Правовой
центр
Сообщить
о коррупции
Правовой
центр
Сообщить
о коррупции
Правовой
центр
Сообщить
о коррупции

Адвокат Андрей Князев: «Я советую обращаться в СМИ, когда ты на 100% прав»

Почему адвокатам невыгодна коррупция, кто такие «карманные» юристы и зачем потерпевшим обращаться в СМИ, об этом в интервью ПАСМИ рассказал председатель московской коллегии адвокатов «Князев и партнеры» Андрей Князев.

ПАСМИ: Андрей Геннадьевич, расскажите, пожалуйста, какая часть дел в Вашей практике связана с коррупцией?

Андрей Князев
Андрей Князев

Андрей Князев: К сожалению, коррупция прослеживается практически в каждом деле, что в уголовном, что в гражданском. Есть множество случаев, когда люди приходят и говорят: «Вот десять лет назад, кто-то там взял/дал взятку, и все решилось незаконно». А тебе это исправлять. Нам, адвокатам, коррупция не выгодна. Потому что все те деньги, которые должны были идти адвокату, чтобы он юридически решал вопросы, идут в карманы тех людей, которые могут решить это незаконным путем.

ПАСМИ: Мы знаем, что защита бизнеса, защита прав предпринимателей занимает немалую часть дел в вашей коллегии. Предпринимательскую деятельность судьи и прокуроры трактуют по-разному. Мы в своей работе столкнулись с такой трактовкой: предприниматель, выполняющий госзаказ, не осуществляет предпринимательскую деятельность? Идет ли такое суждение вразрез с законом?

Андрей Князев: На мой взгляд, в любой предпринимательской деятельности разницы нет, государственный это заказ или частный. К сожалению, на практике это не так. Где речь идет о федеральной собственности или федеральных деньгах, госзаказе, там обычно не говорят о предпринимательской деятельности. Когда предприятие работает с госзаказом, у него другой уровень опасности. У такого предпринимателя больше возможностей быть подверженным уголовному преследованию, нежели у того, который оказывает услуги только гражданам или другим предприятиям. Закон не разделяет эти понятия, но жизнь разделяет. Я думаю, эта практика направлена на то, чтобы разобраться хотя бы с бюджетом. За преступления с бюджетными деньгами даже срок может быть больше. Несмотря на то, что в законе различий нет: у Петрова, Сидорова или государства ты украл. Но у судей в головах еще осталось еще осталось понятие из советского Кодекса — «хищение госсобственности». Оно каралось сильнее.

ПАСМИ: Частой стала ситуация, когда предприниматели оказываются под арестом, несмотря на законные ограничения? Почему складывается такое положение?

Андрей Князев: Судьи вообще, как мне кажется, мало склонны исполнять те решения, которые направлены на гуманизацию. Из-за чего? Я думаю, что это идет из практики. Потому что наказание за то, что человек не был под стражей и сбежал, может быть для судьи довольно существенным, вплоть до лишения статуса. Но я не слышал, чтобы судьи были наказаны за то, что люди отсидели ни за что. Единственное пример, который я помню, это, когда пять лет назад женщина скончалась в СИЗО. У нее была почечная недостаточность, и об этом было известно суду.

ПАСМИ: Адвокаты рассказывают о так называемой «московской практике», когда следователи продолжают проводить следственные действия после официального окончания расследования. С такими примерами мы столкнулись, когда писали о деле Сугробова, хищениях на стройках Приморского океанариума и космодрома «Восточный». Согласны ли Вы с тем, что такая практика действительно существует? Правда ли, что в других регионах такой практики нет? Как можно бороться с такими незаконными действиями следователей?

Андрей Князев: К сожалению, с этой практикой я сталкивался, когда еще сам работал в прокуратуре. Лишний листик подшивается или пронумеровывается не ручкой, способы есть разные. Но если хоть раз хоть одного следователя даже не то, чтобы посадили, а хотя бы выгнали с работы за это, тогда был бы прецедент.

Насколько это «московская практика»? Я думаю, что в Москве, наоборот, порядка побольше. Самое плохое, что никто не смотрит на это как на преступление. Если бы следователь подделал подпись прокурора — другой разговор. По сути, это одно и то же преступление. Ничего не изменится, пока за это не начнут наказывать.

ПАСМИ: Как СМИ помогают адвокатам в их работе? В каких ситуациях Вы советуете Вашим доверителям предавать дело огласке?

Андрей Князев: У нас дела придаются огласке, когда другими путями решить проблему уже невозможно. Сначала все хотят сделать тихо, иногда и «по-коррупционному». Поэтому и попадают в СМИ дела на стадии завершения. А что ж вы до этого молчали? Я советую обращаться в СМИ, когда ты чувствуешь себя правым! То есть, когда действительно вокруг тебя творится беспредел.

Примеры показывают, что привлечение СМИ гарантирует неотвратимость наказания. Помните ДТП с чиновником, который сбил парня на мотороллере, или сына бизнесмена, сбившего девушек? Такие дела могли замять, если бы не вмешательство СМИ.

Только обращаются в СМИ, когда терять больше нечего, или кто-то в тюрьме, или умер. Мало кто обращается на начальной стадии, а это неправильно, сейчас влияние средств массовой информации очень велико.

ПАСМИ: К нам часто обращаются люди, пострадавшие от непорядочных или некомпетентных адвокатов. Как в адвокатской среде борются с такими представителями профессии, которые накладывают негативный отпечаток на все сообщество?

юристАндрей Князев: 90-е годы подкосили адвокатское сообщество. В советское время крайне сложно было поступить в адвокатуру, и количество адвокатов было ограничено. В 90-е в адвокатуру пускали вообще всех, кто имел юридическое образование и платил взносы. Так попало много нечестных и непорядочных людей. Сейчас от них избавляются.

Почти во всех адвокатских палатах введены меры противодействия против так называемых «карманных» адвокатов. Это те, которых вызывают следователи, и они подписывают все, что надо. Так же сейчас очень серьезно наказывают за обман клиента. На жалобы адвокатская палата Москвы реагирует должным образом. На данный момент разрабатываются проекты адвокатской монополии в суде и стандартизации этических принципов.

Сейчас нет лицензирования, любой человек, дворник, уборщик, слесарь может создать свою юридическую фирму и начать оказывать услуги. Практически ни в одной стране мира такого нет. Поэтому хотя бы в части представления граждан и предприятий в суде, нужно переходить к адвокатской монополии.

Существует всего два наказания: или выговор, или лишение статуса. Две крайности: выговор не значит ничего, лишнее перечеркивает все. Вот, например, года два назад адвокат защищал своего клиента по уголовному и арбитражному делам, а потом участвовал в очной ставке против своего клиента при расследовании. Тут же был лишен статуса! Если вы хорошо оказали услугу, никто на вас жаловаться не будет. Жалуются, в основном, по существу. И большинство претензий состоит не в том, что неграмотно защищали, а в том, что обманули, перебежали на другую сторону, наплевали на дело, забыли о нем.

ПАСМИ: На сайте Pasmi.ru мы проводили опрос. На вопрос, кто для вас адвокат, 56% наших читателей ответили, что это посредник, 26% — защитник, и 18% не смогли выбрать один из предложенных вариантов. Как Вы считаете, с чем связано такое представление об адвокатуре в глазах общества?

Андрей Князев: Результат этого опроса, на мой взгляд, полностью отражает реальность. Где-то 50% и есть посредники, это необязательно посредники при передаче денег, так называемые «решалы», это может быть посредник между судом и клиентом: напечатал бумагу, отнес в нужное место. Он не защитник, он не вникает в твою ситуацию. Защитники — это как раз четверть всех адвокатов. А все остальные еще не определились, кто они. Может быть, она сейчас в декрете сидит, но уже и защитник. Вчера следователем был, а сегодня защитник. У нас же в этом плане адвокатура сильно отличается от других стран, слишком часто адвокаты приходят из других профессий. Что говорить, знаменитый Генри Резник стал адвокатом в 47 лет!

Самые свежие новости на нашем Яндекс.Дзен канале

Loading...
Loading...