росбилдинг» и «Сфера». На Урале особое внимание правоохранительных органов привлек Павел Федулев, отличившийся организацией захватов десятков предприятий на Урале и по всей стране, а также особо жесткими и криминальными методами захватов. В 2006 году Федулев был приговорен к 9 годам тюремного заключения за организацию захвата рынка «Оборонснабсбыт», а в 2011 году был осужден на 20 лет заключения в колонии строгого режима за организацию семи заказных убийств, создание преступного сообщества, мошенничество и рейдерские захваты.

Сегодня откровенный рейдерский беспредел, на первый взгляд, ушел в прошлое, но технологии отъема бизнеса никуда не делись, просто стали более аккуратными.

Банкиры-захватчики

Самым распространенным механизмом захвата сегодня стало использование накопившейся задолженности. При этом банки оказываются главным инструментом рейдеров.
Так, предприниматель Виктор из Тверской области три года назад взял несколько кредитов на развитие бизнеса в местном отделении Сбербанка. Спустя какое-то время, он не смог перекредитоваться, поскольку другие банки в кредитах ему стали отказывать. Тем временем Сбербанк предъявил требование о досрочном погашении задолженности. Суд очень быстро арестовал активы предпринимателя. Попытки отменить арест активов оказались безрезультатны.

По данным интернет-изданий, такая практика для Сбербанка является типичной. Еще в 2008 году банком была создана дочерняя компания «Сбербанк Капитал» именно с целью аккумулировать проблемные активы. Ее возглавил Ашот Хачатурянц, ранее работавший в правительстве. Уже через год, по сообщениям СМИ, ее имущественный портфель оценивался более чем в 14 миллиардов долларов.

Ашот Хачатурянц. Фото Виталий Белоусов / РИА Новости

По данным сайта «Захват», в числе пострадавших от деятельности «Сбербанк — Капитал» оказались группа «СОК», группа компаний МАИР, ЗАО «Алтэкс — группа компаний», компания «Энергомаш» и ОАО «Павловскгранит», «Таас-Юрях Нефтегазодобыча», Орский нефтеперерабатывающий завод.

Схема такова: сначала выделяются должники, которые имеют в собственности привлекательные активы. При этом долги могут обслуживаться и погашаться своевременно. Затем для должника создаются проблемы, в том числе и с участием правоохранительных органов. В результате портится даже самая позитивная кредитная история. После этого происходит арест, а затем и отчуждение активов в счет взыскания задолженности. Должник не может даже формально предъявить встречные претензии кредитору, поскольку происходящие параллельно проверки и действия силовых структур де-юре не связаны с претензией банкиров.

Подобные истории происходят сегодня в каждом регионе, причем именно Сбербанк является лидером по отъему активов в связи с задолженностью. Блогер, известный как Михаил Гранит, сообщает что поддержку захватам «обеспечивает директор Управления безопасности Сбербанка и бывший заместитель директора ФСБ Борис Мыльников, а также генеральный прокурор РФ Юрий Чайка». По заявлению блогера, «повышенную активность проявляет его сын Артем», который «засветился как минимум в одном захвате, проведенном Хачатурянцом — группы МАИР».

Тюменский фермер Андрей Брандт оказался должен Сбербанку 55 млн рублей по договору поручительства, который был признан поддельным. Несмотря на это суд оставил договор в силе, мотивируя это истечением срока исковой давности. Сам Брандт подозревает, что представители местного отделения Сбербанка действовали в сговоре с главным федеральным инспектором по Тюменской области Андреем Руцинским.

Андрей Руцинский

Впрочем, Сбербанк — не единственная кредитная организация, отличившаяся на ниве захватов. В конце минувшего года под угрозой банкротства оказался волгоградский металлургический комбинат «Красный Октябрь». Задолженность завода перед «Альфа-Банком» составляет 1,318 млрд рублей основного долга и 179 млн рублей неустойки. В настоящее время по требованию «Альфа-банка» на заводе введена процедура наблюдения и назначен временный управляющий. Ранее «Альфа-Банк» обратился в арбитражный суд с иском о признании завода банкротом в связи с односторонним расторжением банком кредитного договора, якобы вызванного неплатежами «Красного октября».

Параллельно в отношении генерального директора завода Дмитрия Герасименко и ряда других представителей менеджмента «Красного октября» были возбуждены уголовные дела, а Тверской районный суд города Москвы санкционировал заочный арест Герасименко по ходатайству ГСУ ГУ МВД по Москве, обвинившего гендиректора в организации растраты в особо крупном размере. Кроме того, комбинату не выдают лицензию на продолжение работы якобы по причине «загрязнения окружающей среды».

Долг за свет

Распространенным способом захвата бизнеса в последние годы стало аккумулирование задолженности компании и доведение ее таким путем до банкротства. Чаще всего причиной банкротства становятся долги за электроэнергию.

Так, в 2010—2011 годах курганский машиностроительный завод «Русич» был подвергнут банкротству на основании накопленной за несколько лет задолженности по электроэнергии. В искусственном создании задолженности и доведении предприятия до банкротства подозревали руководство завода.

По словам заместителя руководителя АНО «Центр корпоративной защиты «Рубеж» Алексея Чернова, «аккумулирование и искусственное создание задолженности происходит повсеместно. Чаще всего, по его словам, в этом замешаны представители менеджмента предприятия либо органов власти: «Был случай, когда предприятие подводили к банкротству несколько лет при активном участии региональной администрации. Сначала губернатор взял на себя обязательства по оплате электроэнергии, и в течение трех лет подписывал гарантийные письма, а потом задним числом их аннулировал под предлогом ненадлежащего оформления, и предприятие оказалось с трехлетним долгом за электроэнергию. А местные энергетики сразу же подали в арбитражный суд иск о банкротстве».

Засланный директор

В последние годы появились технологии управляемого банкротства, которые заключаются в искусственном создании задолженности путем покупки проблемных активов, накопления задолженности перед налоговыми органами и вывода денежных средств предприятия. Такие банкротства немыслимы без содействия руководства компаний и прикрытия в государственных структурах, правоохранительных органах или контрольно-надзорных инстанциях. Появились и специализированные фирмы, занимающиеся подобными банкротствами.

Особо отличилось на этом поприще ЗАО «Проектная индустрия» под управлением Зои Галеевой и Алексея Потолицына. Эта группа товарищей успела засветиться в делах о банкротстве ОАО «Брянскоблэнерго», ОАО «Ижмашэнерго», ОАО «ММЗ Вперед», ОАО «Тулаэнергосбыт» и вышеупомянутого ОАО «Павловскгранит». Каждый раз используется похожая технология, которая предполагает назначение лояльного или подконтрольного генерального директора, после чего компания перерегистрируется в другой регион, где уже существует административная поддержка, а затем происходит контролируемое банкротство с выводом активов и денежных средств. В случае активного сопротивления оппоненты рейдеров могут подвергаться силовому воздействию со стороны криминальных структур и правоохранительных органов, а также информационным атакам в СМИ.

Заказчиками этой группы, по данным СМИ, выступают руководитель «Сбербанк — капитал» Ашот Хачатурянц, сын главы «Сбербанка» Олег Греф, владелец Национальной Нерудной компании Юрий Жуков, совладелец ГК «Оптима» Валерий Шандалов. Кроме того, в ряде СМИ, в частности, интернет-изданиях Стрингер.ру, WEK и InterRight сообщалось о связи Галеевой с заместителем генерального прокурора Владимиром Малиновским, прокурором Западного административного округа г. Москвы Григорием Радионовым, начальником пятого отдела ОРБ № 3 ГУЭБиПК МВД Дмитрием Севастьяновым, начальником ГСУ ГУ МВД по г. Москве Натальей Агафьевой и сотрудником управления «П» ФСБ Александром Первунинских.

Силовой прессинг

Популярным способом рейдерского захвата по-прежнему остается банальная фабрикация уголовного дела с последующим заключением жертвы в СИЗО на неопределенный срок. В дальнейшем следственные действия можно затягивать до бесконечности. Продление содержания под стражей в этом случае становится обычной формальностью, а следователи порой годами не бывают у своих подследственных, находящихся за решеткой. В результате за время предварительного следствия в отсутствие владельца или руководителя бизнес приходит в упадок, причем естественным путем, а если еще и создать дополнительные трудности с использованием все того же правоохранительного ресурса, то успех захвата гарантирован.

Сегодня российское законодательство, несмотря на декриминализацию ряда статей, по-прежнему позволяет отправлять за решетку под надуманным предлогом практически любого гражданина. Для этого достаточно иметь связи в следственных органах, оперативных службах и прокуратуре, а также в судебной системе.

Пример — дело ростовского предпринимателя Юрия Осипенко, который уже восемь лет находится в СИЗО города Новочеркасск. За время заключения он обвинялся в мошенничестве, легализации преступных доходов и растрате, но осужден был только по последней статье. За 6 лет его нахождения под арестом эта мера пресечения продлевалась судом 28 раз. В сентябре 2016 года предпринимателю был вынесен приговор — 9 лет тюрьмы, и вот уже больше года суд никак не может рассмотреть апелляцию.

Но иногда силовые структуры и органы власти и без ареста способны создать невыносимые условия для ведения бизнеса. Примером тому служит история ямальского предпринимателя Олега Ситникова и принадлежащей ему компании «Корпорация «Рост нефти и газа». За последние годы эта компания пережила несколько десятков проверок со стороны всевозможных контрольно-надзорных инстанций, прессинг со стороны губернатора, попытку банкротства и возбуждения уголовных дел в отношении предпринимателя, а также применение грязных PR-технологий — заказные публикации в СМИ и проплаченные уличные акции.

Олег Ситников

Также произошел рейдерский захват наплавной переправы через реку Пур, осуществленный минувшим летом при содействии муниципальной администрации, когда неустановленные лица без каких-либо правовых оснований просто угнали баржи, из которых состояла переправа, и оказали вооруженное сопротивление попыткам представителей собственников их вернуть, несмотря на решение суда.

Как уберечься?

Простых рецептов предотвращения рейдерских атак на бизнес сегодня нет, поскольку технологии захватов постоянно совершенствуются, а рейдеры стараются использовать любые слабые места в бизнес-процессе. Но существует ряд мер, которые, по мнению экспертного сообщества, способны минимизировать риски враждебного поглощения.

Во-первых, необходимо привести в порядок документацию, такую как учредительные документы, правоустанавливающую на собственность документацию, устав структуры и реестр акционеров в случае их наличия. Нужно заранее запретить всем совладельцам или акционерам любые сделки с акциями, долями или паями в пользу третьих лиц, включая дарение, залог или продажу. Документация должна храниться в надежном месте. Кроме того, необходимо регулярно запрашивать выписки из ЕГРЮЛ, ЕГРП и реестра держателей ценных бумаг.

Во-вторых, желательно избегать любых кредитов и займов, особенно связанных с залогом или иным обременением бизнес-активов. А если и брать кредиты, то быстро отдавать и избегать накопления кредиторской задолженности.

В-третьих, нужно диверсифицировать бизнес-партнеров, иметь несколько заказчиков или поставщиков, избегать привязки к одному контрагенту.

Кроме того, в случае если бизнес находится «на земле» и связан с производственным процессом, необходимо оформить право собственности на землю или объект недвижимости.

Алексей Чернов полагает, что риски зависят от масштаба бизнеса, отрасли и региона. По его словам, в зоне повышенного риска находятся все предприятия в Москве, ближнем Подмосковье, а также в Санкт-Петербурге и городах-миллионниках, где интерес представляет, прежде всего, недвижимость. Также наиболее рисковыми сферами, по словам эксперта, являются нефтегазовая отрасль, металлургия и ВПК, то есть самые высокодоходные отрасли экономики. Пищевая промышленность и сельское хозяйство сегодня тоже на подъеме, а потому становятся привлекательными для рейдеров. Впрочем, подчеркивает Алексей Чернов, «расслабляться сегодня не стоит никому».

По его словам, в любом случае «необходимо иметь связи в правоохранительных органах, местной администрации, а если речь идет о крупном бизнесе, то и в федеральных ведомствах». Эксперт также советует держать в штате или «недалеко» GR-специалиста, а проще говоря, «специалиста по решению вопросов, который всегда может зайти в высокие инстанции».

Так или иначе, централизованной государственной политики по борьбе с рейдерством пока нет, а потому спасение утопающих остается делом рук самих утопающих.

Советы юриста

Подробные рекомендации по защите бизнеса читайте в рубрике ПАСМИ «Советы юриста»

Самые свежие новости на нашем Telegram-канале

ТОП 5

Кадровая политика Шойгу: высокий пост для «новой Васильевой» 464120 Кремль решил судьбу Бортникова и Колокольцева 311520 Пучков на допросе, богатства Золотова и взятка в $7 млн для крупного судьи 138690 Кто подставил Шойгу — «новую Васильеву» вырастил замминистра Иванов 125950 Шойгу подвели подчиненные, а Золотов справился сам — разоблачения недели 100460

Коррупция и нищета — наследие губернатора Орловой

Нужно ли федеральным властям продавливать главу Владимирской области на второй срок?

Росгвардейцы троллят расследование ФБК под угрозой увольнения

В ведомстве Золотова нашли сомнительный способ обелить начальника

Глава Росалкоголя - преступление без наказания

Депутат Бифов хочет вернуть себе титул «водочного короля»

Парламентарий пытается лоббировать назначение «нужных» людей на ключевые должности алкогольной сферы

Будущего зампреда Верховного суда обвиняют во взятке в 7 млн долларов

Бизнесмен требует проверки на полиграфе кандидата в заместители Вячеслава Лебедева

Международный розыск — за что Путин ищет экс-главу Росалкоголя

Миллиардные схемы, провокация ФСБ, уголовное дело и «Рюмка водки» от Григория Лепса для беглого чиновника

Экс-главу Росалкоголя Игоря Чуяна объявили в федеральный розыск

Читать все материалы

Депутат Бифов хочет вернуть себе титул «водочного короля»

Парламентарий пытается лоббировать назначение «нужных» людей на ключевые должности алкогольной сферы

Коллекционер оружия просит у Бастрыкина защиты от следователей и ФСБ

В видеообращении к главе СКР житель Воронежа заявляет о коррупционном сговоре сотрудников следственных органов и чекистов

Тендер на убийство: на отстреле собак осваиваются бюджетные миллионы

Власти Кубани выделяют баснословные суммы на регулирование численности бродячих животных сомнительными методами

«агрузка...
Новости smi2.ru

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: