12.09.2016 / 13:48

Адвокат: «Арест — метод давления для вынуждения к даче признательных показаний»

Поголовное заключение под стражу подозреваемых по самым разным статьям стало тенденцией в современной судебной системе. И даже в тех случаях, когда задержанные и их адвокаты предлагают залоги в десятки миллионов, готовы поселяться в квартирах с видеокамерами для заключения под домашний арест или за них поручаются авторитетные представители общества, суд, зачастую, остается непреклонен. Формулировка следователей «подозреваемый может скрыться или начать оказывать давление на свидетелей» становится решающей. «Арест с помещением в СИЗО — лишь метод давления и устрашения подозреваемых и обвиняемых, часто используется для вынуждения к даче признательных показаний», — уверен адвокат коллегии «Карабанов и партнеры» Станислав Мальцев. Он поделился с ПАСМИ своим видением ситуации с поголовными арестами.

арест

Сам Станислав Мальцев сейчас выступает защитником по делу Арама Петросяна, который захватил заложников в московском «Ситибанке». Его клиента не сочли преступником даже те, кто был им захвачен. Напомним, что среди заложников оказался заместитель главного редактор «ТАСС» Глеб Брянский. По его словам, это был отчаявшийся человек, который очень нервничал и много курил. Позже Петросян по одному отпустил каждого из заложников, а потом и сам сдался полиции.

Потом выяснилось: он сразу сказал сотрудникам банка, что никого и пальцем не тронет. Он лишь хотел привлечь внимание к проблеме банкротства в стране, от которого пострадал сам.

После задержания он был арестован. Никакие доводы со стороны защиты не помогли.

Содержится под стражей сейчас и экс-глава «РусГидро» Евгений Дод. Его обвиняют в растрате в 73 миллиона. Дод за время следствия уже и деньги успел компании вернуть, хотя вины не признает. Все надеялся, что выпустят из СИЗО. Но нет.

Под арестом и гендиректор печально известной типографии «Печатный экспресс». Он сам явился с повинной после нескольких дней бегов. Вины не отрицает и скрываться не намерен, но и он содержится под стражей.

В то же время стало известно о том, что адвокаты экс-депутата Госдумы Алексея Митрофанова торгуются со следствием на предмет того, что Митрофанов вернется из-за рубежа, добровольно явится на допрос, но его не будут помещать под стражу. И, по информации журналистов, следователь согласен на эту сделку. К слову, Митрофанов- фигурант уголовного дела о мошенничестве на 200 тысяч долларов.

Почему у одних есть возможность остаться на свободе, а у других нет права выбора?

«Такое возможно и мера пресечения зависит от следователя, т.е. они могут просто не выходить в суд с ходатайством об аресте, а сами избирают подписку о невыезде. Это законно», — объясняет Станислав Мальцев.

По словам адвоката, поголовные аресты – настоящий бич современной судебной системы: «зачастую доводы адвоката суд не принимает ко вниманию и применяется самая строгая мера пресечения — арест. Хотя имеется еще два варианта, такие как домашний арест и залог. В данном случае домашний арест полностью исключает возможность лица скрыться от органов следствия и суда. А значит арест с помещением в СИЗО- лишь метод давления и устрашения подозреваемых и обвиняемых, часто используется для вынуждения к даче признательных показаний».

Минувшим летом за арестованного экс-губернатора Кировской области Никиту Белых и главу РАО Сергея Федотова в суде поручились именитые политики, журналисты и деятели культуры. Они просили под их собственную ответственность отпустить тех из СИЗО. Но вновь отказ.

«Относительно поручительства — к сожалению, в нашей практике подобных случаев фактически не было. И так происходит по всей стране, суды просто заслушивают поручителя, но не более, к вниманию это не принимается», — констатирует Станислав Мальцев.

Напомним, что минувшим летом прогремело во всех СМИ сообщение: фигурант «дела Гайзера» покончил  с собой в СИЗО «Матросская тишина». Его нашли повешенным 9 августа. Как позже рассказал его сокамерник, Фаерштейна убила неволя. Он так и не сумел приспособиться. После случая самоубийства в СИЗО, заключенные-бизнесмены, коих в «кремлевском централе» большинство, понадеялись, что смерть подельника Вячеслава Гайзера не будет напрасной: московские суды станут реже заключать под стражу. Но, как показала практика, судьи и следователи перестраховываться на хотят, а заключенные и адвокаты все чаще жалуются, что судом грубо нарушаются их права.

Сообщить о коррупции — мы опубликуем ваши материалы