Сообщить о коррупции Рубрики
Подписывайтесь на наш Telegram

Ашот Тирабян: «Адекватный человек на такое не способен»

Первое Антикоррупционное СМИ продолжает разбираться в скандальной истории, произошедшей в стенах здания Росалкогольрегулирования. Главный редактор ПАСМИ Дмитрий Вербицкий встретился с одним из героев этой истории – Ашотом Тирабяном, который пострадал от рук своего руководителя – главы РАР ИгоряЧуяна. Что заставило Чуяна распустить руки и как рядовой специалист-эксперт рискнул пойти против чиновника такого уровня, рассказал Ашот Тирабян в интервью, которое провел главный редактор ПАСМИ Дмитрий Вербицкий.

ПАСМИ: Ашот, расскажите, какую должность вы занимали на момент описываемых событий и что входило в ваши обязанности?

Ашот Тирабян: Я являлся главным специалистом-экспертом отдела контроля за легальностью производства. Осуществлял непосредственный выезд на предприятие и проводил проверки.

ПАСМИ: Расскажите подробнее, с чего началась эта история?

Ашот Тирабян: Из федеральной службы поступило поручение провести проверку предприятия «Северский». Получив распоряжение, специалисты выехали на предприятие, где отобрали для проверки ряд документов, а также образцы алкогольной продукции. В момент отбора, в продукции наблюдались визуальные признаки нахождения там посторонних включений.

ПАСМИ: На предмет чего проводились исследования и какие нарушения были выявлены на тот момент?

Ашот Тирабян: Исследования проводились на предмет соответствия данной продукции ГОСТУ. Визуально нами было установлено, что она ГОСТУ не соответствует.

Также были выявлены нарушения лицензионного характера и нарушения при хранении алкогольной продукции на складе. Мы отобрали образцы продукции и по приезде в главное управление в ЮФО отправили её на экспертизу в Москву. После проведения экспертизы нами было получено заключение, что продукция не имеет посторонних включений, то есть соответствует требованиям ГОСТа. Это не могло не вызвать у нас возмущение, мы были уверены, что данная продукция имеет посторонние включения, это было видно даже невооруженным взглядом.

ПАСМИ: Куда были направлены результаты проверки?

Ашот Тирабян: В главное управление РАР.

ПАСМИ: Насколько нам известно, это была не единственная проверка на данном предприятии. Что послужило тому, что вы еще раз обратили на него внимание, кто был инициатором очередной проверки?

Ашот Тирабян: Основанием для очередной проверки послужило расхождение данных указанных в декларациях и в базе ЕГАИС (Единая государственная автоматизированная информационная система), фиксация по кодам продукции и по объемам указанной продукции.

ПАСМИ: Кто их выявил?

Ашот Тирабян: Этим занимается отдел деклараций. Он непосредственной занимается проверкой деклараций. Соответственно, этим отделом было выявлено это нарушение. И нам было поручено провести эту проверку.

ПАСМИ: В какой период времени проводилась последняя проверка? И какие нарушения вы задокументировали?

Ашот Тирабян: Проверка проводилась в августе. Нами сразу же были выявлены и задокументированы нарушения в сфере хранения готовой алкогольной продукции на складе.

ПАСМИ: Это нарушение характерно для большинства предприятий алкогольной отрасли? Насколько оно значительно и какие санкции предусмотрены за это нарушение?

Ашот Тирабян: В принципе, это такое нарушение, допускаемое большинством предприятий. На предприятие налагаются штрафные санкции. На лицензию это никак не влияет, поэтому многие предприятия относятся к этому не очень серьезно. Дело в том, что условия хранения предусматривают довольно-таки объемный перечень требований. Ввиду того, что у некоторых предприятий большой объем производства, не просто соблюсти все эти требования.

ПАСМИ: А что еще, кроме условий хранения? Какие еще вы выявили нарушения?

Ашот Тирабян: Для установления других возможных нарушений, в частности лицензионного характера, нами были взяты копии документов. Но сказать, какие нарушения были выявлены, сейчас я не могу, поскольку уже не являюсь сотрудником данной организации. На тот момент, когда я еще исполнял свои обязанности, итогов этой проверки не было все было в процессе.

ПАСМИ: Что произошло потом? Вас вызвали в Главное управление?

Ашот Тирабян: На тот момент я находился в командировке в Краснодарском крае. Мне позвонил мой непосредственный начальник Евгений Викторович Берестов и сообщил, о том, что мне необходимо поехать в Москву, чтобы доложить о результатах проверки руководителю РАР. И я был командирован в Москву. Туда я прибыл 4 сентября.

ПАСМИ: То есть вам необходимо было доложить о результатах проверки, которая, по сути, была еще не закончена?

Ашот Тирабян: Да. Проверка была еще не закончена. Об её итогах я не мог сказать, мог лишь доложить о предварительных результатах.

ПАСМИ: Когда вас проводили в кабинет руководителя, вы там были один? Кто там еще присутствовал?

Ашот Тирабян: В кабинете также находился первый заместитель Игоря Петровича Чуяна — Диденко и его советник Рустем Хакимов. Мы вошли в один из кабинетов, расположенных на 8-м этаже. В какой конкретно, я не помню, потому что первый раз там был. Возможно, там был кто-то еще, помимо указанных лиц, но я на этом внимание не акцентировал. Тех, кто общался со мной непосредственно, я видел. После того как мы вошли туда, Игорь Петрович попросил рассказать, как прошла проверка. На что я начал ему отвечать, начал рассказывать ему, что послужило основанием для проведения проверки, какие нарушения там предварительно, возможно, есть и какие нарушения уже установлены по складу.

ПАСМИ: И как отреагировал на это Чуян?

Ашот Тирабян: Его реакция мне был не понятна. Возможно, потому что я видел его впервые. Как мне показалось, он разозлился. Сказал мне, что не стоит проявлять такое рвение к этой проверке. Он ясно дал мне понять, что проверку по этому предприятию необходимо прекратить.

ПАСМИ: Что произошло дальше? Что вы ему на это ответили?

Ашот Тирабян: Я ответил, что это противоречит моим обязанностям, моему регламенту. Моя работа и состоит в том, чтобы приехать, найти нарушения и довести это до конца. А дальше это, как говорится, уже не моя забота. То что предписано мне достодолжными обязанностями, я делаю. В этот момент я сидел за столом, а Игорь Петрович находился за моей спиной. Он ходи по кабинету, говорил…Я думал, что ему так удобно вести диалог, поэтому я никак не ожидал того, что произойдет дальше….А дальше я почувствовал резкий удар в затылок. Я не видел, что человек намеревается меня ударить, соответственно, не мог как-то уклониться или еще что-то предпринять. Удар был настолько резким, неожиданным и сильным, что у меня в буквальном смысле появились звездочки перед глазами. Я не успел даже опомниться, как последовал второй удар. Буквально через секунду.

ПАСМИ: Но ведь в кабинете, помимо вас, еще находились люди — первый зам и советник. Они как-то отреагировали на это?

Ашот Тирабян: После первого удара никак. Может быть, потому что это происходило слишком быстро. Никто ничего не успел понять. Только после второго удара Диденко сказал: «Все, шеф, хватит!». И Чуян прекратил.

ПАСМИ: Насколько нам известно, после произошедшего вам был предложено уволиться со службы? Причем категорично?

Ашот Тирабян: Лично Игорь Петрович озвучил, что я должен написать заявление. В противном случае он велел не выпускать меня из здания Управления пока, я не напишу заявление по собственному.

ПАСМИ: Свидетели тому были?

Ашот Тирабян: Там был Диденко, еще какая-то женщина, тоже одна из замов. Еще был охранник, которому поступило распоряжение не выпускать меня из здания… Может быть, там был кто-то еще. После нанесенных ударов я не очень хорошо соображал, в голове стоял шум. Уволен я был в тот же день. То есть 4 сентября.

ПАСМИ: Почему вы написали заявление? Вы же понимали, что действует Чуян не законно, давая вам указания прекратить проверку, плюс он нанес вам телесные повреждения, побои. И все его действия явно не законны?

Ашот Тирабян: Я думаю, если бы продолжил работать в этой службе после данного факта, неизвестно, как бы это на мне отразилось. И что мне еще оставалось делать? Не драться же там с кем-то, не убегать. Тем более, я думаю, у руководителя данного уровня очень большой админресурс, который мог бы негативно на мне отразиться. Поэтому я принял решение написать и уволиться со службы в РАР.

ПАСМИ:Поступали ли какие-то угрозы со стороны руководителя. Как то с вами общались? Предупреждали либо советовали что-то?

Ашот Тирабян: Угрожать в открытую люди такого уровня, я думаю, не будут. Все же прекрасно понимают, что будет, если придать огласке тот или иной случай противоправных действий людей такого уровня. Поэтому явных угроз не было. На данный момент, чтобы этого избежать, я стараюсь не поддерживать контактов с неизвестными людьми. Я удалил все свои страницы в соцсетях, также не отвечаю на номера, мне не знакомые.

ПАСМИ: Почему вы сразу не отправились в правоохранительные органы и не сообщили о случившемся? И что заставило вас это сделать позже?

Ашот Тирабян: Я не понял сразу, какие последствия это повлекло для здоровья. Наверное, это сыграло основную роль. По прибытии в Ростов-на-Дону (это было в тот же день) меня встретил мой брат. Когда мы ехали домой из аэропорта, я потерял сознание. Но не сразу придал этому значение. Подумал, что на мое состояние повлияла вся эта ситуация, я перенервничал. Плюс перелет… Но на следующий день я вновь потерял сознание. В этот момент со мной был мой товарищ, который и вызвал скорую. Врачи диагностировали у меня повреждение мягких тканей головы, закрытую черепно-мозговую травму, сотрясение мозга. Только поэтому я принял решение написать заявление в полицию. Медицинские документы были переданы в судебно-медицинскую экспертизу, где также данный факт был отражен в заключении. Эксперты подтвердили и охарактеризовали травму как средней тяжести вред здоровью.

ПАСМИ: В какой отдел вы подали заявление?

Ашот Тирабян: Изначально в Ворошиловский район было написано, далее было передано по месту проживания в ОВД Кировского района, где и было принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела.

ПАСМИ: Как вы на это отреагировали?

Ашот Тирабян: Я не рассчитывал на то, что в деле, где фигурирует чиновник такого уровня, мне не будут вставлять палки в колеса. Поэтом это не вызвало у меня особого удивления. Но после обращения в прокуратуру было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Были опрошены мой брат, товарищ и лечащий врач. Собранный пакет документов был отправлен в Москву.

ПАСМИ: Вы в курсе о движении дела в Москве? В каком органе внутренних дел находится ваше заявление и каково решение по нему?

Ашот Тирабян: Официально как заявителя на данный момент меня никто ни о чем не уведомил. И я не знаю, кто в этом виноват. Либо почта плохо работает, либо сотрудники правоохранительных органов. О движении этого дела я знаю только из неофициальных источников. Насколько мне известно, данное дело взял под контроль главный следователь по Москве.

ПАСМИ: Как вы вообще охарактеризуете всю сложившую ситуацию и реакцию правоохранителей на это?

Ашот Тирабян: Я думаю, что человек такого высокого уровня не привык слушать отказы от подчиненных и обычных исполнителей. И когда он это слышит, его захлестывают эмоции, гнев и он не может себя контролировать. Но, думаю, что адекватный человек так себя не поведет.

Что касается сотрудников полиции, однозначно трудно сказать. То что на них оказывается давление, такой факт не исключен. Иначе был бы уже какой-то результат. А пока мне ничего не известно.

ПАСМИ: Как вы считаете, будет ли привлечен Чуян за эти действия к какой-либо ответственности?

Ашот Тирабян: То, что это нанесен негативные последствия его авторитету, я думаю, не исключено. Но, если исходить из того, что мы имеем сейчас, довольно трудно сказать, будет ли он привлечен. Если у людей, которые там были, есть совесть и порядочность, и они скажут все, как оно было, то ему будет трудно избежать ответственности и последствий за совершенные им действия.

ПАСМИ: Если вам в рамках уголовного дела будет предложено пройти исследования на полиграфе, чтобы подтвердить ваши слова, вы готовы будете это сделать?

Ашот Тирабян: Да. Разумеется. Мне нечего скрывать.

ПАСМИ: Как вы считаете, а свидетели, очевидцы, сам Чуян пойдут на полиграфическое исследование?

Ашот Тирабян: Мне кажется, он сам не то что не пойдет на это, а будет крайне возмущен подобным предложением.

ПАСМИ: Но вы не являетесь непосредственным подчиненным Чуяна, он первое лицо РАР. А вы являетесь сотрудником территориального подразделения по ЮФО. Какая-то беседа с вами со стороны руководства проводилась? Это же ЧП! Подчиненный пострадал! Надо же что-то делать! Надо разобраться!

Ашот Тирабян: Со мной не было никаких бесед. Я понимаю людей, свое руководство. Неизвестно, как вся эта ситуация, шумиха отразится на них. Мне трудно кого-то судить. Что может посоветовать мне мой экс-руководитель в подобный момент? Я бы на его месте вряд ли стал давать какие-то советы.

Интервью взял Дмитрий Вербицкий.

 

Самые свежие новости на нашем Telegram-канале

«агрузка...

Дагестанский чиновник выводил активы за рубеж и хотел покинуть Россию?

Глава ФОМС по Дагестану угодил в СИЗО вместо Баден-Бадена

Команда зама Собянина зарабатывает сотни миллионов на продаже квартир для очередников

Столичный бюджет платит за жилье для льготников, но квартиры за счет госказны получают прокуроры и судьи

Силовикам что Титов, что Путин…

Бизнесмены из “списка Титова” возмущены бездействием правоохранителей (полный текст обращения к президенту РФ)

Глава Росалкоголя - преступление без наказания

Куда и от чего скрываются российские чиновники?

Заграница им поможет — от судьбы не убежишь, а от уголовного дела?

Экс-глава Росалкоголя Игорь Чуян покинул Россию — возможно, навсегда

Под патронатом друга Путина чиновник обыграл ФСБ

Как главе Росалкоголя удалось нанести ущерб стране, захватить отрасль, дискредитировать ФСБ и остаться безнаказанным

Путину доложили об ущербе в 220 миллиардов от деятельности главы Росалкоголя

Cхемы по захвату отрасли главой РАР назвали угрозой для экономической безопасности страны

Читать все материалы

Собянину грозят потери в сотни миллиардов за недоплату столичным собственникам

Конституционный суд проверяет сомнительные компенсации правительства Москвы за изъятые участки

Крымские не сдаются: глава полуострова отбил у СКР бывшего мэра Ялты

Сергей Аксенов бросил вызов следствию и сумел вызволить из СИЗО своего соратника Андрея Ростенко

Новости smi2.ru

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: