Сообщить о коррупции Рубрики
Подписывайтесь на наш Telegram

ТОП 5

Пять гостиниц, кинотеатр и особнячок в Вене — чем можно разжиться за бесценок у Собянина 88900 Бюджетные миллиарды в «молоко» — крупнейший агрохолдинг в России на пути к банкротству 52698 Депутат-мажор: папа из Кремля и быстрая политическая карьера 47056 Кремль решил судьбу Бортникова и Колокольцева 39579 Покупки главы ВТБ: диван за 2 млн, подсвечник за 1,4 млн и полотенце за 300 тысяч рублей 31416

Кто делает деньги на смерти — силовики, чиновники, криминал

При многомиллиардных оборотах ритуальная сфера слабо поддается регулированию и переполнена конфликтами

Фото Максим Блинов / РИА Новости

По оценкам властей, оборот в сфере ритуальных услуг в России только официально составляет около 60 млрд рублей. Полулегальный и теневой сегменты забирают в год в несколько раз больше — до 250 млрд рублей. В июле прошлого года президент России Владимир Путин поручил правоохранительным структурам провести разведку отрасли «боем», собрав данные о теневом рынке для его дальнейшей легализации и частичной ликвидации. Однако этот процесс может затянуться на долгие годы — как выяснили журналисты, рынок давно поделен и уже сросся с властью на местах, что повышает его выживаемость.

В Советском Союзе ритуальные услуги целиком оказывались государством, на похоронном «рынке» царила монополия, которую ликвидировали после распада СССР. В ведении государства остались лишь кладбища (управление ими) и крематории, а вот контроль за самими ритуальными услугами возложили на муниципалитеты. Постепенно, после многократных переделов рынка, в городах России сложились свои устоявшиеся сегменты. Кому и как достались самые лакомые куски этого нелегкого бизнеса? Спойлер — родственникам чиновников, бывшим чиновникам или выходцам из силовых структур.

Санкт-Петербург: жесткая рука бывшего опера

«В конце 1990-х по Санкт-Петербургу прокатилась волна убийств людей, связанных с похоронным бизнесом. Жертвами стали семь санитаров городских моргов, два адвоката, представлявших интересы ритуальных компаний, заведующий кафедрой патологоанатомии Медакадемии им. Мечникова, а также священник, который совершал требы в часовне при одном из моргов. Следствие выяснило, что все убийства организовала банда, собравшаяся вокруг одного морга и вскоре подчинившая себе остальные. Подконтрольные ей санитары навязывали родственникам услуги по подготовке тела к погребению, завышая цены, — и срывали похороны, если те отказывались платить», — описывает издание «Медуза» одну из глав истории похоронного бизнеса в Санкт-Петербурге.

Главарем банды «санитаров» был инспектор по работе с персоналом в городском патолого-анатомическом бюро Валерий Бурыкин. В 2004 году, после очередного убийства, всю верхушку группировки арестовали. Их место занял бывший оперативник угрозыска в Сестрорецке Игорь Минаков, который до этого основал в Петербурге ЧОП «Защита», выбив для себя контракты на охрану 71 городского кладбища. Успех Минакова не обошелся без помощи со стороны городской администрации, а именно теперь уже экс-главы городского похоронного предприятия «Ритуальные услуги» Валерия Ларькина, который стал бизнес-партнером чоповца. На двоих партнеры контролируют около 90% похоронного рынка города — напрямую и через аффилированные компании.

Сотрудничество с бывшей конторой Ларькина ведется напрямую — подконтрольная Минакову и Ларькину фирма «Автобаза. Ритуальные услуги» находится по одному адресу с госпредприятием «Ритуальные услуги», а сотрудники «Автобазы» даже приезжают за телами умерших вместо сотрудников госкомпании.

Чтобы быстрее добираться до потенциальных клиентов, компании Минакова арендуют помещения прямо в зданиях моргов и бюро судмедэкспертизы, куда отвозят трупы. Тут же коммерсанты за деньги обрабатывают тела умерших, получают доступ к базам данных о смертях, а взамен разрешают судмедэкспертам пользоваться холодильниками и прочим оборудованием, установленным в арендованных помещениях.

«Похожим образом устроено получение свидетельств о смерти. Для „удобства“ их можно получить только в двух отделениях ЗАГСа Санкт-Петербурга, на входе в которые размещены офисы Санкт-Петербургской ритуальной компании, владельцем которой является Валерий Ларькин. По подсчетам „Медузы“, выручка неформального холдинга Минакова и Ларькина в 2016 году составила более 2,3 миллиарда рублей, а чистая прибыль — почти 580 миллионов», — пишет издание.

Волгоград: под пятой вице-спикера

Намного более циничная ситуация сложилась в Волгограде, где общество «Память» подмяло под себя весь похоронный бизнес, пользуясь тем, что владелица компании Ирина Соловьева занимает пост заместителя председателя областной думы.

«В Волгограде работает около 20 похоронных бюро, но фактически похоронить человека можно только с помощью „Памяти“ — у остальных компаний нет доступа к инфраструктуре. Основала компанию Ирина Соловьева, муж которой — Иосиф Ефремов — многие годы курировал муниципальные ритуальные компании. В 2002 году „Памяти“ достался от мэрии контракт на 15 лет на оказание услуг по погребению по гарантированному перечню и содержание кладбищ, „Память“ стала единственной компанией, имеющей право выкапывать могилы, а ее агенты обосновались в городских моргах. Когда через несколько лет волгоградская мэрия создала городскую диспетчерскую, куда полицейские и врачи должны были сообщать всю информацию о смертях, она разместилась в офисе „Памяти“, а сами диспетчеры были сотрудниками компании», — расписывают журналисты схему слияния власти и коммерции в Волгограде.

Соловьева сумела выбить со своего рынка даже Русскую православную церковь: в 2004 году Волгоградская епархия открыла собственную ритуальную компанию и получила участок под создание вероисповедального кладбища по невысоким ценам, но вскоре прокуратура выявила нарушения при выделении земли и запретила церкви проводить похороны; участок в итоге передали в управление «Памяти».

Безнаказанность и вседозволенность волгоградской «Памяти» демонстрируется одним ярким примером. В 2011 году «Память» торжественно открыла первый в регионе крематорий и начала активно его рекламировать. Новое предприятие взволновало жителей соседних жилых домов — от них до крематория было меньше 100 метров, что противоречит санитарным нормам. Когда жители обратились в мэрию и санэпидемстанцию, там ответили, что разрешения на строительство и ввод в эксплуатацию крематория не выдавались, а значит — его там нет. Согласно данным Росреестра, на территории находится производственная база. Крематорий продолжает работать.

Фактически став монополистами, «Память» уже не заботится о своей репутации. Так, жительница Волгограда Татьяна Попова пыталась бесплатно похоронить своего дядю — такая возможность ей обеспечена федеральным законодательством, однако в компании Ирины Соловьевой законами пренебрегают. Сперва тело дяди горожанки увезли в морг, бесплатно, а затем представители «Памяти» потребовали у нее 80 тысяч рублей, а не получив денег, начали чинить препятствия процессу погребения.

Местное УФАС не дремлет и даже пытается наказать «Память», но там игнорируют все предписания службы, предпочитая выплачивать за нарушения небольшие штрафы и продолжать «доить» людей.

Ирина Соловьева регулярно попадает в рейтинги самых богатых госслужащих региона. В 2017 году Соловьева заработала более 18 миллионов рублей; ей принадлежат четыре жилых дома, 26 нежилых строений, собственный пруд, а также несколько автомобилей Mercedes и Porsche Cayenne. В 2016 году выручка восьми ритуальных компаний, объединенных под брендом «Память», составила 561,1 миллиона рублей; чистая прибыль — 83 миллиона рублей.

В 2017 году администрация Волгограда без конкурса пролонгировала договор с «Памятью» еще на 10 лет. А в конце года — приняла решение о «налоговых каникулах» для предприятий ритуальной отрасли. Не требовать денег у похоронного бизнеса волгоградские депутаты решили «из-за отсутствия конкуренции и слабой развитости отрасли».

Москва: бывший полицейский против криминала

Московский похоронный рынок наиболее запутанный и конкурентный — здесь трудятся десятки компаний, оказывающих ритуальные услуги. В конце 90-х мэр Москвы Юрий Лужков начал упорядочивать ритуальный рынок — из 900 городских ритуальных компаний 19 получили статус аккредитованных при мэрии. Владельцы передавали городу небольшой пакет акций, а взамен получали статус «городской специализированной службы» (ГСС) и преференции: имели право оформлять социальные похороны за счет бюджета, предлагать услуги от имени города и так далее.

«Небольшой пакет акций» зачастую приводил к коррупции — хищениям и взяткам. Чиновники намеками или прямым текстом говорили владельцам компаний, что за получение аккредитации нужно заплатить.

Автором идеи по определению ГСС и сбору блокирующих пакетов акции стал глава благотворительного фонда «Содействие» Алексей Сулоев, ранее сотрудничавший с московским правительством.

«В 2007 году Алексей Сулоев возглавил столичное похоронное госпредприятие „Ритуал“, а еще через некоторое время стал заместителем главы департамента торговли и услуг — и в этом качестве курировал похоронную отрасль. К концу десятилетия неформальный холдинг похоронных компаний, связанных с Сулоевым, контролировал более 40% ритуального рынка Москвы, в том числе оформляя заказы в моргах крупнейших столичных больниц», — рассказывает «Медуза».

После ухода Лужкова и прихода Сергея Собянина ситуация изменилась. В 2011 году Сулоев ушел из мэрии, а в 2013 году город избавился от долей в большинстве аккредитованных компаний, лишив их части привилегий. Теперь остались только две ГСС — муниципальный «Ритуал» и «Ритуал-Сервис», созданный когда-то женой криминального бизнесмена Семена Могилевича. При этом мэрия Москвы повыгоняла с насиженным мест все частные компании из-за якобы «нецелесообразности», посадив там агентов своего «Ритуала».

Сейчас директором «Ритуала» является бывший старший оперуполномоченный Главного управления по противодействию коррупции и экономической безопасности МВД России Артем Екимов, который заявил, что его задача — очистить отрасль от криминала. В разговоре с журналистами Екимов признает: взять под контроль весь рынок пока не удалось, на территории некоторых моргов продолжают работать недобросовестные компании.

Пять крупнейших ритуальных компаний Москвы в общей сложности контролируют меньше половины рынка. Рынок включает в себя не только работы по захоронению, но и торговлю ритуальными товарами. Наибольшая торговая конкуренция — на крупнейшем кладбище Москвы, Хованском, где работает более 35 точек. Две из них принадлежат Игорю Дашдамирову, которого связывали с Солнцевской ОПГ и задерживали по подозрению в убийстве телеведущего Влада Листьева. Крупнейший же здешний торговец — «Ритуал-1», одна из старейших компаний рынка, которая до сих пор является заметным продавцом ритуальных товаров и гранитных памятников. О владельцах «Ритуал-1» почти ничего не известно.

Пока материал готовился к публикации, появились новости об освобождении пятерых участников массовой драки на Хованском кладбище, осужденных за хулиганство, после перерасчета срока реального наказания согласно новым поправкам в Уголовный кодекс.

Драка на Хованском кладбище 14 мая 2016 года — один из показателей того, что в столичном похоронном деле до порядка еще далеко. В беспорядках, вызванных конкуренцией, по данным полиции, приняли участие около 200 человек, большинство — уроженцы Центральной Азии и Северокавказского региона РФ. Погибли три человека, еще около 30 были ранены. Более сотни участников были задержаны.

Омск: смерть на могиле

Примером того, что подняться в похоронном бизнесе в России нельзя без серьезного административного или силового ресурса, служит история из Омска, где предприниматель Игорь Малышев открыл частное кладбище.

Его компания арендовала 40 гектаров земли, официально выделенных под кладбище, обустроила участок и оформила все документы. Но похорон состоялось всего три — после этого деятельность кладбища была остановлена: решение о его создании отменил новый глава района. Через две недели Малышев приехал на кладбище, где покончил с собой. В его офисе была обнаружена записка: «Забираете у меня землю, заберите тогда и жизнь».

Через несколько лет после смерти Малышева на том же месте появилось новое кладбище. Выгоду от участка теперь получает омская компания «Авалон», один из владельцев которой — Григорий Горовой, «мусорный король» Омска.

 

 

Самые свежие новости на нашем Яндекс.Дзен канале

ТОП 5

Пять гостиниц, кинотеатр и особнячок в Вене — чем можно разжиться за бесценок у Собянина 88900 Бюджетные миллиарды в «молоко» — крупнейший агрохолдинг в России на пути к банкротству 52698 Депутат-мажор: папа из Кремля и быстрая политическая карьера 47056 Кремль решил судьбу Бортникова и Колокольцева 39579 Покупки главы ВТБ: диван за 2 млн, подсвечник за 1,4 млн и полотенце за 300 тысяч рублей 31416

Ростовская «Зимняя вишня»: за гибель людей ответили не все

Как ответственность за неисправную сигнализацию повесили на погибшего в пожаре

Московская судья ночью выносила решение против зама Вячеслава Лебедева

Проблемы с законом и арифметикой в Таганском суде и ГСУ ГУ МВД по городу Москве

Все в семью: три фирмы для дочки Шойгу

Новые бизнес-возможности наследницы главы Минобороны

Глава Росалкоголя - преступление без наказания

У экс-главы РАР Чуяна арестовали недвижимость на 260 млн рублей

Извините, ошиблись: четыре года ссылки для жертвы Росалкоголя, судей и ФСБ

Генпрокурор проверит дело о взятках чекистов и служителей Фемиды

Сотрудники РАР стали фигурантами дела о воспрепятствовании бизнесу

Алкогольное опьянение ФСБ: кто курирует теневой рынок после Чуяна

От перестановки глав РАР схемы не меняются

Читать все материалы
Борьба с коррупцией — оценивает общество

Давление на предпринимателей не снижается — бизнес-омбудсмен не справляется

Опросы общественного мнения показывают печальные итоги защиты бизнеса в России

Две трети россиян сочли обычной практикой фальсификацию полицией «наркотических» дел

Опять двойка: общество не оценило антикоррупционных усилий Путина

Опрос показал — россияне не верят в эффективность действий президента в борьбе с коррупцией

Реформа ФСБ — все ждут, никто не верит

Общество уверено в необходимости чистки рядов спецслужб

Читать все материалы

От прокурорской мести полицейским до тайн Газпрома

Журналистские расследования: итоги недели 9-15 сентября

Коррупционные скандалы в Минобороны

Все в семью: три фирмы для дочки Шойгу

Новые бизнес-возможности наследницы главы Минобороны

Директор оборонного авиаремонтного завода осужден за попытку подкупа офицера ФСБ

Глобальная афера Минобороны: как генералы Шойгу делают миллиарды на ЖКХ

Кто и как организовал схему, которая наносит ущерб государству и бизнесменам

Экс-замкомандующего армии в Забайкалье навымогал мелких взяток на пять лет колонии

Читать все материалы

Абсурдные приговоры коррупционерам: Вы в курсе, Вячеслав Лебедев?

Как служители Фемиды поощряют взяточников и расхитителей бюджетов