Сообщить о коррупции
Сообщить о коррупции

Помощь Краснова и дискредитация Бортникова: фальшивки и нестыковки в деле замгубернатора

Уголовное преследование Елены Мазанько — версия осужденной

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА

Как назначение Игоря Краснова генпрокурором помогло пропихнуть в суд сомнительное с точки зрения доказательств дело бывшей вице-губернатора Владимирской области Елены Мазанько? Как подчиненный Александра Бортникова разглядел передачу взятки там, где ее не было, но не стал ни фиксировать, ни пресекать преступление? Как свидетели обвинения запутались в показаниях, а суд не обратил внимания на явные несоответствия документов здравому смыслу? На эти и другие вопросы в письме ПАСМИ из мест заключения отвечает приговоренная к 8,5 годам колонии экс-чиновница, заявляющая о фабрикации своего уголовного дела. 

Бывший замгубернатора Владимирской области — начальник департамента земельных и имущественных отношений Елена Мазанько была приговорена к 8,5 лет колонии и штрафу 8 млн рублей. Чиновницу признали виновной в получении 3 млн рублей от кемеровских бизнесменов Елены Осиповой и Ивана Лянга за помощь в заключении госконтракта на ремонт в здании областной администрации, при этом стоимость работ якобы была завышена на 7 млн рублей.

Елена Мазанько настаивает на своей невиновности и заявляет, что дело было сфабриковано. В обращении в ПАСМИ она назвала причины своего преследования и рассказала о фальсификациях при возбуждении уголовного дела. Предлагаем завершение рассказа осужденной чиновницы: 

“Сценарий устранения замгубернатора Владимирской области Мазанько Е.И. Часть 3.

Действующие лица:
Мазанько Елена Ивановна — бывший замгубернатора Кемеровской области (до 2010), замдиректора Департамента по земельным отношениям (МЭРТ РФ, до 2.04.2013), замгубернатора Владимирской области по земельным и имущественным вопросам (с 2.07.2013). 

Орлова Светлана Юрьевна — губернатор Владимирской области, ранее представляла в Совете Федерации Кемеровскую область 12 лет. Хорошо знала Мазанько по работе, поэтому пригласила ее из МЭРТ РФ в область навести порядок. В местных кругах считали “правой рукой”, подругой.

Столбин Евгений Аскольдович — бывший руководитель УФСБ по Владимирской области. Разрабатывал сценарий отстранения Орловой от поста губернатора и непереизбрание ее на новый губернаторский срок в 2018 году посредством формирования негативного образа через СМИ, особенно местное СМИ “Томикс”. Ее не переизбрали, но и его уволили, перевели в Москву замом ректора Академии ФСБ, но потом и там его не стало. 

Шохин Андрей Станиславович — глава администрации города Владимира, друг Столбина. О его деятельности было напечатано на сайте “Провладимир” — местное СМИ — 21.06.2016 по материалам “Трансперенси — Интернешнл” в статье “Шохин, распорядитель земли Владимирской”. Но Столбин все погасил, и никто не занимался расследованием. Брат и друзья имеют в городе строительный бизнес, транспорт и другое в городе принадлежит его бывшему окружению.

Казаков Сергей Валентинович — создатель и руководитель местного СМИ “Томикс”, кукла Шохина и Столбина. Через него распространяли порочащую информацию, использовали его в своих интересах. В 2018, после провала Орловой на выборах как благодарность получил мандат депутата парламента Владимирской области. 

Еланцев Александр Васильевич, бывший руководитель СУ СКР по Владимирской области. Его использовал Столбин. После провала выборов губернатора Орловой его тоже отправили на пенсию.

Малышкин Александр Викторович — бывший председатель Владимирского областного суда, друг Столбина и Шохина. Дал Столбину санкцию на проведение ОРМ без достаточных оснований через пять месяцев после назначения Мазанько замгубернатора Владимирской области. Сейчас в другом регионе. 

Губарев Сергей Викторович — бывший руководитель ГУ МВД Владимирской области. Был в очень хороших отношениях с Орловой. Столбин его невзлюбил, так как он не дружил с местными, приехал из Липецка. Столбин возбудил на него уголовное дело в 2016 году, его осудили условно, уехал домой в Липецк. 

Пантюшин Игорь Станиславович — бывший прокурор Владимирской области. Дружил с Орловой, так как она помогла ему переназначиться на новый срок. Со Столбиным дружил тоже, но из-за боязни Орловой сливал его губернатору. Сейчас в другом субъекте. 

Кузнецов Василий — следователь ГСУ СКР. С ним Столбин обговаривал моменты возбуждения уголовного дела, но после возбуждения и исследования материалов он понял, что по взятке доказательств — ноль. 

Краснов Игорь Викторович — в то время зампред СКР, забирает у Кузнецова дело и передает следователю Мухачеву, который и начал создавать дело всеми недопустимыми средствами. 

Мухачев Роман — следователь ГСУ СКР, который по постановлению Краснова вел дело Мазанько. 

Начало письма Елены Мазанько из колонии — в материале ПАСМИ “Прослушка для замгубернатора: как подчиненный Бортникова встал на защиту друга-мэра” .

Продолжение — в материале ПАСМИ “Взятки с потолка: как подчиненные Бастрыкина сшили дело на замгубернатора”.

Свой генпрокурор

Дело мое шло тяжело. Доказательств взятки, кроме признательных показаний Лянга и Осиповой и разговоров по телефону о передаче денег Мазанько, не было. А что это за деньги и за что, никто не выяснял, так как было невыгодно. 

Дело было завершено в начале декабря 2019, и Мухачев направил обвинительное заключение с материалами на утверждение в Генпрокуратуру., заместителю генерального прокурора Гриню В.Я. Он его не утвердил, дело гуляло до февраля 2020. 

21.01.2020 Краснова утвердили генеральным прокурором РФ. 5.02.2020 он лично утверждает обвинительное заключение своего дела, начатого в СК РФ 2.06.2017, и направляет дело в суд с утвержденным 96 свидетелями преступлением о взятках. Только ни один из них ни разу на допросе не произнес слово “взятка”. Доказательств, кроме показаний Осиповой и Лянга, которые они меняли 13 раз, так и не появилось, их надо было создавать. А как создашь — только фальсификацией. Сторона обвинения фактически превратилась в сторону защиты Осиповой и Лянга, так как, если бы и они отказались от показаний, то в деле больше ничего бы не осталось. 

Все, что они говорили и предоставляли, принималось без верификации. Они даже показания в суде поменяли 13 раз — мотив передачи взятки, чтобы уйти по приложению и избежать ответственности. Так, в мае 2019 года представили в суд 97-го свидетеля Мазаеву, которая сказала, что ей известно со слов Осиповой, что Мазанько требовала деньги, и если бы Осипова их не передала, то, со слов Осиповой, Мазанько закрыла бы их бизнес не только в Кузбассе, но и во Владимире (протокол стр. 515). 

Главное, что суд принял эти показания, и в приговоре на них ссылается, так как из 96 утвержденных свидетелей никто не сказал “взятка” и даже не слышал, что Мазанько могла их брать. 

Взятка взаймы

Суд и обвинение закрывали глаза и на то, что источником для взятки, как они утверждали, были полученные Осиповой займы под проценты в своей компании ООО ТД “Интерьер”, которые она взяла из кассы (т. 8, л.д. 80-83) 11.06 2014 и 13.04.2015. Копии договоров они приложили на шестом допросе Лянга 13.04.2018 без финансового подтверждения (либо ордера, либо платежки), но никто ничего не заметил, так как больше ничего не было. 

Никто не захотел замечать не только отсутствия финансовых документов для подтверждения действительности копий договоров займов, но и на то, что в соответствии с ними Осипова не брала деньги из кассы ООО ТД “Интерьер”, а вносила их. То есть, она была заимодавцем ООО ТД “Интерьер” для пополнения оборотных средств общества. 

Я это объявила только 29 июля 2021 в прениях, чтобы они ничего уже не могли сделать. Но обвинение вносит в протокол судебного заседания, в реплику Лянга показания, что в предоставленных договорах допущена техническая ошибка, что сути дела все равно не меняет. Им и так пойдет.

 Вопрос об источниках средств для взяток Осиповой и Лянга остался неразрешенным, так как договоры не подтверждают получение Осиповой займов в ООО ТД “Интерьер”, а представленные материалы ОРМ УФСБ по Владимирской области (т.4 л.д. 223-225) “Наведение справок” говорят об отсутствии на период 2014-2015 года средств для взяток, так как по справкам УФСБ совокупный доход супругов в 2014 году составил 525 тыс. рублей, а в 2015 — 800 тыс. рублей

На это на все закрыли глаза и молчат, как будто этих справок нет в материалах дела, а вот займы идут в приговоре как доказательство источника взяток Мазанько без указания связи между тем, что Осипова говорила, что она брала из кассы ООО ТД “Интерьер” деньги, и тем, что в предоставленных договорах она вносила деньги в ТД “Интерьер”.

Чекисту показалось

Если это убрать, тогда что остается? Показания сотрудника ФСБ, который вел съемки встречи Осиповой и Мазанько в Москве 15.05.2015, и акт, составленный им по этому видео. Видны несоответствия увиденного и написанного. В акте ОРМ “Наблюдение” (т.3. л.д. 191) Савельев Б.И. пишет, что при передаче официантом счета в кожаной папке Осипова быстро достала сверток из сумки и передала Мазанько, которая его убрала в сумку. Но на видео четко виден момент передачи счета и действия как Осиповой, так и Мазанько до момента их выхода из кафе — не было даже никакого контакта. На допросе Савельев сказал, что видел какой-то сверток формата А-4, но что там было, он не знает. 

Нет доказательств по передаче 1 млн рублей в Москве, кроме показаний Осиповой, да еще и с займами прокололись. Без фальсификации не доказать.

После оглашения приговора 26.08.2021 и принятии на него апелляционной жалобы об отмене приговора, так как нет самого события взятки, и она не найдена, прокуратура вносит в протокол допроса Савельева корректировку — он пояснил, что не зафиксировал момент передачи денег на видео, в момент передачи шла фиксация на аудио.

Внеся такую корректировку, они исказили не только показания сотрудника УФСБ, но и действия всей службы, на глазах которой передают взятки, а они не фиксируют и не пресекают, а их начальник и вовсе три года скрывал преступление. В общем, прокуратура совсем погрязла в доказательствах, а отменить приговор команды не было. Шесть лет прессовать человека и безрезультатно — это опасно. 

Вот и все доказательства, которых нет. А все, что написано про попустительство и покровительство, то оно было для создания видимости, так как по взяткам ничего нет, а все, что есть, — это фальсификация. В приговоре ссылка на показания свидетелей, которые не соответствуют протоколу судебного заседания и аудиопротоколу. Приговор при таких доказательствах не мог быть обвинительным — их просто нет. А мои показания вообще не рассматривались, а почему — в приговоре не пояснено, хотя понятно”. 

Если у вас есть информация о коррупционных нарушениях чиновников и правоохранителей во Владимирской области — пишите в рубрику ПАСМИ «Сообщить о коррупции».

Самые свежие новости на нашем Яндекс.Дзен канале