Правовой
центр
Сообщить
о коррупции
Правовой
центр
Сообщить
о коррупции
Правовой
центр
Сообщить
о коррупции

Как в Самарской области бизнес душат

04.09.2013 / 13:36

24 октября исполнится ровно год с того момента, как в отношении ООО «Еврокоместик» было возбуждено уголовное дело, о котором «Первое антикоррупционное СМИ» ранее подробно рассказывало. Дело, возбужденное первоначально по заявлению одного из клиентов фирмы, неожиданно приняло совершенно иной оборот. Генерального директора ООО «Еврокосметик» Дмитрия Момотюка уже не пытаются обвинить в том, что сотрудники его формы опоили клиента, подсыпав ему в напиток психотропный аппарат. Поняв, что эта версия несостоятельна, следственные органы пошли другим путем. И сейчас предпринимателя уже пытаются обвинить в том, что он якобы продает препараты, представляющие опасность для жизни и здоровья. И это при том, что на косметику имеются сертификаты таможенного союза, без которых ввезти ее в Россию было бы просто невозможно. О том, что в данный момент пытается предпринять следствие, и к чему это может в итоге привести, в интервью корреспонденту ПАСМИ рассказал руководитель ООО «Еврокосметик» Дмитрий Момотюк.

— Дмитрий Викторович, с момента возбуждения уголовного дела в отношении ООО «Еврокосметик» прошло 10 месяцев. Что изменилось за это время? Я слышал, что суть предъявляемых вам претензий значительно изменилась. С чем это связано?

— Уголовное дело существует уже более 10 месяцев. Оно было возбуждено по заявлению гражданки Каплун, которую якобы кто-то обманул на территории моей фирмы. Непонятно, кто обманул, непонятно, в чём именно обман когда у нас с гражданкой Каплун были просто гражданско-правовые отношения, то есть договор купли продажи, по которому она расплатилась сама в течении месяца после подписания. Но самое главное – непонятно, почему это дело вообще не расследуется. Само расследование началось с того, что у нас арестовали счета фирмы, изъяли косметику, совершили бандитский, а я его именно так характеризую, налет на два офиса фирм ООО «Еврокосметик» и ООО «Изабель», где я являюсь учредителем. Все эти действия проводились правоохранителями под руководством следователя Загумённова, представлявшего Следственный комитет по Промышленному району г. Самары. Причём, сотрудники правоохранительных органов вели себя вызывающе, оскорбляли моих сотрудников и говорили, что фирмы будут закрыты. Якобы уже принято решение – ведь мы преступники.

Гражданкой Каплун во время обысков упорно никто не интересовался, хотя я заявлял: давайте поговорим именно о ней. По-видимому, на тот момент следствию она уже была не нужна. Нужен был повод для отработки заказа, как я понимаю. Расследовать, естественно, это дело никто не хотел, потому что фактически расследовать было нечего — все ждали от меня тарелочки с голубой каёмочкой. В течение месяца нас даже никто не вызывал на допрос. Мы требовали через областную прокуратуру, чтобы нас все-таки вызвали нас на допрос. Нас вызвали в качестве свидетелей, поговорили в течение 30-40 минут, отпустили и просто забыли про нас. На протяжении 2 месяцев не происходило практически ничего. В декабре наше дело из следственного отдела передали в прокуратуру, в прокуратуре это дело каким-то образом «потерялось», в дальнейшем мы с нашим адвокатом нашли это дело. И прокуратура района попыталась передать его для дальнейшего расследования в МВД. Однако полицейское следствие его не приняло и вернуло обратно в прокуратуру. Надзорный орган передал его вновь в следственный отдел СУ СКР, который в свою очередь пытался передать его, по-моему, в область. Насколько я знаю, в областном следственном отделе им сказали так: сами завели – сами и расследуйте.

— А кто осуществлял надзор в прокуратуре по данному делу?

— Кто конкретно этим занимался, я не знаю. Но исполняющий обязанности прокурора города Самара Сергей Панюшкин нам отвечал, что наше дело под контролем и что 13 марта после наших неоднократных жалоб, так как прошло 5 месяцев со дня возбуждения, были проведены оперативные совещания. На них был заслушан доклад о ходе расследования данного уголовного дела и вынесены определенные установки в адрес следствия и представления об устранении нарушений Федерального законодательства, которые были допущены в ходе расследования. Как я понял, по мнению прокуратуры единственным нарушением было то, что следствие затянуло сроки. То, что происходит нарушение законов и подтасовка фактов, этого почему-то прокуратура не увидела. Я так понимаю, что проверка проводилась районной прокуратурой. А они там живут, как жена и муж – следственный отдел и прокуратура. Они друг другу не мешают и всех всё устраивает. Но обращаясь уже в областную прокуратуру в этом месяце и имея повторный ответ от Панюшкина С.И., что 21.03 2013 года были приняты меры, я задал вопрос в областной прокуратуре: извините, но сейчас далеко уже не 21 марта…

Сейчас уже конец августа. Они задумались и сделали вид, что согласились с моими доводами. То есть, 5 месяцев ничего не делалось, после этого прошло еще 5 месяцев, итого уже 10 месяцев дело пролежало без движения и только после этого начала задумываться областная прокуратура. На данном этапе, как я понимаю, дело должны передавать для продления в Москву — осталось меньше двух месяцев. Либо надо передавать дело в суд. Насколько я понимаю, столичное руководство СК вряд ли будет продлять это дело, так как оно вообще не имеет под собой никаких оснований. Оно полностью надуманное и перед его возбуждением мне предлагали заплатить взятку в 5 миллионов рублей что бы его не возбуждать. Об этом я неоднократно заявлял.

Во время расследования дела ко мне также не один раз подходили делегаты со стороны различных структур и предлагали решить мои проблемы за определенную сумму. По какой-то причине эти факты не заинтересовали не прокуратуру не сотрудников собственной безопасности МВД и СК. Но последнее продление дела до 24 октября вызвало со стороны следствия довольно судорожные действия.

Наши фирмы, к примеру, сейчас начали бомбить письмами со всех налоговых инспекций по всей Самарской области. Письма приходят также по всем фирмам, где я когда либо был учредителем или директором за последние 5-6 лет и эти фирмы не имели не какого отношения к косметике. Мне от этих действий становится даже смешно, потому что это показывает, что в данном заговоре, вероятно, участвуют налоговые органы, прокуратура района, следственный отдел района и областной ОБЭП. И все эти четыре ведомства просто пытаются задавить меня, как предпринимателя, который дает рабочие места и добросовестно платит налоги.

— Неужели у следственных органов нет более серьезных занятий, чем дело в отношении вашей фирмы?

— Самое интересное, что в стране у нас кроме надуманных проблем нашей фирмы «Еврокосметик», видимо, других проблем не существует. И в Самарской области всё хорошо. Никого не убивают, дороги хорошие, с ЖКХ все проблемы решены, к зиме подготовились. Осталась одна проблема – разобраться с предпринимателем Дмитрием Момотюком, который опаивает и обманывает клиентов. Единственное, что люди забывают: наша косметика по России уже является лидером по объемам продаж косметических средств.

Мы работаем уже не в одной, а в десятке стран и качество нашей косметики подтверждено соответствующими экспертизами во многих странах мира. Сами понимаете, что вся продукция, производимая в Израиле, наивысшего качества, потому что это бренд. И если какой-то завод будет выпускать контрафакт или некачественную продукцию то с этим бы в момент разобрались в самом Израиле, потому что правительство и производители Израиля не заинтересованы в коррупции, как это происходит у нас. У нас же все это цветет махровым цветом, в чем я убедился на личном примере.

Я лично не вижу никаких перспектив в развития данного дела для прокуратуры, следствия и других органов. Я вижу перспективу только в том что люди затеявшие данный казус скорее всего потеряют свои места. Нас пытались взять измором, наложив арест на наши счета и нашу продукцию. Нашим клиентам постоянно названивают и запугивают их плохим качеством продукции. Данные берут из конфискованных документов, а в частности договоров купли-продажи. Эти документы используются для того, чтобы сделать обзвон наших клиентов и убедить их писать на нас жалобы, идти в прокуратуру, полицию и следственный комитет, подавать на нас в суд. Большое спасибо нашим клиентам, которые не поддались на такие провокации, а у нас только в Самаре постоянных клиентов больше 10 тысяч за полтора года.

Несколько человек после звонков правоохранителей пытались пойти в суд, но я думаю, что решения в данном случае будут иметь один результат – это будет проигрыш. Мы уже подали документы на добровольную сертификацию нашей продукции, кроме того мы готовим еще ряд документов, подтверждающих правильность и законность нашей работы и качество нашей продукции. То есть сейчас мы занимаемся абсурдными действиями — подтверждаем качество продукции по второму кругу, имея все необходимые документы от всех компетентных органов согласно законодательства.

Несмотря на то, что государство бросило громадное количество ресурсов в лице коррумпированных органов против своего же гражданина, мне очень помогает то, что правда все же на нашей стороне. И то, что сами граждане и наши сотрудники всецело поддерживают меня и понимают, что на самом деле происходит. Думаю, что осталось ждать еще недолго – до октября. А потом все это должно разрешиться. Единственное, в чем у меня нет понимания, это почему прокуратура Самарской области и следственное управление области не хотят разобраться с коррумпированными кадрами из числа своих подчиненных.

Если мне, простому гражданину, рассказывают, что вытворяет руководитель следственного отдела Промышленного района Олег Трухман, то неужели в самом следственно управлении или комитете отсутствует служба, которая следит за деятельностью своих кадров? Все эти коррупционеры в конечном итоге дают повод для роста возмущения граждан, а наши жалобы и доводы не доходят до руководства страны.

— А вы не пытались обратиться со своими проблемами в общественные организации? Ведь на территории области, насколько известно, есть объединения, которые позиционируют себя в качестве защитников прав предпринимателей или борцов с коррупцией…

— Дело в том, что наши следственные органы сфальсифицировали ряд документов в части экспертиз и я просто не имел морального права, до того, пока мы не обоснуем их нелепость, обращаться в подобные объединения и организации. Многим пришли ответы, что мы преступники, что мы грабим народ и опаиваем бедных бабушек, что мы подмешиваем психотропные препараты в кофе и чай. Даже обвиняли нас в том, что мы занимаемся гипнозом и наша продукция не только некачественна, но и опасна. На нас было вылито столько грязи, что даже если человек хороший, то у любого наблюдателя со стороны могут возникнуть совершенно иные мысли.

Вообще в самом начале у меня было какое-то даже ожидание чуда, что все-таки это не коррупционный наезд, что наши правоохранительные и следственные органы хотят разобраться. Реальность же показала, что никто и ни в чем разбираться не хочет. Сейчас мы прилагаем все силы к тому, чтобы широко освещать наше дело, чтобы придать ему максимальную огласку и прозрачность. Мы же не требуем, чтобы дело в отношении нас было закрыто. Я просто хочу, чтобы дело из Промышленного района было передано в областное следственное управление нормальным следователям. И они наконец-то вызовут нас на допрос именно по тому делу, которое было связано с гражданкой Каплун, якобы опоенной и обманутой неизвестными лицами на территории нашего офиса. И разберемся в конце концов: имело ли вообще это дело право на существование. А сейчас следствие просто пытается вменить нам другую статью. Конечно, это удобно для оттягивания сроков расследования, но сколько верёвочке не виться всё же конец один.

— Вы говорите, что были сфальсифицированы результаты экспертиз. А каким образом это произошло?

— Во-первых, экспертизу нашей продукции проводили далеко не профессионалы. Во-вторых, заключение, которое мы получили для ознакомления в следственном комитете по промышленному району, у экспертов вызвало бурю эмоций. Нам было сказано, что все, что написано в заключении, это фантазии тех, кто проводил так называемую экспертизу. Там говорилось о возможном превышении содержания вредных веществ в косметике. У «экспертов» судя по всему проблемы даже в элементарной математике. К примеру, они написали, что если все 12 компонентов нашей косметики наносить друг на друга и носить не смывая полгода-год, то могут наступить нежелательные последствия…

Вы вообще где-нибудь видели, чтобы кто-то наносил дневной и ночной крем один на другой и все это носил не смывая длительное время? Более того, у нас же имеются все необходимые документы, подтверждающие качество нашей продукции. Наши следственные органы в этом деле подменили фактически всех – и Роспотребнадзор, и налоговую инспекцию, и экспертное бюро. Они занимаются всем, кроме поиска реальных преступников. Когда я последний раз виделся со следователем, он мне задавал множество вопросов и ни один из них не касался якобы обманутой гражданки Каплун. У следствия, как я и говорил ранее, сразу после возбуждения дела пропал интерес к данной гражданке.

— А статью вам в настоящее время вменяют другую?

Как мне говорит мой адвокат, следствие пытается переквалифицировать обвинение на другую статью. Но самое интересное, что когда следователи ездили в Москву к генеральным поставщикам данной косметики, они не предъявляли им ту экспертизу, на основании которой мне пытаются что-то вменить.

Они понимают, что подобная экспертиза в отношении продукции, на которую получены сертификаты Таможенного союза и имеются экспертные заключения более 10 стран, будет выглядеть просто бредом. Кроме того, на экспертизу, судя по всему, отдали ту продукцию которая была у нас изъята и которая всю зиму хранилась неизвестно где. Ни один эксперт не может сделать правильно заключение в таких условиях.

Как можно провести экспертизу того продукта, с применением которого не знаком? Согласно документу, который нам предоставили следователи, получается, что у нас в магазинах нельзя даже уксус продавать. Он ведь тоже вредный, выпьешь – умрешь. И спички тоже нельзя продавать, от них пожар может возникнуть.

— Я так понимаю, что попытки заблокировать ваш банковский счет в итоге ни к чему не привели. А как следствие объясняет связанность действий, то есть, вменяемую вам статью и арест счета?

— Когда мы направляли документы в суд, нам приходила отписка, состоявшая из двух предложений. Что согласно положению такому-то, судом принято верное решение. По нашим апелляциям не были даже расписаны и предоставлены ответы. Суду фактически не на что давать ответы, так как судьи понимают, что принятое решение может быть и неверно, но оно просто укладывается в рамки той схемы, которая была задействована против нас. Мои доверенные лица разговаривали с судьей. И когда ему сообщали о том, что на счету оказались заблокированными 11 миллионов, судья говорил так: «если бы я знал, что там именно эта сумма, а не 50-60 тысяч, то такого бы не случилось». Сейчас уже судьи понимают, во что их втянули.

Следствие и другие органы продолжают проводить по нам определенную работу, но и в итоге, когда они выходят в суд, на наших счетах блокируют только фиксированные суммы. Скажем, в размере 100 тысяч рублей. Хотя на самом счету находится не один десяток миллионов рублей. У следствия только одна цель – нанести нам максимальный урон, но суды уже не идут так открыто у них на поводу.

— Вы будете ждать, когда пройдет год с момента возбуждения уголовного дела или предпринимать какие-то активные действия?

— Мы сейчас не останавливаем своих действий. Продолжаем рассылать письма и жалобы. Вода камень точит и возможно, что нам удастся преломить ход событий. Правда на нашей стороне, и на дворе все-таки уже не 37-й год. Хотя, столкнувшись с реалиями наших дней, начинаешь понимать, что в стране у нас не все в порядке. По крайней мере, в правоохранительных органах и судах, которые должны обеспечивать законность. Думаю, что гражданам нужно объединяться в партии и движения, которые будут бороться за свои права.

Очень неприятно осознавать, что возникающим в обществе недовольством могут воспользоваться в своих целях определенные структуры. Я еще здравомыслящий человек, а вот кто-то другой, окажись на моем месте, может склониться в совершенно другую сторону и неизвестно, к чему это в конечном итоге может привести.

— Общаясь с коллегами по бизнесу, приходилось ли вам слышать от них об аналогичных проблемах?

Происходит много всего интересного. У моего друг налоговая взяла и списала со счета несколько миллионов рублей. А потом они просто извинились, сказав, что с кем-то его «перепутали»… Через две недели после того, как на мою фирму был совершен налет, такой же налет со стороны следственного отдела был совершен на офис моего друга.

Общаясь с простыми следователями в следственном управлении, мне приходилось слышать от них совершенно удивительные вещи. К ним может прийти начальник и сказать, что ему необходимо открыть уголовное дела на тех или иных лиц. Когда у него спрашивают: какой повод, он говорит — а зачем тебе повод, открывай, а потом закроешь.

То же самое происходит и в налоговой службе, у которой, вероятно, существует заказ со стороны следственного отдела. Многие понимают, что за этот год следствие не сделало практически ничего, лишь пыталось перевести дело на другие рельсы и сфальсифицировать данные. Союзников у начальника следственного отдела Промышленного района г-на Трухмана остается все меньше и я подозреваю, что вскоре он распрощается со своим местом. Место у него хорошее и желающих занять его найдется предостаточно. Тем более, что в область скоро придёт новый руководитель, и он навряд ли захочет направлять в суд абсурдные обвинения.

Читайте также:

Самарские следователи напугали израильский завод

Следствие репутационных потерь

Самые свежие новости на нашем Яндекс.Дзен канале

Loading...
Loading...