Сообщить о коррупции
Сообщить о коррупции

Пропавшие показания и подставной секретарь: Бастрыкина просят разобраться с фальшивками саратовской Фемиды

Как региональные следователи покрывают судейские промахи

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА

Саратовскую судью Оксану Кулумбекову требуют привлечь к уголовной ответственности — заявление на имя Александра Бастрыкина написала супруга бывшего полковника таможенной службы, приговоренного к 12 годам по делу о получении взятки.  Защита осужденного выяснила, что из протокола судебного процесса исчезли свидетельские показания, опровергающие линию обвинения, а секретарь, якобы подписавшая документ, на тот момент работала в другом суде. Явные нестыковки предпочли не замечать как в апелляции, так и в региональном следственном управлении — ни в этот раз, ни двумя годами ранее, когда судья Кулумбекова не проверила личность подсудимого и вынесла приговор невиновному.

В конце прошлого года ПАСМИ опубликовало материал об уголовном деле высокопоставленного саратовского таможенника Дмитрия Евсеева. Бывшего главу отдела контроля таможенной стоимости и выпуска товаров обвинили в получении взяток на общую сумму 2 млн рублей от представителей коммерческих компаний за выгодные для них условия по тарифам на импорт продукции. Судья Ленинского районного суда Саратова Оксана Кулумбекова в июне 2021 года приговорила офицера к 12 годам колонии строгого режима и штрафу в 10 млн рублей, лишив его звания полковника. Бывший сотрудник ФТС свою вину полностью отрицает, а его жена Ольга Евсеева уверена, что суд пошел на поводу у следствия и вынес приговор на основе подложных данных. Теперь же, по ее мнению, представители СКР прикрывают ошибки Фемиды. 

Второй подход

13 апреля Ольга Евсеева обратилась в центральный аппарат Следственного комитета России с сообщением о преступлении судьи Ленинского суда Саратова Оксаны Кулумбековой. По мнению заявительницы, служительница Фемиды могла участвовать в фальсификации протокола судебного заседания, и ее действия подпадают под ст. 292 УК РФ — “Служебный подлог”. Евсеева попросила председателя СКР Александра Бастрыкина поручить провести проверку по указанным в заявлении фактам, а также записалась к нему на личный прием. 

Они в курсе:
— прокурор Саратовской области Сергей Филипенко
— руководитель СУ СКР по Саратовской области Анатолий Говорунов
— и.о. председателя Саратовского областного суда Олег Ляпин
— председатель Ленинского суда Саратова Лариса Бронникова

Супруга бывшего таможенника рассказала ПАСМИ, что уже обращалась в Следственный комитет. Ее принял и опросил следователь ГСУ СКР, после чего перенаправил материалы в Следственное управление по Саратовской области. Там Евсеевой ответили, что ее обращение не является сообщением о преступлении, требующим регистрации и проверки.

Чтобы обжаловать это решение, Ольга Евсеева добилась личного приема у первого заместителя руководителя СУ СКР по Саратовской области Олега Мерзина. Но и после беседы с ним в Следственном управлении не увидели оснований для проведения проверки. В ответе генерала Мерзина, который Евсеева получила в марте 2022, указывалось что доводы заявительницы о нарушениях, якобы допущенных судьей Кулумбековой уже были проверены апелляционной инстанцией, и подтверждений указанным фактам она не нашла.

“Я не понимаю, как в саратовском СКР могут отказываться от проведения проверки по сообщению о преступлении судьи на основании того, что эту информацию проверили в судебном ведомстве. Я считаю, что налицо фактическое бездействие следствия. И это уже не первый раз, когда в региональном следственном управлении закрывают глаза на нарушения Кулумбековой”, — отметили собеседница ПАСМИ.

Оксана Кулумбекова прославилась в 2019 году, когда по ошибке отправила в колонию местного жителя Дмитрия Рубинштейна. Она осудила его вместо сводного брата, который был задержан с запрещенными веществами и предоставил правоохранителям документы родственника. Местные полицейские пренебрегли обязанностями по проверке личности, а затем их ошибку в приговоре повторила Кулумбекова. Тогда на скандальный случай обратил внимание Александр Бастрыкин и поручил проверить сотрудников судебной системы, которые занимались этим делом. Но никакой ответственности Оксана Кулумбекова не понесла, продолжив работу в Ленинском районном суде Саратова.

“Я уверена, что Бастрыкин просто не в курсе того, как в Саратове игнорируют его указания. И я надеюсь, что если попаду к нему на прием, то в отношении Кулумбековой, наконец, будет проведена объективная проверка и по ситуации с Рубинштейном, и по фальсификациям в судебном протоколе, который велся в ходе процесса над моим мужем”, — отметила Ольга Евсеева. 

Защита под сокращениями 

Нестыковки в протоколе суда защита таможенника обнаружила уже после вынесения приговора, которое состоялось 18 июня 2021 года, поскольку ранее ознакомиться с этим документом возможности не было. 

“В ходе судебного разбирательства, которое длилось в течение года, мы несколько раз подавали ходатайства об изготовлении протокола заседания по частям. Такой вариант также предусмотрен российским законодательством, и это позволило бы отслеживать, как суд фиксирует ход процесса и своевременно предъявлять замечания в случае их возникновения. Но в этом нам было отказано, и, по всей видимости, не случайно”, — заметила Ольга Евсеева. 

Супруга осужденного полагает, что суд мог специально искажать протокол, подгоняя показания свидетелей под обвинительную позицию. Она обращает внимание, что объем выявленных фальсификаций насколько существенный, что объяснить это простой невнимательностью крайне сложно. 

“Когда мы сравнили аудиозаписи, которые вели адвокаты моего супруга с аудиофайлами, предоставленными Ленинским судом, выяснилось, что из 120 файлов суда 18 отрезаны либо с конца, либо с начала записи. Еще 7 аудиофайлов имеют ненадлежащее качество, а аудиофайлы по четырем заседаниям и вовсе отсутствуют”, — утверждает заявительница. 

Но еще более масштабными, по словам Евсеевой, оказались искажения в письменном протоколе, который не соответствовал даже урезанным записям суда. Так, существенным образом оказались сокращены прения сторон. Причем, выступление государственного обвинителя, длительностью порядка двух часов, в протокол было внесено в полном объеме и заняло 30 страниц. Тогда как выступление защиты длительностью почти шесть часов, урезали в несколько раз и вместили на 19 страницах. Также адвокаты обнаружили, что в протокол вставлены фрагменты с оглашением документов, которые были положены в основу обвинительного приговора, но на самом деле в судебном заседании не оглашались. 

Свидетельский монтаж 

Помимо этого, защита Евсеева заметила, что в письменном протоколе скорректированы показания около десятка свидетелей. В частности, правки касались тех моментов, когда участники процесса опровергали линию обвинения и рассказывали, почему Евсеев не мог единолично влиять на формирование ставок по таможенным тарифам. Например, был сокращен ответ начальника оперативно-аналитического отдела саратовской таможни Ивана Меняйло

Отрывок из протокола Ленинского суда:
Вопрос судьи Кулумбековой свидетелю Меняйло: Консультации, которые давали сотрудники отдела контроля таможенной стоимости для сотрудников поста были обязательными для исполнения?
Свидетель Меняйло: Не могу ответить.

Хотя на выполненной защитой аудиозаписи слышно, как на тот же вопрос Иван Меняйло отвечает: “Не могу сказать, с одной стороны, не являлись обязательными. Скорее всего, если (таможенному) посту что-то другое казалось правильным, они вправе были принять иное решение”.

Еще один пример нестыковок прослеживается с показаниями начальника саратовского таможенного поста Ириной Бородиной

Отрывок из протокола Ленинского суда:
Вопрос государственного обвинителя свидетелю Бородиной: Трудно ли было оспорить мнение Евсеева касаемо стоимости?
Свидетель Бородина: У нас многоступенчатая система контроля, спорить было не о чем.

Но, исходя из записей защиты, Бородина более подробно объяснила, как именно контролировался процесс формирования ставок по таможенным тарифам: “У нас многоступенчатая система контроля — таможенный пост, ОКТС (отдел контроля таможенной стоимости), (региональное) управление, ФТС (федеральная таможенная служба) — и все видят эти декларации в реальном режиме. Если нареканий от вышестоящих служб нет, то о чем спорить”.

Еще один фрагмент показаний чиновницы защита в бумажном протоколе суда не обнаружила вовсе. Речь идет о моменте, когда адвокат Евсеева спросил Бородину, известны ли ей факты, что в отношении товаров, ввезенных фирмами “Далюс”, “Подшипник-Агро”, “Импорт” и “ТехАгроСнаб”, в покровительстве которым обвиняли Евсеева, принимались незаконные решения о занижении стоимости. Глава саратовского таможенного поста на это ответила: “Нет, таких фактов я не знаю”.

Они должны быть в курсе:
— генпрокурор Игорь Краснов
— председатель СКР Александр Бастрыкин
— председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев

Также, по данным Ольги Евсеевой, из судебного протокола пропали и фрагменты показаний, данных несколькими государственными инспекторами саратовской таможни. Так, главный госинспектор Елена Шерстяных на вопрос адвоката, поступали ли служебные записки от Евсеева, где бы имелась информация о принятии очевидно незаконного решения по таможенной стоимости, отвечает: “Я не помню таких случаев”. 

Помимо Елены Шерстяных, по словам собеседницы ПАСМИ, об отсутствии давления со стороны ее мужа и многоступенчатой системе контроля за формированием тарифов также заявили сотрудники Саратовской таможни Алексей Тарасов, Татьяна Уразаева, Лариса Силаева и другие, но их высказываний в протоколе тоже нет. 

При этом, независимая экспертиза, проведенная в “Криминалистической лаборатории аудиовизуальных документов” по инициативе защиты Евсеева, установила: в сделанных на заседаниях записях защиты признаки монтажа отсутствуют, а в записях Ленинского суда — присутствуют. 

Секретарское раздвоение

Кроме того, защита Дмитрия Евсеева обнаружила, что отдельные части протокола якобы подписывала секретарь судьи Кулумбековой Дарья Андреева. При этом, по данным адвокатов, протокол составлялся 24 июня 2021 года, когда Андреева работала уже не в Ленинском, а в Октябрьском суде Саратова и носила фамилию мужа — Филиппова. Согласно картотеке Октябрьского суда, в тот же день — 24 июня — секретарь Дарья Филиппова успела поучаствовать в вынесении приговора на новом месте работы.

“Даже при визуальном осмотре мы заметили, что подписи в протоколе от имени секретаря Андреевой существенно отличаются от ее действительных подписей в других документах. Это подтвердил и почерковедческий анализ, сделанный в Центре судебных исследований АНО “Судебный эксперт”. Но саратовская Фемида своих ошибок все равно не признала”, — рассказала Ольга Евсеева. 

Председатель Ленинского суда Лариса Бронникова организовала служебную проверку по замечаниям к подписям Андреевой. Ее заключение было получено 15 декабря 2021 года.

Согласно документу, в ходе проверки судья Кулумбекова и ее экс-секретарь дали объяснения, что фактов фальсификации не было. В итоге члены комиссии пришли к выводу, что Андреева собственноручно ставила подписи в протоколе после окончания судебного процесса. 

Впрочем, защита саратовского таможенника считает данное заключение необъективным. “Судебный процесс завершился после оглашения приговора — то есть 18 июня 2021 года, а на тот момент Андреева уже работала в Октябрьском суде и не имела права подписывать документы Ленинского суда”, — уверена Ольга Евсеева. 

Вердикт на доверии

Оспорить приговор Дмитрию Евсееву в апелляционной инстанции не удалось — 16 декабря 2021 года Саратовский областной суд отклонил жалобу его защиты. 

Председательствующий судья Алексей Ветчинин посчитал выводы своей коллеги Оксаны Кулумбековой обоснованными. “Оценка доказательств, данная судом первой инстанции, соответствует требованиям закона и судебная коллегия с ними соглашается”, — указано в апелляционном определении. 

При этом, доводы защиты о фальсификации показаний свидетелей Саратовский областной суд назвал необоснованными. “Областной суд в своем определении сослался на на итоги служебной проверки Ленинского районного суда, вместо того, чтобы провести собственную проверку доводов защиты. В чем тогда смысл апелляции, если можно просто ссылаться на решения других судебных органов?” — недоумевает Ольга Евсеева. 

Впрочем, защита бывшего таможенника по-прежнему намерена добиться пересмотра дела. Теперь ее доводы будет рассматривать Первый кассационный суд. Дата рассмотрения жалобы пока не назначена. 

Если у вас есть информация о коррупционных нарушениях правоохранителей и судей в Саратовской области — пишите в рубрику ПАСМИ «Сообщить о коррупции».

Самые свежие новости на нашем Яндекс.Дзен канале