Правовой
центр
Сообщить
о коррупции
Правовой
центр
Сообщить
о коррупции
Правовой
центр
Сообщить
о коррупции

Денис Терехов: у ФСБ проблема не с мониторингом, а с анализом

Генеральный директор агентства «Социальные сети» Денис Терехов рассказал «Первому антикоррупционному СМИ» о том, почему инициатива спецслужб по тотальному контролю за трафиком российских интернет-пользователей окажется неэффективной, что не дало Открытому правительству развернуться, и почему губернаторы пишут о себе в третьем лице.

Напомним, что вчерашний выпуск «Коммерсанта» поведал об инициативе Минкомсвязи и ФСБ, которые к лету следующего года планируют снабдить провайдеров оборудованием для записи трафика пользователей интернета. Под контроль возьмут не только адрес электронной почты, номер телефона или IP-адрес, но и учетные записи в социальных сетях.

— Денис, на Ваш взгляд, насколько эта инициатива в принципе реализуема?

— Здесь главная проблема не техническая – все это прочитать, а проблема – все это проанализировать. Мне кажется, 90% контента, который придется анализировать сотрудникам спецслужб, не только не имеет отношения к политике, но и не имеет отношения к чему-нибудь заслуживающему внимания. Это котики, перепосты, цитирование публикаций, дурацкие фотографии. В перечисленном мусоре найти крупицы реально стоящей информации крайне сложно. Надо понимать, что террористы не пишут в социальных сетях – бери бомбу, езжай на вокзал. Так что любые люди, берущиеся за тотальный анализ социальных сетей, попросту обречены захлебнуться в информации.

— Неужели на уровне спецслужб этого не понимают? Они верят в мифы?

— Да, они верят в мифы. У них есть ощущение, что все можно контролировать. Может быть, их ввели в заблуждение, что информацию можно контролировать с помощью машин и программ. Это невозможно. Машина не понимает двойных отрицаний, сарказма, машинный анализ русского языка – сложнейшая проблема. Я не верю, что подобное может работать.

Денис Терехов - фото: Андрей Кошик— А на самом трафике это скажется? 

— На посетителях, скорее всего, нет. Это просто громкое заявление. ФСБ и так читает все, кого хочет читать, не думаю, что с этим есть проблемы. Повторюсь – проблемы не с мониторингом, а с анализом, перевариванием информации.

— Хорошо. Тогда, на Ваш взгляд, почему это «громкое заявление» всплыло именно сейчас?

— Это же модно. После всех разговоров о Сноудене модно говорить — нас «большой брат» читает. Примерно то же, как с голландским и российским дипломатами произошло – симметричный ответ, классическая дипломатическая игра.

Мы забываем, чем занималось АНБ и сам Сноуден, – чтением очень определенных сообщений политиков, дипломатических каналов, видных персон. Тут же будут читать все подряд. Проанализируйте 10 миллионов сообщений, которые за день появляются в «ВКонтакте» или ЖЖ – сума сойдете, а полезного будет крайне мало.

— Другая инициатива наших властей – государственная поисковая система под рабочим названием «Спутник», которую также планируют запустить в 2014 году. Что нужно, чтобы она смогла конкурировать с основными поисковиками и заняла хоть какую-то долю трафика?

— Думаю, ничего нельзя сделать. Поисковики на сегодняшний день — не просто строка, в которую вбиваешь слово «Турция», чтобы найти путевку. Сейчас это уже экосистема, где есть почта, информация о пробках, музыка, накопительный диск, фото – десятки сервисов. Чтобы система хорошо искала, она должна пройти проверку временем. Сколько бы над ней не работало программистов, какие не были ресурсы, за короткий срок никогда не пройдешь того, на что у «Яндекса» ушли годы. Полагаю, нет ни малейших шансов, чтобы эта система заняла какое-нибудь лидирующее место.

— Очередная пустая трата денег?

— Поверьте, у нас много странных проектов. И это наименее странный из них.

Тот же портал государственных услуг – гениальная идея, но чудовищное воплощение.

— Например, Открытое правительство. Почему, по Вашему мнению, неплохая инициатива не смогла воплотиться в жизнь? В чем системная ошибка?

— Идея хорошая, но реализация никудышная. Тот же портал государственных услуг – гениальная идея, но чудовищное воплощение. Даже продвинутые люди не понимают, что там написано, все до сих пор сделано по-казенному. Видимо, в Открытом правительстве не хватает специалистов, которые могли бы переводить с чиновничьего языка на русский. И решать проблему нужно в целом, без отрыва от происходящих в стране процессов. Нужен общий курс на дебюрократизацию, уменьшение количества справок, неважно бумажных или электронных. Только изменив фундаментальные основы можно решить проблему.

Нужен общий курс на дебюрократизацию, уменьшение количества справок, неважно бумажных или электронных.

— Вернемся к чиновничьему языку. Среди российских политиков, даже после ухода Дмитрия Анатольевича с поста президента, самым популярным остается твиттер…

— Политик много времени проводит в дороге, твиттер – очень простой и удобный инструмент, разве что Инстаграмм удобнее, для общения. 140 знаков вполне хватает, чтобы включить мысль, плюс оперативность и мобильность.

Денис Терехов - фото: Андрей Кошик— А есть разница, кто его ведет – сам политик, или сотрудник пресс-службы?

— Характерный пример в этой ситуации – бывший свердловский губернатор Мишарин, который якобы вел твиттер о себе в третьем лице: Мишарин поехал туда-то, поздравил того-то. Когда блогеры застебали его, уже не твиттер Мишарина, а твиттер его помощника стал отвечать – Вы не понимаете, что человек занятой и не может писать? Всегда видно, когда политик ведет микроблог сам. Личная гигиена и социальные медиа – то немногое, что люди должны делать исключительно сами. Вы не можете пресс-секретарю поручить почистить за Вас зубы. То же самое с твиттером.

— Но новостные ленты показывают, что неосторожно сказанное депутатом или губернатором слово – без этого просто невозможен живой диспут — тут же оборачивается шквалом негатива.

Иногда политику не надо лукавить, следует прямо ответить.

— Для них в социальных сетях действует правило: не семь раз отмерь, а семьдесят семь. Иногда политику не надо лукавить, следует прямо ответить. По крайней мере, так лучшее и честнее, чем вообще никак не реагировать. Важно, чтобы он не просто писал в интернете, но читал и, самое главное, отвечал. Это инструмент не вещательный, как, например, телевизор, а коммуникационный. Поэтому имеющий аккаунт политик должен уметь вступать в дискуссию. При этом, повторюсь, нужно быть крайне аккуратным.

Андрей Кошик

Самые свежие новости на нашем Яндекс.Дзен канале

Loading...
Loading...