Сообщить
о коррупции
Сообщить
о коррупции
Сообщить
о коррупции

Иван Косоуров: «Всегда боролся и буду бороться со злом и несправедливостью!»

Вслед за Евгением Шермановым и Денисом Сугробовым Первому Антикоррупционному СМИ дал интервью заместитель начальника Управления «Б» ГУЭБиПК майор Иван Косоуров. Его везли в здание Следственного Комитета в машине для перевозки заключенных вместе с Борисом Колесниковым 16 июня 2014 года, в день гибели генерала.

мвдОн раскрыл Ивану Косоурову некоторые подробности своего заключения. Об этом ПАСМИ в ближайшее время расскажет читателям в другом материале. Откровения генерала оказали сильное воздействие на Ивана Косоурова. Тем не менее, он счел своим долгом ответить на вопросы ПАСМИ, потому что арест представителей закона по заказу заинтересованных лиц – случай далеко не первый.

ПАСМИ: Иван Юрьевич, мы начнем с традиционного вопроса: применялось ли к Вам психологическое и физическое воздействие, и в чем конкретно это проявлялось?

Иван Косоуров: И ко мне, и к моим коллегам применялись как меры психологического, так и меры физического воздействия. Я реально опасаюсь за свою жизнь и здоровье. Меня заключали в «стакан» (ПАСМИ уже писало об этом. — Прим. ПАСМИ), а все мои попытки просить о помощи были тщетными. Только когда я начал терять сознание от асфиксии, меня вынули из безвоздушного пространства и поместили в другую комнату. Одной из мер психологического воздействия является незаконное заключение меня в карцер без составления каких-либо документов. В отношении меня использовались и другие методы, о чем я неоднократно направлял жалобы. Но все безуспешно. На мой взгляд, это делается для того, чтобы склонить меня к самооговору и оговору моих коллег в совершении преступления. А также для того, чтоб я дал показания, выгодные следствию. И следствие этого не скрывает. Тем не менее, я считаю свои действия и действия моих коллег законными.

ПАСМИ: Значит, Вы не считаете себя виновным?

Иван Косоуров: Виновным я себя не считаю.

ПАСМИ: Могли ли Ваши руководители, Денис Сугробов и Борис Колесников, быть причастными к тем преступлениям, которые им сегодня инкриминируют?

Иван Косоуров: Нет. Меня поражает позиция ряда лжеправозащитников, распространяющих компрометирующую и лживую информацию в отношении достойного офицера Бориса Колесникова Единственная цель распространения подобного рода «сведений» — компрометация и психологическое давление. На руках этих людей его кровь. Кого-то из них не остановила даже его смерть. Бог им судья.

ПАСМИ: Что, по Вашему, стало настоящей причиной смерти Бориса Колесникова?

Иван Косоуров: Доведение до самоубийства.

ПАСМИ: Какие прогнозы в отношении дела ГУЭБиПК Вы бы дали сегодня?

Иван Косоуров: Мне тяжело прогнозировать развитие событий по нашему уголовному делу. И вот почему. Следствие склонило к даче ложных показаний ряд моих коллег и лиц, добровольно содействующих делу, в обмен на изменение меры пресечения и гарантии условного осуждения. За наше дело – а я уверен, что борьба с коррупцией, которую мы вели, основывалась исключительно на законе и взаимодействии с обществом – я готов бороться до конца, невзирая на тяжести и лишения. Для меня много значат фамилии Сугробов и Колесников. Эти люди – честные офицеры и опытнейшие руководители. Я не намерен предавать ни Сугробова и Колесникова, ни кого-либо из моих подчиненных и коллег, а также граждан, оказывавших нам колоссальную помощь в борьбе с коррупцией. У нас есть неопровержимые доказательства нашей невиновности. Скажу так: документировали не только все действия коррупционеров, но и собственные.

ПАСМИ: Как изменилось Ваше отношение к службе и к борьбе с коррупцией после нескольких месяцев, проведенных в СИЗО Лефортово?

Иван Косоуров: Отстаивая правду, я фактически продолжаю служить закону и справедливости. Присягу дают один раз, поэтому борьба с коррупцией продолжается.

ПАСМИ: Есть ли сегодня какие-то механизмы борьбы с коррупцией как с явлением? Что, по Вашему мнению, может повлиять на снижение коррупции в России?

Иван Косоуров: Контакт правоохранительных органов с людьми, которые изо дня в день сталкиваются с коррупционерами. Только активная гражданская позиция людей может изменить ситуацию в борьбе с коррупцией.

На примере нашего уголовного дела мы видим опаснейший прецедент, когда многие граждане за свою активную позицию в борьбе с коррупцией подвергаются уголовному преследованию. Этот факт, в свою очередь, становится негативным примером для остальных. И толкает их взаимодействовать со «всесильными» коррупционерами, или покрывать их, и избегать каких-либо контактов с оперативными подразделениями, потому что в итоге попытка противодействовать коррупции для гражданина может стоить свободы.

Я переживаю за представителей гражданского общества: страшно себе представить, что чувствует человек, который доверял правоохранительным органам, оказывал им помощь в борьбе с коррупцией и за это был посажен в тюрьму! Тем более, что Закон об «Оперативно-розыскной деятельности» гарантирует гражданину правовую защиту. О себе скажу так: борешься со злом – готовь себя к лишениям. Я и мои коллеги многое видели и многое пережили, и тюрьмой нас не испугать.

Я всегда буду бороться с коррупцией, независимо от того, где буду работать, потому что считаю ее главной угрозой государственно-экономической безопасности России.

ПАСМИ: Иван Юрьевич, как Вы оцениваете положение сотрудников МВД в правоохранительной системе? Насколько они защищены сегодня?

Иван Косоуров: А никак не защищены. Знаю множество примеров, когда сотрудники МВД и других правоохранительных органов привлекаются к уголовной ответственности «из мести». Наш случай далеко не первый. Это и дело генерала А. Бульбова и его подчиненных, и дело подмосковных прокуроров, и другие.

Кстати в Лефортово (СИЗО. – Прим. ПАСМИ) вспоминают Александра Игнатенко и ряд его коллег только как честных и порядочных офицеров. От Игнатенко мне, так сказать, по наследству досталась литература и некоторые вещи, скрашивающие быт арестованного. Спасибо ему! Во всех случаях много шума, потоки грязи в СМИ, а на выходе – «ноль». И каждое такое дело имеет очень интересную предысторию. Так, я знаю многих достойнейших следователей и их руководителей, настоящих профессионалов и надежных боевых товарищей. Но деятельность Следственного Комитета, к великому сожалению, в последнее время сводится к «кампанейщине» и работе на СМИ. То есть работа СК часто представлена в контексте пиара. А это очень опасная тенденция: качество расследования падает, работа ведется не ради закона, а ради громких эффектов в СМИ. Надеюсь, что ситуация поменяется, но для этого нужна активная общественная позиция. Только так можно что-то изменить!

ПАСМИ: Что бы Вы хотели сказать Вашим коллегам, которые сегодня так же, как и Вы, находятся в СИЗО Лефортово?

Иван Косоуров: Своим коллегам: надеюсь, что наша история ни в коей мере не повлияет на настроение многих достойных офицеров и граждан России, ежедневно борющихся с экономической преступностью и коррупцией в нашем государстве. Вы делаете очень важное дело, борясь, на мой взгляд, с нашей главной угрозой. Желаю здоровья, терпения и веры в победу!

ПАСМИ: О чем чаще всего думаете в СИЗО? О чем мечтаете, может быть? Каким видите свое будущее?

Иван Косоуров: Все мои мысли связаны с моей семьей и с ее благополучием. Вместе с тем, ситуация по делу при любом развитии событий не повлияет на мое мировоззрение. Я всегда боролся и буду бороться со злом и несправедливостью.

Андрей Рязанов

Читайте также:

Генерал Сугробов: «Не сомневаюсь, что В.В. Путин не обладает объективной картиной…..»

Евгений Шерманов: Следственный комитет «разваливает» борьбу с коррупцией в стране

Кому мог быть выгоден арест генерала Сугробова?

Первое задержание за взятку сотрудника ГУЭБиПК после реформирования МВД РФ

Что последует за задержаниями и обысками в МВД?

Самые свежие новости на нашем Яндекс.Дзен канале

Война замов: кого оставит, а кого уволит Вячеслав Лебедев

В Верховном суде начинают делить кресла заместителей

Глава Росалкоголя - преступление без наказания

Наследие империи Чуяна: глава РАР сбежал, уголовные дела продолжаются

Заявитель о преступлениях экс-руководителя Росалкоголя сам обвинен в мошенничестве

У экс-главы РАР Чуяна арестовали недвижимость на 260 млн рублей

Извините, ошиблись: четыре года ссылки для жертвы Росалкоголя, судей и ФСБ

Генпрокурор проверит дело о взятках чекистов и служителей Фемиды

Сотрудники РАР стали фигурантами дела о воспрепятствовании бизнесу

Читать все материалы
Борьба с коррупцией — оценивает общество

Россиянам все больше нравятся теневые доходы

Рост коррупции за прошедший год ощутили почти четверть россиян

Давление на предпринимателей не снижается — бизнес-омбудсмен не справляется

Опросы общественного мнения показывают печальные итоги защиты бизнеса в России

Две трети россиян сочли обычной практикой фальсификацию полицией «наркотических» дел

Читать все материалы

Три миллиарда для своих — как осваивают бюджет на обещаниях

ОНФ раскрыл схему неконкурентных закупок в строительстве

Тайны МГИМО: ректорский дворец, списанные диссертации и дипломы для троечников-мажоров

Как элитарный вуз стал местом обогащения, очковтирательства и клановости

Коррупционные скандалы в Минобороны

Дело генерала Чваркова о хищении 4,3 млн рублей дошло до суда

Генерал Оглоблин дал показания на фигурантов дела «Воентелекома» и покинул СИЗО

Военных микробиологов отправили за решетку за хищение миллионов у Минобороны

Более 200 млн рублей из бюджета Минобороны потратят на средства внутренней пропаганды

Читать все материалы

Край перелетных губернаторов: куда смотрели челябинские силовики

Почему сразу двум главам Челябинской области удалось избежать уголовного наказания

Кому тюрьма, а кому — мать родна: как ФСИН осваивает миллиарды

Кто наживается на госзакупках тюремного ведомства

Госзакупки для своих: чрезвычайные ситуации как выгодный бизнес

Ростовские предприниматели жалуются на коррупцию в сфере пожарной безопасности