Правовой
центр
Сообщить
о коррупции
Правовой
центр
Сообщить
о коррупции
Правовой
центр
Сообщить
о коррупции

Ничей кокаин: громкое дело о наркотиках в российском посольстве повесили на стрелочника

Следствие выводит из-под удара высокопоставленных сотрудников МИДа

В начале 2018 года в СМИ «взорвалась бомба» — спецслужбы изъяли почти 400 кг кокаина в российском посольстве в Аргентине. Главным фигурантом дела стал никому неизвестный человек без гражданства Андрей Ковальчук, которого и назвали организатором «дипломатического канала» контрабанды наркотиков. Спустя два года «расследования» стало ясно, что правоохранителей не особо интересуют подробности дела — многочисленные пособники наркодельца из структуры МИДа, без которых перевозка наркотиков была бы невозможной, остались на свободе и при власти.

Мошенник на доверии

Дюжину чемоданов с кокаином на территории российского посольства в Буэнос-Айресе обнаружили в декабре 2016 года, но в СМИ информация об этом попала только в феврале 2018 года. Больше года аргентинские и российские спецслужбы «вели» подозреваемых, прослушивая их переговоры и отслеживая все передвижения. За это время правоохранители могли досконально изучить связи главного фигуранта дела Андрея Ковальчука и выйти на его покровителей, но по какой-то причине этого не сделали.

Центр «Досье» изучил большой объем информации по кокаиновому делу, в том числе оперативные материалы — данные прослушки и протоколы допросов, — после чего пришел к выводу, что российские силовики либо осознанно прикрывают некоторых участников контрабандной схемы, либо демонстрируют вопиющую некомпетентность в угоду чьих-то интересов.

Сейчас обвиняемыми по «кокаиновому делу» являются таинственный Андрей Ковальчук, который представлялся то влиятельным силовиком, то работником дипломатических структур, двое его партнеров Владимир Калмыков и Иштимир Худжамов, бывший завхоз посольства в Аргентине Али Абянов, аргентинский полицейский Иван Близнюк и его приятель Александр Чикало. Все фигуранты связаны между собой через Ковальчука — Абянова он попросил спрятать чемоданы с кокаином на территории посольства,  Калмыкова и Худжамова подрядил забрать прибывший в Россию кокаин со склада МИДа в Москве, а Близнюка и Чикало использовал для мелких поручений в Аргентине. Все обвиняемые были задержаны в феврале-марте 2018 года и арестованы. Сейчас их уголовное дело слушается в Дорогомиловском суде Москвы в закрытом режиме.

По официальной версии, следствие считает Ковальчука мошенником и аферистом, который обманом втирался в доверие к сотрудникам разных российских посольств, одаривал их различными подарками и взамен просил о небольших услугах, связанных с транспортировкой его «вещей» по дипломатическим каналам. Ковальчук постоянно менял свою «легенду», называясь то сотрудником службы безопасности посольства России в Германии, то представителем берлинского представительства «Россотрудничества», то полковником российской военной разведки (ГРУ), Службы внешней разведки (СВР) или ФСБ. Также он называл себя вице-президентом «Клуба русских православных меценатов в Берлине».

Из доклада следует, что правоохранители изучили все контакты Ковальчука с высокопоставленными чиновниками из российского МИДа, но в уголовном деле эти чиновники фигурируют, максимум, в качестве свидетелей, либо не фигурируют вовсе. Похоже, следователи ограничились тем, что приняли на веру все оправдания подчиненных Сергея Лаврова по поводу «втершегося в доверие» Андрея Ковальчука, и не усмотрели в их действиях никакого состава преступления.

Партнеры из МИДа

Так, главный советник консульского департамента МИД РФ Александр Дудка многократно пересекался с Ковальчуком. Он познакомился с ним в 2011 году и регулярно проводил встречи в своем рабочем кабинете. Чиновник помогал аферисту найти дипломатический транспорт для перевозки грузов, выписывал ему пропуска и даже трудоустроил его знакомого на работу, но при этом по-прежнему работает в МИДе. 

Дудка свел Ковальчука с замдиректора департамента консульской службы МИДа Львом Паузиным и Александром Незимовым, от которых контрабандист узнавал о структуре министерства, перемещениях транспорта и расписании вылетов дипломатических бортов. В своих показания следователям дипломаты рассказали, что они изначально не доверяли Ковальчуку, но тем не менее помогали ему с его просьбами. Поведение Дудки, Паузина и Незимова, отмечают авторы доклада, не может не вызывать вопросов. Но у российских следователей вопросов все же не возникло.

«Досье» подробно описывает всю хронологию «кокаинового дела» — от момента знакомства Ковальчука с завхозом посольства Абяновым до отправки чемоданов с «кокаином» (к тому моменту правоохранители уже заменили наркотики на муку и песок) в Москву на спецборте секретаря Совета безопасности Николая Патрушева. И при этом задает резонные вопросы — почему силовики не стали разбираться, кому именно предназначался кокаин? Отследить наркотрафик можно было за счет датчиков GPS, установленных на чемоданах с кокаином, но оперативники этого делать не стали. Также они не стали выяснять, откуда кокаин прибыл в посольство и где Ковальчук взял деньги на покупку столь крупной партии (почти 400 кг) стоимостью несколько миллионов долларов.

Груз для парламента

В докладе также приводятся показания Михаила Казанцева, бывшего командира одной из частей Внутренних войск МВД, с которым Ковальчук обсуждал поиски частного самолета для перевозки в Европу «шкур морских котиков» (под видом шкур пытались переправить кокаин). Казанцев рассказал следователям, что в 2008 году Ковальчук в частном разговоре напрямую заявил ему, что везет кокаин «для депутатов Государственной думы РФ и членов Совета Федерации Федерального собрания РФ». Но выяснять это правоохранители не стали.

Сам Ковальчук после возбуждения уголовного дела рассказал журналистам, что был агентом российских и немецких спецслужб, якобы он даже принимал участие в операции по присоединению Крыма в 2014 году, за что был награжден медалью. Также он утверждал, что его кураторами были заместитель директора консульского департамента МИДа Александр Незимов и главный советник латиноамериканского департамента МИДа Петр Польщиков, который был найден мертвым в Москве через три недели после обнаружения кокаина в российском посольстве.

«Материалы уголовных дел рисуют двоякую картину: с одной стороны, многие собеседники Ковальчука не доверяли ему и считали его крайне подозрительным персонажем, с другой — они всячески способствовали его контрабандистской деятельности, сообщали ему ведомственную информацию, помогали отправлять загадочные посылки дипломатической почтой и в целом слепо шли у него на поводу, не пытаясь проверить его слова. По версии российских силовиков, чтобы втереться в доверие к чиновникам и военным, ему достаточно было лишь привозить сувениры СВР, передавать «приветы» от влиятельных людей и убедительно рассказывать о своей важности. Подобная халатность, многократно зафиксированная в материалах уголовного дела, несомненно, должна была послужить поводом для серьезных должностных проверок и, возможно, даже уголовных расследований. Однако, насколько известно Центру «Досье», этого не произошло — многие из собеседников Ковальчука продолжают работать на государственной службе», — резюмируют авторы исследования.

Если у вас есть информация о коррупционных нарушениях синовников и правоохранителей — пишите в рубрику ПАСМИ «Сообщить о коррупции».

Самые свежие новости на нашем Яндекс.Дзен канале

Банкротство без суда: как списать долги совершенно бесплатно

Новая процедура банкротства физлиц — подробная инструкция

Взятки и избиения: как в СКР Москвы поставили на поток фальсификацию дел полицейских

Следственный каток для правоохранителей в Перовском районе столицы

Loading...
Loading...