Правовой
центр
Сообщить
о коррупции
Правовой
центр
Сообщить
о коррупции
Правовой
центр
Сообщить
о коррупции

Завод Чемезова и его фирмы-прокладки: как взвинтили цены на не самые качественные аппараты ИВЛ

Подведомственное Ростеху предприятие наладило торговлю медтехникой через подставные компании

С началом эпидемии коронавируса рынок аппаратов искусственной вентиляции легких переживает необычайный подъем, но еще недавно все было не так:  больницы выбирали импортную технику, и у  входящего в Ростех завода возникли проблемы со сбытом, даже после того, как иностранную продукцию стали вытеснять законодательным путем. Выход подразделение госкорпорации Сергея Чемезова нашло простой — для участия в госзакупках была создана дилерская сеть из компаний без сотрудников и капитала. В итоге цены на аппараты ИВЛ, качеством которых недовольны медики, возросли в разы.

Против здравого смысла

Небывалый спрос на аппараты ИВЛ в России и по всему миру возник с началом распространения эпидемии коронавируса. Это связано с тем, что вирус COVID-19 вызывает пневмонию, после чего легкие у больных перестают работать нормальным образом — люди задыхаются. При этом еще несколькими месяцами ранее у больниц не было необходимости в большом количестве аппаратов ИВЛ, поэтому сейчас наблюдается дефицит этого оборудования.

Свою роль в дефиците ИВЛ сыграло российское правительство, которое в целях развития импортозамещения ограничило закупку аппаратов зарубежного производства. Так власти собирались дать возможность заработать отечественным производителям ИВЛ, но в итоге заработали возникшие во множестве посредники-спекулянты.

Как выяснила «Новая газета» совместно с порталом «Важные истории» и изданием «7х7», благодаря правилу «Третий лишний», которое ввел бывший премьер-министр Дмитрий Медведев, иностранных производителей медицинского оборудования стали выдавливать из закупок в России. Правило работает так: если на конкурс подали заявки два производителя из России или Евразийского экономического союза (Россия, Армения, Беларусь, Казахстана и Киргизия), то заявка зарубежного поставщика автоматически отклоняется.

В прошлом году Медведев добавил аппараты ИВЛ в ограничительный перечень, на которое распространяется правило «Третий лишний. Решение было принято несмотря на многочисленные протесты со стороны медицинского и экспертного сообщества, а также простых граждан. Эксперты отмечали, что больницы закупают иностранное оборудование не ради ущемления отечественных производителей, а только из-за заботы о жизни и здоровье граждан — зарубежные аппараты работают лучше и надежнее.

Власти ко мнению специалистов не прислушались. В медицинском сообществе полагают, что промышленный лоббизм пересилил здравый смысл. В результате принятое решение сыграло на руку Уральскому приборостроительному заводу (УПЗ) из Свердловской области, который входит в корпорацию «Ростех» Сергея Чемезова.

УПЗ производит несколько типов аппаратов искусственной вентиляции легких. Самый известный из них называется «Авента-М».

Продажу своего оборудования УПЗ сопровождает судебными тяжбами, так как больницы в регионах отказываются добровольно покупать ИВЛ у структуры «Ростеха», в интересах пациентов выбирая зарубежное качество. Завод пытался оспаривать закупки, проведенные не в его пользу, но безуспешно — суды вставали на сторону медиков, так как те имеют право исходить из своих нужд при закупке оборудования, выбирая то, которое лучше подходит для лечения больных.

Нечестные продажи

Как выяснили журналисты, производитель решил в этой ситуации пойти окольным путем. УПЗ подбирает себе дилеров для продажи аппаратов ИВЛ, а те идут на закупки, выдают аппараты «Авента-М» за оборудование другой марки и поставляют их больницам в нарушение закупочных условий.

«Эти фирмы выходили на конкурсы, обещали поставить оборудование с соответствующими характеристиками (под которые, как правило, подходили только зарубежные образцы), а привозили отечественные аппараты ИВЛ. И больницам по всей стране приходилось массово от них отказываться», — говорится в расследовании.

Например, в июне прошлого года новосибирский Минздрав закупил через аукцион 13 аппаратов ИВЛ для трех онкобольниц на сумму почти 26 млн рублей. Победившая на аукционе фирма «Марксон» из Санкт-Петербурга подписала контракт и привезла аппараты с другими техническими характеристиками, отличными от прописанных в закупочной документации. Это были аппараты «Авента-М» с завода «Ростеха». В декабре контракт был расторгнут Минздравом. Компания «Марксон» попала в список недобросовестных поставщиков, а затем подала в суд, чтобы засилить свою сделку.

Поэтесса и разнорабочий

Из открытых источников видно, что фирма «Марксон» была зарегистрирована только в 2018 году, основным видом ее деятельности является техобслуживание и ремонт автотранспорта, а в штате компании числится всего один человек. Журналисты вышли на директора фирмы, который оказался «номиналом» — подставным лицом.

«Марксон» засветился и в других закупках с аналогичным исходом: победа на аукционе, поставка неправильных аппаратов ИВЛ, расторжение контракта. Так, на Кубани фирма поставила 29 аппаратов за 80 млн рублей, нарушила условия закупки и пошла в суд.

За прошлый год «Марксон» заключил контракты на поставку 51 аппарата ИВЛ с уральского завода, и 44 аппарата были возвращены заказчиками из-за несоответствия техническим требованиям.

Помимо «Марксона» такими же недобросовестными продажами занимаются и другие фирмы с номинальными директорами. «Новая газета» пишет о компании «Союз», куда директором взяли 22-летнюю поэтессу из Петербурга по объявлению в интернете. Девушка призналась в разговоре с журналистами, что просто хотела подзаработать, поэтому согласилась возглавить компанию, но при этом никаких действий она фактически не производит и фирмой не управляет.

«Союз» также находится в реестре недобросовестных поставщиков за срыв государственного контракта на поставку трех аппаратов ИВЛ для областной клинической больницы Орла в 2018 году. 

Прокладки против коррупции

Две фирмы связывает один человек, которого зовут Евгений Жуков: раньше он был одним из учредителей «Союза», и он же представлял по доверенности в ФАС «Марксон». Он также имеет отношение и к другим подставным компаниями, торгующим аппаратами «Авента-М». Одной фирмой «руководит» простой разнорабочий со стройки, другой — человек, пропавший без вести.

В беседе с журналистами Жуков сообщил, что действительно занимается поставками медоборудования российского производства, а «прокладками» пользуется, чтобы избежать дисквалификации за нарушения условий поставок. Отказы больниц принимать аппараты «Авента-М» он объясняет коррупционными связями, мол, представители больниц и региональных Минздравов берут откаты у иностранцев, поэтому и игнорируют продукцию УПЗ.

«Это тема больше для уголовного расследования, чем журналистского. Те случаи, где нас отстраняли, где были суды, технические задания «прописывались» под конкретного поставщика, в котором была заинтересована больница. Ну естественно, не за бесплатно. Есть заинтересованные люди, поэтому так и делают», — заявил Жуков.

По словам предпринимателя, так же, как он поступают еще десятки дилеров. А УПЗ помогает своим партнерам, предоставляя своих юристов для участия в судах, оказывая консультации и даже техническую постпродажную поддержку.

Дорогие посредники

Сейчас у фирм Жукова нет проблем со сбытом — даже отечественные аппараты ИВЛ забирают с руками. «Я в день получаю на почту по 15–20 запросов на поставку именно этих аппаратов [«Авента-М»]», — утверждает Евгений. 

Однако появление многочисленных фирм-посредников создало другую проблему —  аппараты ИВЛ «Авента-М» продаются по цене чуть ли не вдвое выше заводской.

Если в 2019 году генеральный директор УПЗ Булат Гайнутдинов заявил, что цена аппарата «Авента-М» в максимальной комплектации составляет около 1,4 млн рублей, то у «Марксона» те же самые аппараты стоят уже по цене 2,5 млн рублей за штуку, что на 73% дороже цены завода-изготовителя.

Фирма «Союз» в 2018 году поставила ИВЛ «Авента-М» для республиканской клинической инфекционной больницы Улан-Удэ за 2,2 млн рублей, что более чем на 50% дороже цены УПЗ. 

Другая компания из Санкт-Петербурга — «Техинфо» (штат ее сотрудников составляет 1 человек) — в 2018 году поставила 4 аппарата «Авента-М» в детские клинические больницы города Уфы. Стоимость одной единицы составила 2,6 млн рублей, что на 80% дороже цены завода-изготовителя. 

Как отмечают крупные поставщики зарубежных ИВЛ, нормальная наценка, даже с учетом всех рисков, не должна превышать 30-40%.

В итоге главными бенефициарами импортозамещения ИВЛ оказались многочисленные посредники — «прокладки», на счетах которых и оседала основная прибыль от перепродажи ИВЛ больницам. 

В конце прошлого месяца правительство России выделило Минпромторгу 7,5 млрд рублей из резервного фонда на закупку дополнительных ИВЛ, чтобы ликвидировать их острый дефицит в регионах России. Единственным поставщиком оборудования назначили «Концерн Радиоэлектронные технологии» (КРЭТ), в который входит УПЗ.

Если у вас есть информация о коррупционных нарушениях в сфере закупок медтехники — пишите в рубрику ПАСМИ «Сообщить о коррупции».

Самые свежие новости на нашем Яндекс.Дзен канале

Понятые на зарплате: как подчиненные Колокольцева прикрывают свои «подставы»

Журналист Иван Голунов раскрывает беспроигрышную схему столичных наркополицейских

Loading...
Loading...