Сообщить о коррупции Рубрики
Подписывайтесь на наш Telegram

Судья встала на защиту интересов родного брата

Волгоградские суды выносят предвзятые решения по разделу имущества экс-супругов

Жительница Волгограда пытается противостоять претензиям бывшего мужа на ее дом, построенный после развода, но суды встают на его сторону, невзирая на собранные доказательства. Женщина подозревает: причина в том, что сестра ее экс-супруга — Любовь Сорокина — работает судьей.

Банальный развод и неожиданный иск

После развода волгоградка Мария Домбровская ушла из дома мужа, не взяв с собой абсолютно ничего, кроме двух собак. На прощанье бывший супруг Сергей Сорокин выдал ей на руки 400 тысяч рублей. Проявил благодушие, чтобы Мария могла начать новую жизнь, правда, в обмен на отказ от раздела имущества.

«Все семь лет брака бывший супруг жил за мой счет, — рассказывает Мария Домбровская. — Я и мои родители выплачивали его кредиты и долги, которые он накопил еще до нашей совместной жизни. Когда браку пришел конец, чтобы я не подавала на раздел имущества, он предложил мне в качестве компенсации 400 тысяч рублей. Бывший муж напомнил мне, что если я подам в суд на раздел имущества, я останусь вообще без всего, ведь его родная сестра — федеральная судья Кировского районного суда Волгограда».

Оформив кредиты, набрав долгов, заручившись поддержкой родителей, Мария смогла купить участок земли и построить на нем небольшой дом. Работы по строительству велись медленно — капитальный объект требовал вложений.

Прошло три года, и вдруг как гром среди ясного неба — исковое заявление. Бывший муж, с которым Мария на протяжении нескольких лет не общалась, не интересовалась его судьбой, возжелал разделить с ней имущество. А точнее — тот самый дом, который Домбровская строила сама, и к которому экс-супруг не имел никакого отношения.

В иске, поданном в Советский районный суд Волгограда, говорилось, что Сергей Сорокин не смог мирным путем договориться с Марией Домбровской о разделе совместно нажитого в браке имущества — дома, который после развода сама себе построила бывшая жена.

Оказалось, абсурдная на первый взгляд ситуация имела под собой почву — родная сестра Сергея Сорокина уже много лет работает судьей, а у самого мужчины в последнее время жизнь не заладилась: доходы упали, бизнес «сдулся», появились долги, и, судя по всему, он не придумал ничего лучше, чем вспомнить о бывшей жене.

Длительная тяжба

Это дело длится несколько лет. Несмотря на многочисленные доказательства и показания свидетелей, суд оказался на стороне Сергея Сорокина. Служители Фемиды сошлись во мнении, что доказательства Домбровской ничего не значат, а ее бывший муж прав и обижен, поэтому закон повернулся в его сторону.

И по слухам, определенное содействие в вынесении «нужного» решения оказала сестра мужчины — судья Кировского районного суда Любовь Сорокина. Может и клевещут на служительницу Фемиды, которая к ситуации брата не имеет никакого отношения. Но слишком много странностей и непонятных зигзагов в деле Марии Домбровской, слишком абсурдны решения по разделу ее личного дома с бывшим мужем.

Во время гражданского процесса Домбровская предоставила суду шесть томов письменных доказательств, подтверждающих прекращение семейных отношений с Сорокиным и то, что дом она строила без его участия. В суд, в качестве свидетелей с ее стороны, пришли даже те люди, которые были ближайшими друзьями Сорокина со школьной скамьи. И они подтвердили, что Домбровская дом строила на свои деньги, а Сорокин в этом не участвовал. Со стороны Сорокина ни одного документа, подтверждающего его участия — физического или финансового — в строительстве жилого дома предоставлено не было.

«Сорокин бездоказательно сообщил суду, что давал мне деньги на строительство дома именно в тот период времени, когда на самом деле сам занимал у меня средства на свое проживание, о чем у меня имеются соответствующие расписки, — говорит Мария. — Советским районным судом Волгограда в итоге было вынесено решение, согласно которому дом, на который Сорокин заявил свои права, был признан моим личным имуществом».

Замена в команде судей

Но такое решение истца не устроило, и он обратился с апелляционной жалобой в Волгоградский областной суд, ведь именно там у его родной сестры-судьи были «свои» люди: коллеги, с которыми она годами общалась и с которыми она работала в Кировском районном суде. И с этого момента в волгоградском правосудии начались «чудеса», первым из которых стала полная отмена решения суда первой инстанции.

Первое заседание судебной коллегии облсуда по рассмотрению апелляционной жалобы Сорокина состоялось 26 ноября 2015 года. Судьи ориентировались в материалах дела, задавали вопросы по существу, реагировали на заявленные ходатайства Сорокина, которые уже являлись предметом рассмотрения в суде первой инстанции, и в удовлетворении которых ему было отказано. Заседание было отложено по инициативе суда, стороны попросили предоставить дополнительные документы.

А спустя несколько дней Домбровскую и ее защитника ждал сюрприз: обновленный состав судейской тройки. По какой причине возникла необходимость замены судей на других, так и осталось загадкой. Апелляционную жалобу Сорокина стала рассматривать судебная коллегия в составе судей Волковой, Козловской, Жабиной. Неожиданно новый состав судебной коллегии все ходатайства Сорокина, в удовлетворении которых ему ранее было отказано как судом первой инстанции, так и в первом заседании апелляционной инстанции, удовлетворил. А вот все документы, которые Домбровскую обязал предоставить предыдущий состав суда, почему-то принимать в материалы дела отказался. У Сорокина даже приняли документы, которые вообще не являлись предметом рассмотрения в суде первой инстанции.

«Судебная коллегия полностью отменила решение Советского районного суда и вынесла определение, согласно которому вопреки всем письменным доказательствам объемом свыше четырех томов, вопреки показаниям многочисленных свидетелей, перенесла дату прекращения семейных отношений, которую взял за основу Советский райсуд, на более позднюю, — говорит Домбровская. — Ну и далее судебная коллегия проигнорировала доказательства, подтверждающие, что я сама строила дом, проигнорировала расписки Сорокина, когда он брал у меня деньги в долг, включила в совместно нажитое имущество фундамент дома».

Судебная коллегия заявила, что Домбровская должна выплатить Сорокину 514 тыс. 499 рублей за неравноценный раздел имущества. Абсурд? А еще абсурднее выглядит тот факт, что судебная коллегия в судебном акте нигде не отражает ни слова, что фундамент признан совместно нажитым имуществом и выделен кому-либо из сторон. Его стоимость просто прячется в стоимость земельного участка, увеличивая стоимость земли почти на 400 тысяч рублей.

Мария направила в областной суд заявление с просьбой разъяснить ей причину внезапной замены судейской «тройки». Ответ, который пришел от заместителя председателя Волгоградского областного суда Ирины Поволоцкой, понятных объяснений не содержал. На два последующих заявления, которыми Мария просила разъяснить, кем, когда и с какой целью была произведена смена состава суда, а также выяснить причину, побудившую некое должностное лицо, имеющее на это полномочия, осуществить замену двух судей из трех, ей было сообщено, что «вопрос о законности смены состава суда не может быть разрешен Волгоградским областным судом, в том числе и руководством, в рамках рассмотрения жалобы непроцессуального характера». Таким образом, выяснить, кто именно вмешался в деятельность суда при осуществлении правосудия, не удалось.

Пропавшие доказательства

В дальнейшем Мария подала жалобу в кассационную инстанцию Волгоградского областного суда. Постановлением Президиума Волгоградского областного суда, сумма компенсации за неравноценный раздел имущества, которую судебная коллегия присудила взыскать с Домбровской, высшей инстанцией была отменена.

Можно было бы подумать, что справедливость наконец-то восторжествовала и весь кошмар, пережитый Домбровской и ее близкими, подходит к завершению, но дело, вернувшись в стены Волгоградского областного суда, приобрело новый неожиданный поворот.

Повторное апелляционное заседание было назначено на конец октября 2016 года. И новый вердикт — взыскать с Домбровской в пользу Сорокина почти 547 тысяч рублей.

«После получения столь абсурдного определения суда мой юрист начал подготовку новой кассационной жалобы, — говорит волгоградка. — Я погрузилась в изучение материалов дела и обнаружила много интересных подробностей: а именно то, что из материалов дела исчезли письменные доказательства, которые давали полную картинку, как бывшие супруги в момент прекращения семейных отношений добровольно пришли к согласию не только о разделе общего имущества, но и кредитных обязательств».

Домбровская отправила заявление в адрес Волгоградского областного суда с просьбой провести проверку, и летом прошлого года ей ответили, что письменные доказательства, утерянные из гражданского дела, восстановлены. И выяснился интересный момент — решения суда по делу о разделе имущества принимались без этих документов. Складывается впечатление, что их намеренно «потеряли», наказали Марию Домбровскую дележом имущества с бывшим мужем, а потом бумаги «вдруг» нашлись.

Отписки Верховного суда

«Я полагала, что смогу найти защиту в высшей судебной инстанции, — говорит Мария Домбровская. — После такого грубого нарушения моих прав я решила подать кассационную жалобу в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда РФ. В кассационной жалобе я указала, что из материалов дела, вследствие ненадлежащего исполнения служебных обязанностей сотрудником суда, пропали письменные доказательства, в связи с чем обжалуемые апелляционные определения были вынесены без учета и без оценки пропавших письменных доказательств».

Определением судьи Верховного Суда РФ Татьяны Назаренко от 18.01.2018 волгоградке было отказано в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ, с отражением вывода, что суд апелляционной инстанции дал надлежащую оценку доказательствам в их совокупности.

«Отписка судьи Верховного Суда РФ Назаренко — это грубая насмешка не только надо мной, но и над государством, от имени которого судья Верховного Суда РФ принимает решения, — считает Мария Домбровская. — Говорить, что суд апелляционной инстанции дал надлежащую оценку доказательствам в их совокупности, читая текст кассационной жалобы, в котором сообщается об установленном факте утери письменных доказательств из материалов дела, которые были восстановлены только летом 2017 года, можно сделать только в одном случае — если просто не читать текст кассационной жалобы».

Родственное правосудие

По странному стечению обстоятельств обнаружилось еще одно необычное совпадение. Именно судья Назаренко год назад по этому же делу рассматривала кассационную жалобу третьих лиц — родителей Марии Домбровской. Суть жалобы была в том, что третьи лица в нарушение ГПК РФ не были извещены о времени и дате судебного заседания, на котором в их отсутствие и было принято обжалуемое апелляционное определение, что привело к грубому нарушению процессуальных норм права.

«Жернова, в которых я оказалась — это не случайность, — считает волгоградка. — Судебный беспредел на родстве? Ради родного брата и его наглых беспочвенных заявлений на мой дом могла ли его сестра-судья пойти на такие шаги, чтобы организовать круговую поруку? И могла ли судья Верховного Суда РФ Назаренко сплясать танец под музыку, написанную судьей районного суда Волгограда?»

И сама Домбровская, и ее адвокаты считают, что проблема волгоградского правосудия нашла свое отражение в высших инстанциях судебной власти страны. И только публичная огласка поможет подсказать судьям, что они запутались в гражданском процессе, и, обманув закон однажды в «местечковом разбирательстве», им теперь придется распутывать сложный клубок решений, к которым уже имеет отношения и главный суд России.

Самые свежие новости на нашем Telegram-канале

«агрузка...

Сотрудники ФСИН превратили УДО в доходный бизнес

Сколько стоит в России досрочный выход на свободу

На кого работает Алексей Миллер?

«Газпром» превратился в генератор многомиллиардных потерь для бюджета и место обогащения приближенных к власти олигархов

Не ругайте Медведева!

Адвокат Ангела вдребезги разбивает версию, что повышение пенсионного возраста решили информационно прикрыть матчем сборной России

Трагедия в Кемерово

Глава МЧС Кемеровской области подал рапорт об отставке

Начальника кемеровского главка МЧС задержал спецназ (ВИДЕО)

Депутаты Кузбасса обвинили Навального в клевете на Тулеева

Рокировка Тулеева может быть защитным механизмом от арестов среди кемеровской элиты

Окружение экс-губернатора опасается новых уголовных дел по старым обстоятельствам

Читать все материалы

ЧМ-2018  — куда ушли рекордные 880 миллиардов?

Во сколько обошелся российский мундиаль, кто за него заплатил и кто на этом заработал

Журналистские расследования за 11—17 июня

Кого разоблачили журналисты на этой неделе — обзор прессы в дайджесте ПАСМИ

Новости о коррупции: итоги недели 11—17 июня

Каток силового террора докатился до главы Серпуховского района Подмосковья Александра Шестуна

Новости smi2.ru

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: