Сообщить о коррупции Рубрики
Подписывайтесь на наш Telegram

ТОП 5

Пьяная драка охранников Медведева с полицией обернулась сроком — не для них 75706 «Газпром» взялся за активы пенсионерки-миллиардерши, «разбогатевшей» за его счет 50252 Сыну Золотова и матери Кабаевой оказалась не по карману аренда VIP-резиденций в Сочи 38061 Как зам Бортникова и полковники-миллиардеры заметали следы — банковские игры ФСБ 33272 Шойгу подставляют замы, а Медведева — телохранители — расследования месяца 24396

Михаил Сенкевич: «Систему бесполезно ругать — с ней лучше вести конструктивный диалог»

«Сказать, что у нас нет коррупции, в том числе и в системе ФСИН, значит слукавить. Об этом не раз заявлялось с самых высоких трибун. Избавиться от этого явления сложно, но я знаю лично достойнейших людей из руководства ФСИН, которые, зная проблему, успешно избавляются от коррупционеров, предателей госслужбы. Недавнее заявление Президента об ужесточении борьбы с этим злом, надеюсь, возымеет положительный эффект», — поделился с ПАСМИ заместитель председателя ОНК Москвы, председатель правления АНО «Опора нации» (организация занимается социальной адаптацией граждан) Михаил Сенкевич. Систему можно изменить лишь «разбавив», внедряя в нее принципы мировоззренческого гуманизма, этику и человеколюбие. О том, как этого добиться, Первое Антикоррупционное СМИ узнало у Михаила Васильевича. О проблемах людей, находящиеся в местах лишения свободы, он знает не понаслышке, так же как о системе ФСИН в целом….

Михаил Сенкевич Фото: Марина Ильина
Михаил Сенкевич
Фото: Марина Ильина

ПАСМИ: Вы возглавляете общественную организацию, одним из направлений которой является ресоциализация осужденных, вы заместитель председателя ОНК и защищаете права заключенных, ведете активную социальную работу с людьми, находящимися в местах заключения. Что побудило вас заняться этой деятельностью?

Михаил Сенкевич: Мне, как никому другому, понятны и близки трудности и проблемы, с которыми сталкиваются осужденные. В прошлом я сам отбывал наказания в местах лишения свободы и систему знаю изнутри. Я знаю психологию как заключенных, так и сотрудников ФСИН. Перед тем как освободится в последний раз, я уже решил для себя, что буду заниматься ресоциализацией заключенных и освободившихся из мест заключения. Некоторое время я даже был тюремным пастором и оказывал осужденным духовно-нравственную помощь. Правозащитная деятельность подразумевает под собой защиту и от физического насилия. Как я уже сказал, я знал систему изнутри. Ни для кого не секрет, что случаются вымогательства, превышение должностных полномочий со стороны сотрудников ФСИН. Но ситуацию надо менять… Вот эти причины привели меня на это поприще. В 2008 году, когда создавались ОНК, я в первый состав не попал. Во втором созыве прошел.

ПАСМИ: А где именно начинали?

Михаил Сенкевич: Я попал в ОНК Тульской области. В целом обстановка там была спокойная, за исключением нескольких громких случаев. Была серьезная проблема с Виталием Бунтовым, которого пытали так, что вырвали ему пассатижами ногти на руках и ногах. Я встречался с ним лично, видел следы зверств своими глазами. Дело дошло до ЕСПЧ (Европейский суд по правам человека). В личной беседе он сказал мне, что его заставляли отозвать жалобу. А когда он отказался это сделать, сильно избили. Он практически весь состоял из гематом. Я все это зафиксировал, сфотографировал. И это стало достоянием общественности. И у меня началась борьба с уголовно-исполнительной системой.

ПАСМИ: На вас оказывали давление?

Михаил Сенкевич: Нет, давление на меня не оказывали. Я на тот момент уже был экспертом в Постоянной комиссии Совета при Президенте по правам человека, экспертом двух комиссий в Общественной Палате. Ресурс был сильный. К тому же СМИ пристально следили за этой темой. Если бы меня за мои критические и резкие высказывания в адрес системы привлекли бы в суд, я бы доказал, что в моих высказываниях нет ни слова клеветы.

ПАСМИ: Какие на сегодняшний день какие у вас отношения с «системой»?

Михаил Сенкевич: Я пришел к выводу, что конфликт порождает конфликт. Что до нарушений, то они были, есть и будут всегда и везде. Я принял позицию не поднимать шум, а решать проблему. Для меня лучшее мерило — это результат работы. Например, мы приезжаем с напарником в Московское СИЗО, а люди там объявили голодовку. Это же ЧП. Мы говорим, убеждаем, что если уж бороться, то не больными от столь крайних мер, а здоровыми и сильными. Убеждаем, люди снимают голодовку. Я вижу, как постепенно проблемы решаются. Руководство учреждений идет на контакт. Допустим, во время проверки говорю, что поступил звонок на горячую линию, излагаю суть вопроса, беседую с подследственным. И проблема решается в моем присутствии. Но обязательно посетим этого человека через несколько дней, убедиться в том, что проблема действительно решена. У меня не было случаев, чтобы я столкнулся с невыполнением наших рекомендаций. Реагируют мгновенно, и это радует. Еще раз повторю: важен результат, а не шум в СМИ.

Фото из личного архива М. Сенкевича
Фото из личного архива М. Сенкевича

ПАСМИ: То есть само существование ОНК благотворно влияет на систему? Может, благодаря ОНК и борьба с коррупцией в системе даст свои результаты?

Михаил Сенкевич: Борьба с коррупцией? Когда наше общество станет гуманней, когда сотрудники УИС начнут видеть в осужденном личность, коррупция начнет отступать. Конечно, в этом направлении что-то предпринимается, губернаторов сажают. Но даже в таких странах, как Китай, где за это предусмотрена смертная казнь, этого до сих пор не сделали.

В России это вообще имеет все признаки культуры – устойчивой текущей нормы. Необходимо сформировать образ будущего, т.е. как должно быть, составить дорожную карту и неукоснительно следовать ей. Тогда получится! Ведь культура имеет обыкновение самовоспроизводиться. Можно сколько угодно менять начальников, ничего не изменится. Система либо отвергнет, либо ты станешь ее частью.

У нас было предложение, его поддержали и в совете при президенте, и в Минюсте, и уполномоченный по правам человека. Борьба с коррупцией должна предполагать еще на стадии подготовки кадров для силовых структур и исполнительной системы внедрять принципы гуманизма, чтобы людей полюбили как ценность, как личность с правом на самоопределение.

Фото из личного архива М. Сенкевича
Фото из личного архива М. Сенкевича

ПАСМИ: Вы всерьез полагаете, что этому можно научить?! Это можно преподавать в вузе, а как быть с обычным средним звеном (конвоирами, коридорными)?

Михаил Сенкевич: По крайней мере, попытаться. Пройдет, возможно, лет десять, пока появятся первые плоды. Именно этой работой занимается «Опора Нации», в том числе и налаживает контакт между сотрудниками исправительного учреждения и заключенными. Приезжая в исправительное учреждение не с проверкой, а с духовно-нравственной программой, мы проводим беседы, поем, обсуждаем какие-то проблемы, с осужденными работают наши психологи и юристы. Потом все вместе за одним столом пьем чай. Я связывался с руководством московского УФСИН и спрашивал: сократилось ли количество нарушений режима содержания с момента начала нашей работы по ресоциализации? Мне ответили однозначно: сократилось. И это общая заслуга Московкого УФСИН, «Опоры Нации» и «Офицеров России». Еще раз повторюсь: конфликт порождает конфликт, а добро порождает добро.

ПАСМИ: Тем не менее, даже среди людей, которые занимаются правозащитной деятельностью, есть такие, которые хотят на этом заработать. С этой целью они, наверное, туда и идут. Ведь ваша деятельность не финансируется государством?

Михаил Сенкевич: Конечно, такие случаи бывают. Каждый такой случай разбирается и направляется в Общественную Палату, и там уже решается лишить ли члена ОНК мандата. Что до финансирования, действительно, согласно  N 76-ФЗ «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания» работа осуществляется безвозмездно, хотя мы имеем право привлекать средства, пожертвования, спонсорскую помощь. Было бы неплохо получать помощь государства. Сейчас, слава богу, общественные организации, занимающиеся правозащитной деятельностью, стали получать гранты. Некоторые члены ОНК входят в эти организации. Это значительно повышает эффективность работы. «Опора Нации», которая занимается социальной реосоциализацией, получила гранд на реализацию своей программы. Мы сможем оказать помощь как заключенным, так и освободившимся в социальном сопровождении, в трудоустройстве.

Беседовала Марина Ильина

Самые свежие новости на нашем Яндекс.Дзен канале

ТОП 5

Пьяная драка охранников Медведева с полицией обернулась сроком — не для них 75706 «Газпром» взялся за активы пенсионерки-миллиардерши, «разбогатевшей» за его счет 50252 Сыну Золотова и матери Кабаевой оказалась не по карману аренда VIP-резиденций в Сочи 38061 Как зам Бортникова и полковники-миллиардеры заметали следы — банковские игры ФСБ 33272 Шойгу подставляют замы, а Медведева — телохранители — расследования месяца 24396

Высокотехнологичные покои для патриарха обошлись бюджету в 3 млрд рублей

Управделами президента обустраивает резиденцию главы РПЦ в секретном режиме

Деньги за госзащиту: Шестун обвинил генерала ФСБ Ткачева в вымогательстве взятки

Заявление экс-чиновника более двух месяцев рассматривают военные следователи

Как зам Шойгу и экс-сенатор связаны с хищениями миллиардов

Дважды оплаченная из бюджета стратегическая стройка в Заполярье

Глава Росалкоголя - преступление без наказания

Заявителя по делу экс-главы Росалкоголя Чуяна обвиняют в миллиардных махинациях

Запутанные схемы и сложные отношения российских водочных королей

Десять лет коррупции Игоря Чуяна: ошибка Путина и провал ФСБ

Топ расследований ушедшего года — дело Росалкоголя

Когда глава Росалкоголя пресечет нелегальные доходы Чуяна, разыскиваемого СКР

Рынок паленого алкоголя остается под контролем обвиняемого в коррупции экс-главы РАР

Депутат Бифов хочет вернуть себе титул «водочного короля»

Парламентарий пытается лоббировать назначение «нужных» людей на ключевые должности алкогольной сферы

Читать все материалы

Время Колокольцева — успехи и провалы главы российской полиции

PASMI подводит итоги 7 лет Владимира Колокольцева на посту министра внутренних дел

Как зам Бортникова и полковники-миллиардеры заметали следы — банковские игры ФСБ

Общие дела с разными последствиями — аресты и карьерные взлеты высокопоставленных обнальщиков из спецслужб

Совет для Путина: как борются с коррупцией в Кремле

Депутат и общественник оценивают президентский антикоррупционный орган

Борьба с коррупцией — оценивает общество

«Левада-центр»: россияне не считают аресты высокопоставленных чиновников борьбой с коррупцией

Репутацию Шойгу подкосила коррупция в Минобороны

Анализ общественного мнения показывает, что глава военного ведомства теряет былую популярность

Общество требует чистки рядов силовых ведомств России

Подавляющее большинство уверено, что правоохранительные структуры поражены коррупцией

Иностранный агент vs кремлевский проект — кто кого?

Сравниваем уровень одобрения антикоррупционной деятельности ОНФ и «Трансперенси Интернешнл»

Читать все материалы
Коррупционные скандалы в Минобороны

Как зам Шойгу и экс-сенатор связаны с хищениями миллиардов

Дважды оплаченная из бюджета стратегическая стройка в Заполярье

Замглавы НИИ Минобороны стал фигурантом дела о невыполненных исследованиях на 181 млн рублей

Зам Шойгу не боится контролеров и Путина

О чем умолчал в интервью Тимур Иванов

Высокопоставленный военно-морской офицер получил срок за коррупционную аферу

Читать все материалы

Бизнес как ОПГ, неуплата налогов — как терроризм

Правозащитники рассказали о злоупотреблениях банков и силовиков в отношении бизнеса в Москве