Сообщить о коррупции Рубрики
Подписывайтесь на наш Telegram

ТОП 5

Тайная нефтяная империя депутата-единоросса 72013 Монополист для Росгвардии оказался с гнильцой, миллиарды Шестуна — дутые 51877 Десять лет коррупции Игоря Чуяна: ошибка Путина и провал ФСБ 46197 Зам Шойгу и «новая Васильева» на освоении военного бюджета 36746 Кто такой Александр Шестун, и за что его посадили 34153

«Откат», «котлета» и «занос» — толковый словарь коррупционера

Как общаются взяточники до и после посадки, что пришло в их сленг из тюремного жаргона, а что — из арго «братков» 90-х годов

Автор Сергей Кокорев

Рубленая котлета — вкусная штука, но на языке коррумпированных чиновников «котлета» — это толстая стопка денег, которая тоже очень аппетитно выглядит и при этом не влезет даже в самый вместительный бумажник. Классическая «котлета» — это сто бумажек одного номинала в банковской упаковке. Таких словечек в разговоре бытует несколько сотен, и мы выбрали самые интересные. Любопытно, что попавшие за решетку взяточники быстро усваивают блатную феню, и потому словарь можно разделить на две части: до посадки и после нее.

Золотые слова, начальник!

До того как коррупционер сядет в тюрьму, он использует жаргонизмы направо и налево. Особенно в ходу специфические фразы, которые ненавязчиво сообщают просителю: надо дать денег. Дошло до того, что Министерство труда официально составило список запрещенных выражений с «золотой подкладкой».

«Спасибо на хлеб не намажешь» — шутка, которая очень хочет не быть воспринятой как шутка. С другой стороны, всегда есть возможность отвертеться.

«Нужны более веские аргументы» — даже ежу понятно, какие аргументы. Самые весомые — в валюте.

«Нужно обсудить параметры» — если дошло до этого, значит, пора обсуждать уже не сам факт взятки, а ее размеры. И просителю предлагается начать этот разговор самому.

«Вопрос решить трудно, но можно» — дело несложное, но возиться с ним бесплатно я не буду.

«Что делать будем?» — никто ничего не сделает бесплатно, но догадаться об этом собеседнику коррупционера придется самому.

«Ваши справки ничего не дают» — можете сколько угодно собирать документы, пока не догадаетесь, что пора дать взятку.

Как будут отслеживать чиновников, «оскоромившихся» на произнесении этих фраз — неясно, если только посетители будут записывать свое общение с ними на диктофон. Но и в этом случае вряд ли им грозит что-то более серьезное, чем служебное порицание. Переводя на общечеловеческий язык — пальчиком погрозят.

Непойманный вор

Чиновники на «Майбахах» и с титаническими загородными коттеджами чувствуют себя не просто какой-то там «политической элитой», а настоящей новой кастой. В которой отличают Гуччи от Армани, Картье — от Вашерона Константина, где ценят длинноногих моделей, на которых превосходно смотрятся полуторамиллионные шубы. Новая каста ничем не отличается от «братков» в малиновых пиджаках, только те крышевали ларьки, а эти — отнимают бизнес. Желание выделиться, «кинуть понты», «разобраться по понятиям» и блеснуть особым, чиновничье-уркаганским языком осталось прежним.

В топе слов, прочно занявших место в коррупционном сленге — «бабки», «бабосы», «бабульки», они же — деньги. Из денег можно слепить «барашка в бумажке», взятку, вложенную в конверт, обувную или конфетную коробку, чемодан или продуктовую посылку. Если «барашек» не нравится, из него формируют сочную «котлету» — пачку денег, обычно не влезающую в бумажник. Идеальная «котлета» — самые крупные купюры страны числом 100 штук в банковской упаковке.

Официальное название этих «мясных продуктов» — взятка: деньги или бонусы, которые платятся за оказание чиновником незаконных услуг с превышением должностных полномочий. Сама возможность содрать с кого-то незаконным образом деньги называется «маза». «Маза пошла» — слышали такое выражение?

«Договоримся» — означает приглашение выдвигать предложения о размере и форме взятки, которое будет корректироваться в ходе разговора. Иногда означает, что у взяткодателя безвыходное положение, и что ему помогут, но сумма взятки не обсуждается и будет сообщена дополнительно. В этом случае обычно договоренность сводится к оказанию услуг.

«Откат» — это отчисления чиновнику, который поспособствовал получению выгодного госконтракта. В более стыдливом варианте — комиссионные, которые, по давней финансовой традиции чистых сделок, начинаются от 10%.

«Налог» — откат чиновника вышестоящему боссу за то, что тот не препятствует ему брать взятки. Тот, кто покровительствует чиновнику-взяточнику и получает от него за это «налог», называется «патрон». А то, о чем вы подумали — это «крыша», и работает только в отношениях чиновник-бизнесмен.

С бизнесменами вообще все просто: их называют «коммерс» — коммерсант, он же — предприниматель. Иногда используется «бизнес» или, во множественном числе, «бизнесы», с ударением на последнем слоге.

Бизнесмена надо мягко подвести к взятке, а если не понимает, то можно начинать прессовать. «Прессануть» — надавить на человека, чтобы он дал взятку или отдал бизнес (рейдерский захват). Если коммерс попался упрямый и взятку упорно не дает, то дело «тухляк».

Раньше взятки исчислялись в «косарях» или «штуках», но когда это было?! «Штука» — тысяча рублей, редко используется современным чиновничеством. Слово «тысяча» обычно опускается, и вместо 100 тысяч говорят «сто рублей».

Миллионы по-прежнему «лямы» или «лимоны», а все чаще попадающиеся в новостях коррупционные миллиарды — «лярды». Это возвращает нас к истории столетней давности, когда взятку иногда называли «лярдом» или «жиром» от названия китовьего жира. Лярд использовали для смазывания корабельного такелажа, так же как взятку — для смазывания бюрократических суставов коррумпированного чинуши.

Быть взяточником — значит, иметь повсюду связи. «Связи» — знакомства, которые основаны на круговой поруке («ты меня не выдашь — я тебя не выдам», у итальянской мафии известной как «омерта» — закон молчания). На этом сходство российских чиновников с крестными отцами Сицилии и заканчивается.

Вор должен сидеть

Коррупция — всего лишь разновидность воровства. А вор должен сидеть в тюрьме, как говорил Глеб Жеглов. После ареста или посадки коррупционеры начинают тосковать по бюрократическим будням: пишут картины и снимают клипы как Елена Васильева, заводят собственный блог или сайт, цитируют Сократа и сыплют перлами в стиле Алексея Улюкаева. Его «данайцы» и «колбайцы» в итоге оформились в «бойтесь данайцев, приносящих колбайцы» — намек на взятку от главы «Роснефти» Игоря Сечина, оформленную в виде продуктового набора из вина и колбас.

Сечинское «предательство» отозвалось на чиновниках масштабно: теперь никаких продуктовых наборов, опасаясь новых «колбайцев», сотрудники федеральных министерств и ведомств не принимают принципиально. Боятся «залететь» — попасться на коррупционных действиях.

Если чиновника «закроют» (посадят), то ему обязательно потребуется «решала» — человек, который пьет чай с «нужными людьми» и за небольшие комиссионные готовый поработать посредником, то есть впрячься.

«Впрягаться» — принять чью-то сторону в спорном деле. Можно «впрячься» за другого чиновника, на которого уже завели уголовное дело. Обычно «впрягаются» силовики — представители правоохранительных органов. Их цель — «отмазать потерпевшего», то есть сделать так, чтобы дело было закрыто.

Коррупционеры не любят афишировать свои связи со взяткодателями. Здесь главное — не засветиться. «Светиться» — как раз-таки и афишировать связи, которые могут навести журналистов, общественников и силовиков на мысль о том, что строительство вот того молочного комбината выгодно племяннику губернатора, а продажа вот тех лесов под сельхозугодья — однокласснице мэра города.

Иногда отмазать попросту невозможно, и тогда «закрытому» придется осваиваться с тюремным бытом. Первым делом ему дадут погремушку. «Погремушка» — кличка арестанта, которую он получает в первые недели ареста. Например, Сократ или Гугнивый.

В камеру хорошо бы принести с собой «кругаль» — кружка, которую в камере пускают по кругу, используется для заваривания чифира в камере СИЗО.

«Чифир» — переваренный чай, который от высокой концентрации приобретает наркотический эффект. Сомнительно, что в «Крестах» заключенным наливают легендарный кофе «копи лювак» за полторы тысячи за чашечку. Главное «рамсы не попутать» — не переоценить свое место в негласном ранге значимости и выступить со смешными и возмутительными требованиями, например — отдать 20%, а не 10%, как оговаривали заранее.

И напоследок еще несколько выражений, которые могут вам встретиться в беседе с чиновником:

«Купить унитаз» — сделать, будучи чиновником, нарочито дорогую покупку за государственный счет, попасться на этом и быть осмеянным.

«Растрата» — использование государственных денег на свои нужды, например, закупка золотых ручек или офисных кресел из буйволовой кожи.

«Рвач» — взяточник, который выжимает из взяткодателя максимум. Рвачи обычно попадают на скамью подсудимых первыми, потому что доведенные до отчаяния взяткодатели начинают «стучать» в прокуратуру и полицию.

«Стучать» — значить доводить до сведения силовиков информацию о чьей-то противоправной деятельности.

«Усушка, утечка, угар, утруска» — процессы, которые приводят к непонятному уменьшению количества денег или материалов. В современном сленге все чаще используется слово «распил» или «попил бабла».

«Форшмак» или «порожняк» — плохо сформулированная госзакупка, к которой имеют претензию контролирующие органы. В другом смысле — коррупционное дело, в котором не позаботились скрыть факты взятки или отката, и информация попала в открытый доступ.

Если у вас есть свои примеры коррупционно-чиновничьего сленга, присылайте их в редакцию ПАСМИ на адрес info@pasmi.ru.

Самые свежие новости на нашем Яндекс.Дзен канале

ТОП 5

Тайная нефтяная империя депутата-единоросса 72013 Монополист для Росгвардии оказался с гнильцой, миллиарды Шестуна — дутые 51877 Десять лет коррупции Игоря Чуяна: ошибка Путина и провал ФСБ 46197 Зам Шойгу и «новая Васильева» на освоении военного бюджета 36746 Кто такой Александр Шестун, и за что его посадили 34153

Вечная стройка и неуемные аппетиты Рогозина

Сроки сдачи космодрома Восточный снова сорваны, «Роскосмос» требует дополнительных вливаний

Главный «медийщик» Кремля Алексей Громов: бизнес, недвижимость, связи

На чем зарабатывает и чем владеет «кукловод» государственных российских СМИ?

Поместья, виллы и пентхаусы — богатая коллекция Шувалова

Журналисты оценили недвижимость бывшего чиновника, а ныне влиятельного банкира на госслужбе в 17 млрд рублей

Глава Росалкоголя - преступление без наказания

Десять лет коррупции Игоря Чуяна: ошибка Путина и провал ФСБ

Топ расследований ушедшего года — дело Росалкоголя

Когда глава Росалкоголя пресечет нелегальные доходы Чуяна, разыскиваемого СКР

Рынок паленого алкоголя остается под контролем обвиняемого в коррупции экс-главы РАР

Депутат Бифов хочет вернуть себе титул «водочного короля»

Парламентарий пытается лоббировать назначение «нужных» людей на ключевые должности алкогольной сферы

Будущего зампреда Верховного суда обвиняют во взятке в 7 млн долларов

Бизнесмен требует проверки на полиграфе кандидата в заместители Вячеслава Лебедева

Читать все материалы

Мусорные миллионы для дочери чиновницы

Скандальная свалка в Тамбовской области — протесты, подделка документов и конфликт интересов

Семья Шестуна просит у Путина защиты от травли ФСБ, следователей и прокуроров

Супруга, дети, мама и тесть экс-главы Серпуховского района вновь обращаются к президенту России

Борьба с коррупцией — оценивает общество

Репутацию Шойгу подкосила коррупция в Минобороны

Анализ общественного мнения показывает, что глава военного ведомства теряет былую популярность

Общество требует чистки рядов силовых ведомств России

Подавляющее большинство уверено, что правоохранительные структуры поражены коррупцией

Иностранный агент vs кремлевский проект — кто кого?

Сравниваем уровень одобрения антикоррупционной деятельности ОНФ и «Трансперенси Интернешнл»

Навальный и ФБК — верхи травят, низы одобряют

Деятельность Фонда противодействия коррупции поддерживает большинство

Читать все материалы

Кадровый хаос в ведомстве Чайки: профессионалов сдают за миллиарды

Прокурор поплатился работой за выявление нарушений в хозяйстве крупного бизнесмена

Коррупционные скандалы в Минобороны

Зам Шойгу и «новая Васильева» на освоении военного бюджета

Топ расследований 2018 года — дело Минобороны

От солдата до мэра — как собирают деньги на храм Минобороны

Москва отказалась от денег за рекламу церкви вооруженных сил, а военные сообщают о принуждении к пожертвованиям

У лидера ОПГ нашли связи с руководством СК, ФСБ и Минобороны

Криминальный и силовые авторитеты: прослушки телефонов

Сколько бюджетных миллиардов потратили чиновники на празднование Нового 2019 года

Шары с зенитками, икорницы с гжелью и березовые флешки — на что горазда праздничная фантазия госслужащих

Читать все материалы

Шестун: вся земля Серпуховского района не стоит 10 миллиардов

Ответ Александра Шестуна на заявление Генпрокуратуры

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: