Сообщить
о коррупции
Сообщить
о коррупции
Сообщить
о коррупции

Борис Титов: «СИЗО стало инструментом давления на бизнес, а Пинкертоны у нас повывелись»

Уполномоченный при Президенте РФ по защите прав предпринимателей встретился с заключенными в московском СИЗО № 5 бизнесменами

Борис Титов, уполномоченный при президенте России по защите прав предпринимателей. Фото: Дмитрий Киселев / ПАСМИ

Борис Титов назвал следственную практику российских правоохранителей машиной, заточенной на фабрикацию признаний, а не на поиск преступников. Эту проблему пытаются решить годами, но тотально изменить положение может только поэтапная реформа судебной и правоохранительной систем.

Визит в следственный изолятор всероссийского бизнес-омбудсмена был неслучаен: десять заключенных написали открытое письмо президенту Владимиру Путину, жалуясь на нарушение процедур следствия и незаконное уголовное преследование, а также обратились за помощью к Уполномоченному по защите прав предпринимателей. Речь шла о том, что бизнес по-прежнему прессуют, используя практически безграничные ресурсы силовиков.

Корреспондент: В чем была цель вашего посещения СИЗО, разобраться с изложенными в обращении фактами?

Борис Титов: Нам, благодаря администрации, выделили помещение, в которое пригласили 11 человек обвиняемых, находящихся в СИЗО — мы проговорили с ними и частные, и системные вопросы. Выманивание признательного показания в обмен на «не помещение в СИЗО» вполне может быть и обманом. И я хотел бы сказать предпринимателям: соглашаться на дачу взятки или на подписание признательных показаний это не значит решить все свои проблемы.

Борис Титов, уполномоченный при президенте России по защите прав предпринимателей. Фото: Дмитрий Киселев / ПАСМИ

Подать заявление вообще-то сложный процесс — подать обращение, находясь в СИЗО. И он занял полтора месяца с помощью адвокатов и родственников. Люди столкнулись именно с уголовным преследованием бизнеса. Они говорят о несовершенстве законодательства, о несовершенстве его применения правоохранительными органами. Если выделить главное, в качестве, так сказать, квинтэссенции, то нахождение в СИЗО — это способ давления на предпринимателя с целью признания вины. Доказательная база у нас формируется свидетельскими показаниями, которые получают часто под давлением и признательными показаниями. Это такая машина, которая заточена на то, чтобы любого, кто попал в нее — виновен он, не виновен — заставить признаться в своей вине.

…нельзя менять сразу все, надо какие-то конкретные предлагать решения…

Если ты хочешь быть предпринимателем и не попасть под какую-то «легкую» статью, то тогда тебе присовокупят еще какую-нибудь статью, чаще всего 210-ю (УК, «Организация преступного сообщества» — прим.ред.) — мы водителя в группу включим, и будешь сидеть все равно. Это не только для предпринимателей проблема, правоприменение, это для всех. Сегодня эта система не направлена на действительно поиск справедливости, сегодня эта система работает как репрессивная.

Корреспондент: Изначально 210-я статья создавалась для бандитских главарей и крупных наркоторговцев, и переквалификация, скажем, «Мошенничества», за которое грозит срок в десять лет, в организацию ОПГ приведет к приговору в двадцать лет, а то и пожизненному заключению. Угроза реальная — и нельзя не задать вопрос: есть ли здесь поле для коррупции и как вы предлагаете с ней бороться?

Борис Титов: Те, кто ко мне обратился с коллективным обращением, выдвинули ряд предложений по реформированию судебной системы. Они во многом совпадают с моими предложениями, изложенными в докладе президент, со стратегией роста «Столыпинского клуба». И мы договорились, что через систему адвокатов обсудим это — нельзя менять сразу все, надо какие-то конкретные предлагать решения, которые имею шанс быть услышанными. Это назревшая проблема, которую пытаются решить годами: мы (бизнес-омбудсмены — прим.ред), как институт, имеем некоторые успехи, но количество предпринимателей, находящихся в СИЗО… Слушаешь отдельные дела, конечно, волосы дыбом встают, как себя ведут следователи.

Борис Титов, уполномоченный при президенте России по защите прав предпринимателей. Фото: Дмитрий Киселев / ПАСМИ

С антикоррупционными явлениями мы боремся, и всегда об этом говорим: например, больше стала работать 169 статья УК, которая направлена против тех, кто сознательно препятствует предпринимательской деятельности. И я могу сказать, что каждая маленькая победа в этом направлении — это успех, но на каждый успех у нас есть еще и продолжающиеся коррупционные действия. Здесь надо многое менять, но произойдет это только тогда, когда страна создаст сильный класс предпринимателей, средний класс, когда сила будет на нашей стороне, а не на стороне чиновников и правоохранителей.

Пока что у нас самый мощный класс — это чиновники, и пока это будет так, то сколько бы мы ни боролись с коррупцией, будут появляться все новые и новые ее проявления. Но вот если мы создадим класс образованных людей, которые будут иметь необходимый уровень знаний и жизненного опыта, мы изменим экономику. Изменим экономику — изменим страну, и люди это понимают.

Самые свежие новости на нашем Яндекс.Дзен канале

Кому тюрьма, а кому — мать родна: как ФСИН осваивает миллиарды

Кто наживается на госзакупках тюремного ведомства

Госзакупки для своих: чрезвычайные ситуации как выгодный бизнес

Ростовские предприниматели жалуются на коррупцию в сфере пожарной безопасности

Особняки в обмен на оружие — как богатеют топ-менеджеры Чемезова

Малолетние внуки главы «Рособоронэкспорта» оказались владельцами миллиардного поместья

Глава Росалкоголя - преступление без наказания

Наследие империи Чуяна: глава РАР сбежал, уголовные дела продолжаются

Заявитель о преступлениях экс-руководителя Росалкоголя сам обвинен в мошенничестве

У экс-главы РАР Чуяна арестовали недвижимость на 260 млн рублей

Извините, ошиблись: четыре года ссылки для жертвы Росалкоголя, судей и ФСБ

Генпрокурор проверит дело о взятках чекистов и служителей Фемиды

Сотрудники РАР стали фигурантами дела о воспрепятствовании бизнесу

Читать все материалы

Заплати штраф и спи спокойно — как суд выгораживает коррупционеров

Рейтинг абсурдных приговоров по делам о взятках и хищениях

Миллиард из бюджета за бизнес для мамы — как зам Собянина совмещает личное и общественное

Вице-мэр Москвы Ликсутов отдает крупные тендеры деловому партнеру матери-пенсионерки

Сто миллионов для опера — как полиция с чеченской мафией разводит бизнесменов

Эксклюзивное интервью предпринимателя о рейдерстве и вымогательстве с участием сотрудников МВД

Борьба с коррупцией — оценивает общество

Россиянам все больше нравятся теневые доходы

Рост коррупции за прошедший год ощутили почти четверть россиян

Давление на предпринимателей не снижается — бизнес-омбудсмен не справляется

Опросы общественного мнения показывают печальные итоги защиты бизнеса в России

Две трети россиян сочли обычной практикой фальсификацию полицией «наркотических» дел

Читать все материалы

Отцы и дети во власти, сюрприз от ФСО и пропажа миллиардной трубы

Журналистские расследования: итоги недели 7 — 13 октября

Критика для Чайки, ФСИН для ФСБ, а Кудрин для кино

Антикоррупционная политика: итоги недели 7-13 октября

Коррупционные скандалы в Минобороны

Чиновник Минобороны из ракетного центра осужден за 27 млн рублей взяток

Экс-гендиректор «Воентелекома» заключил соглашение с прокурором и покинул СИЗО

В Петербурге осуждены пять похитителей 5,3 млн рублей у Минобороны

Высокопоставленный военный финансист оштрафован на 30 тыс. рублей за миллионные поборы

Читать все материалы

Наследие империи Чуяна: глава РАР сбежал, уголовные дела продолжаются

Заявитель о преступлениях экс-руководителя Росалкоголя сам обвинен в мошенничестве

Чудеса в арбитражах — судья не видит фальшивых паспортов и поддельных подписей

Как принимают неправосудные решения на основе необъективной экспертизы

Все свои: семейные кланы захватили Россию

Родственные связи важнее компетентности и профессионализма