Сообщить
о коррупции
Сообщить
о коррупции
Сообщить
о коррупции

Вымогательство — основная версия в расследовании массовой драки на Хованском кладбище

20.05.2016 / 16:45 Новости

Экс-руководитель Хованского кладбища Юрий Чабуев пытался заставить работавших там мигрантов отчислять ему половину своих нелегальных доходов. Именно это и стало причиной массовой драки 14 мая, заявил в пятницу официальный представитель СК РФ Владимир Маркин.
«Есть расценки «Ритуала», а расценки людей, которые не платят налоги, они на порядок дешевле. Около пяти лет эти люди спокойно работали, их никто не трогал. В определенный момент директор Хованского кладбища Чабуев обратился через своего представителя к таджикским мигрантам, чтобы они отчисляли ему от своего бизнеса порядка 50%. Они, естественно возмутились», — рассказал Маркин журналистам «Вести-фм».  

Последний путь
Последний путь

Следователи и ранее утверждали, что финансовый мотив – одна из основных версий.  Вероятнее всего теперь Чабуеву будет предъявлено обвинение по статье «Вымогательство». Бывший руководитель кладбища арестован до 14 июля.

Справка

Конфликт на Хованском кладбище произошел в субботу, 14 мая. Около 200 человек, среди которых были уроженцы Центральной Азии и Северного Кавказа, устроили драку. Среди них были мигранты, которые занимались уборкой кладбища и обустройством могил. В результате погибли три человека, еще 23 пострадали. Полицейские изъяли на месте драки не боевой автомат Калашникова, два травматических пистолета, а также другие объекты для расследования.

Вполне понятно, что если бы целью Чабуева была борьба с коррупцией на подведомственной ему территории, он обратился бы в правоохранительные органы, согласно закону. Но не стоит скрывать, ритуальные услуги в нашей стране давно уже стали государством в государстве – со своими законами, правилами, системой «налоговых отчислений».

Алексей Сулоев фото: interfax.ru
Алексей Сулоев
фото: interfax.ru

Так, например, на этой же неделе стало известно, что владельцы московских похоронных агентств тратят более миллиарда рублей в год на взятки представителям различных организаций за сведения об умерших гражданах.

Об этом на пресс-конференции рассказал вице-президент Союза похоронных организаций и крематориев России Алексей Сулоев.

«Более миллиарда выплачивается взятками официальным лицам, имеющим доступ к информации о смерти. Сумма высчитывается легко. Средняя взятка от 15 тысяч, умирает в Москве не менее 120 тысяч человек. Вот вам и миллиард», — пояснил Сулоев.

Корреспондент ПАСМИ побывал на Хованском кладбище после массовой драки и узнал, как устроен там бизнес по предоставлению ритуальных услуг.

Затишье после боя

Поле боя
Поле боя

Дождем смыта кровь. Жизнь вокруг смерти возвращается. О событиях недельной давности здесь ничего не напоминает. Торговые точки остались на своих местах. Горожане под весенним дождем проплывают мимо рядов с венками в сторону главного входа под огромной мрачной вывеской «Хованское кладбище» и обратно — к автобусной остановке. Время от времени въезжают и выезжают машины и ритуальные автобусы.

Полиции и охраны не видно, разве что одинокий скучающий мужчина в форме с надписью «Кодекс» около небольшого домика у входа. Служащие и местные торговцы говорят, что идут проверки, но, наверно, это где-то в глубине главного офиса. Присутствие надзорных органов скрыто от посетителей.

Центральная площадь перед входом — обширный рынок ритуальных принадлежностей, где в будни на каждого не очень частого посетителя приходится как минимум по одному продавцу.

А внутренняя территория Хованского кладбища сегодня — можно сказать, сбывшаяся мечта отечественных националистов: она полностью зачищена от мигрантов. Прямо бери лопату и работай сам. Среди могил, на многокилометровых аллеях удалось встретить лишь троих рабочих, кажется, славянской внешности, подстригающих машинками траву. Больше вокруг — ни одной души: ни сотрудников, ни рабочих, ни охраны.

Объект под охраной
Объект под охраной

Бизнес остановлен

Работы по благоустройству сегодня полностью свернуты на время проверок — предположительно, на две недели, если верить сотруднику одного из многочисленных офисов «Ритуала». Поставить памятник местными силами вообще не возможно.

По словам продавцов, многие из них только отходят от испытанного шока. Во время «сражения», которое развернулось непосредственно перед въездом на кладбище, большинство предпочло как можно быстрее закрыться и наблюдали за происходящим со стороны, через окна.

Такую сцену можно было видеть только в кино. Или в России — в ранние 90-е. Пока кто-то делил деньги с оружием в руках, малочисленные правоохранители вовсе не строили из себя героев — не бросались защищать граждан, а стояли у входа в ожидании подкрепления, — рассказали очевидцы.

В это самое время в местной церкви отпевали сразу шесть покойных. А когда все закончилось, кладбище было закрыто. Сотрудники чуть ли не две автобусных остановки от центрального входа несли гробы на руках до мест захоронения…

Никто из работающих в похоронной системе не горит желанием рассказывать о событиях того дня. Сложно сказать, вызвано ли такое молчание пережитым страхом или кого-то из них предупредили, и они просто не хотят лишиться своего рабочего места. Поэтому пришлось пойти на некоторую уловку: изобразить из себя потенциального покупателя и уже таким образом собирать информацию, пытаясь разговорить собеседников.

В чем сошлись все менеджеры, с которыми довелось пообщаться, так это в том, что выполнить заказ в ближайшие дни они не смогут. Как сказал сотрудник центрального офиса, попросивший не разглашать его имя: «Сейчас все поделят, переделят, и тогда уже начнем работать. Недели две ничего не будем делать. Сейчас вообще разрешений никому не дают работать».

Кто-то был более откровенен: многочисленные кладбищенские конторы использовали в качестве рабочей силы все тех же мигрантов, кого-то легально, а кого-то и нет. И как они теперь будут выполнять заказы по установке памятников и благоустройству захоронений — пока не знают.

Бизнес на смерти

Традиция приносить подаяния тем, кто проводит ритуал погребения, возникла не сегодня. Она восходит к временам Древней Греции, где считалось, что покойному надо положить по монетке на каждый глаз, чтобы он мог расплатиться с Хароном, переправляющим на своей лодке усопшего в мир иной. На Руси эту традицию переняли, и до сих пор в деревнях умершим кладут монетки на глаза.

На Хованском кладбище — со всех сторон один «Ритуал». Этот бренд упомянут почти на каждой вывеске, на которой может остановился взгляд. При этом складывается впечатление, что далеко не все из этих компаний, присутствующих на рынке, а вернее, на базаре, в который превращены все подъезды к кладбищу, имеют непосредственное отношение к первоначальному государственному предприятию.

Этих «Ритуалов» вокруг так много, что сразу понимаешь: двух монеток на всех явно не хватит.

«Ритуал» белый

Администрация кладбища находится в центральном офисе — в самом большом здании у входа. Здесь, если войти в правую дверь, оформляют само погребение и заодно предлагают дополнительные услуги. Слева здесь же — одна из контор, предлагающая памятники.

Произвести оплату можно вполне официально — через кассу с немаленькой очередью. Настораживает только одно: банковские карточки не принимаются. Возможно, но это только предположение, потому что при получении наличных остается меньше следов проведения финансовой операции. Впрочем, это не новость: многие столичные предприятия сферы обслуживания, к которым относятся и похоронные организации, предпочитают работать исключительно за наличные.

Ведь в итоге копать могилы, возить песок или устанавливать памятники должны будут все те же мигранты. Хотелось бы верить, что официально оформленные на работу. Можно предположить, что в том числе и этим вопросом сегодня как раз занимается следствие.

Главному «Ритуалу» досталось от проверяющих органов больше всего. ГУП готов выполнять заказы на изготовление памятников — даже без предоплаты. Потому что до окончания следственных действий, которые займут немало времени, все работы приостановлены. А сезон, как мы понимаем, продолжается.

«Ритуал» серыйreserve2

Если пройти на территорию кладбища, то там в противоположном от входа углу можно встретить еще одну вывеску «Ритуал». Здесь также предлагаются памятники, их установка и другие работы на участке. Стоимость та же, но имеет одну особенность. На вопрос, во сколько обойдется поставить заказанный памятник, некий мужчина, представившийся Володей, ответил прямо:

— Без проблем, заказываете памятник, и я вам сам все поставлю.
— Сколько это будет стоить?
— Как и везде, 30% от стоимости заказа.
— А вы сможете это сделать? Ведь гастарбайтеров-то, как мы видим, не осталось сейчас…
— Да я этим 20 лет уже занимаюсь. Я один все, что надо поставлю.

Скорее всего, как бы ни хотелось в этом ошибаться, официально будет при такой схеме оплачен только сам памятник и гравировка на нем.

«Ритуал» черный

Достаточно посмотреть на средний каменный монумент и оценить его вес даже неопытным взглядом, чтобы понять, что этот самый Володя, скажем так, слегка преувеличивает свои возможности. Скорее всего, он точно такой же посредник, как и официальный «Ритуал», только более мелкого масштаба.

Город мигрантов за кладбищем
Город мигрантов за кладбищем

А секрет откроется, если посмотреть чуть-чуть дальше, в сторону забора кладбища и расположенного прямо за ним полигона твердых бытовых отходов, который на самом деле представляет собой огромную гору мусора, возвышающуюся над окрестностями. Прямо там же, между этой горой и кладбищем видим знакомую по любой стройке картину: многочисленные вагончики, установленные один на другой. Именно так устраиваются обычно «временные» общежития для рабочих. Скорее всего, они и были местом жительства изгнанных гастарбайтеров.

Что-то плохое о представителях Средней Азии, которые работали на кладбище, можно услышать только из уст сотрудников центрального офиса. Тот же Володя из конторы поменьше говорил о них вполне благожелательно.

Единственная претензия — в последнее время «их стало слишком много». Но на самом деле, они и есть та самая третья сила, которая в той или иной степени мешала завышать цены и делать бизнес на смерти и горе максимально прибыльным. Особенно для тех, кто не привык работать в условиях конкуренции.

Единые цены

Цены на кладбище всегда завышены. Но никто не мешает любому россиянину привести свою собственную бригаду, купить памятник непосредственно у производителя без посредников и поставить его, как это называется официально, своими силами. В настоящее время разрешение на установку монумента в центральном офисе Хованского кладбища можно получить за одну тысячу рублей.

Но, как это ни парадоксально, на кладбище далеко не на все работы есть твердые тарифы. Установлены только общие принципы расчета, сколько надо брать денег с родственников усопших. Причем со своей особенностью вычислений. Сейчас это сложно проверить, но скорее всего, гастарбайтеры из Средней Азии выполняли какие-то работы дешевле, чем другие, и именно этим подрывали рынок.

По государственным расценкам, рытье могилы и погребение тела в центральным офисе по прейскуранту должно обходиться, без дополнительных услуг, таких, например, как 100 еловых веток, чтобы было мягче, и прочих изысков, приблизительно в 10 тыс. рублей. Эта цена может вырасти втрое за счет «опций».

Сложно сказать, сколько денег можно было бы сэкономить, если обратиться напрямую к исполнителям — все тем же гастарбайтерам.

Но если с услугами по погребению все более или менее прозрачно, то вот с другими расценками происходят интересные вещи.

Дело в том, что, например, прейскуранта на установку памятников не существует вообще. Предлагается оплатить 30 процентов от цены. Причем расчет ведется довольно странным образом: цена камня плюс надпись, фотография или гравировка изображения, плюс цветник и прочее — все это вместе делится на три и прибавляется к полученной стоимости готового комплекта. Конечно, получающаяся математическая ошибка в 3,33% — что для кладбища считается мелочью.

Но даже при самом грубом подсчете не сложно догадаться, что ставятся памятники примерно одинаково. При этом выбрать можно — совершенно разные по стоимости варианты. От минимума в 20 тыс. до 100 — 150 тыс. рублей и выше.

Соответственно, 30%, а по факту 33,3% будут отличаться в зависимости от стоимости изделия при одинаковых трудозатратах. Но получают ли гастарбайтеры эту разницу? Или как раз она и оседает в кармане посредника? Скорее всего, это вопрос риторический.

reserve1Кто хочет работать – должен делиться

Люди, связанные с похоронной системой, как само собой разумеющееся обсуждают, кто из работников кладбища делился, а кто нет с вышестоящей организацией. Конечно, их утверждения требуют серьезной проверки и поиска доказательств. Потому что пока еще «Ритуал» — государственное унитарное предприятие. А «делиться» с ним — это и есть коррупция.

Но при этом надо понимать, речь не идет о каком-то вымогательстве. На самом деле, ничего подобного нет. Сотрудники общаются вежливо и учтиво, строго по писанному или неписанному прейскуранту. А «делиться» должны, по мнению участников системы, не граждане напрямую, а те, кто там работает. Собирая, в свою очередь деньги — с клиентов, то есть с тех же граждан. И это, конечно, тоже коррупция, только другого, нового уровня. Бороться с которой — еще сложнее.

Цены на услуги вырастут

Сейчас почти на каждом кладбище проводятся проверки. При этом содержать могилы в чистоте и порядке, пока ситуация не нормализуется, придется самим. Сегодня делать это попросту некому, гастарбайтеры от работы повсеместно отстранены.

А когда все закончится, стоит приготовиться к повышению цен. Да, приезжие не платили налоги, не делились с администрацией, не давали гарантий. Многие пребывали на территории страны вообще нелегально. Но свои услуги они предоставляли явно дешевле.

Уже завтра оплачивать придется не только их работу, но еще и дополнительно услуги посредников, а также руководства кладбища и всей его инфраструктуры. По крайней мере, тех из них, кто останется после проверки на свободе.

Алексей Суховерхов

Самые свежие новости на нашем Яндекс.Дзен канале

Loading...
Loading...