Сообщить о коррупции
Сообщить о коррупции

Тайное кладбище Воробьева: как в Подмосковье хоронят экологию и права жителей

Могильный бизнес под прикрытием суда

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА

 Тайные публичные слушания, незаконное сокращение защитной зоны и липовые санитарные заключения при полном попустительстве Фемиды — в такой обстановке администрация Мытищ начала строительство кладбища, которое затем превратилось в два. Проводить захоронения планируется уже в следующем году, причем могилы будут практически под окнами деревенских жителей, а отравленные воды потекут в водоем, впадающий в Москву-реку. 

В рубрику ПАСМИ “Сообщить о коррупции” обратилась жительница деревни Бородино городского округа Мытищи Московской области Зульфия Шабалина. Вместе с односельчанами женщина в течение трех лет пытается обратить внимание муниципальных и региональных структур на возможные нарушения, которыми сопровождается проектирование и строительство кладбища на границе с их жилой зоной. Однако, пока все обращения заявителей не приносят результата.

Секретное собрание 

О том, что рядом с деревней Бородино запланировано строительство кладбища почти на полсотни гектаров, жители деревни узнали лишь в 2018 году, когда работы уже развернулись под их окнами, рассказала редакции Зульфия Шабалина. Как выяснилось позже, публичные слушания по данному вопросу прошли еще в 2014, однако владельцев домов, рядом с которыми решили организовать захоронения, на них не пригласили. 

Согласно документам из архива администрации Мытищ, постановление о проведении публичных слушаний было подписано 2 декабря 2014 года. 

Сами слушания состоялись 11 декабря. Участников набралось всего 16 человек, из которых 15 проживали в Мытищах и были далеки от этой проблемы, и только одна — Ирина Сарычева — оказалась из деревни Бородино.

Правда, по данным Зульфии Шабалиной, на тот момент Сарычева работала в мытищинской администрации, и потому ее мнение сложно назвать независимым. Собеседница редакции считает, что чиновники умышленно скрыли факт проведения слушаний от жителей деревни, понимая, что те проголосуют против нового объекта. Однако, “прятки” были организованы с многочисленными нарушениями закона. 

Они в курсе:
— глава городского округа Мытищи Виктор Азаров
— прокурор города Мытищи Андрей Гвоздев
— председатель Мытищинского городского суда Анжелика Зимина

Согласно Градостроительному кодексу РФ, а также Положению об организации публичных слушаний, утвержденному Советом депутатов городского округа Мытищи, информация о слушаниях должна размещаться на информационных стендах на той территории, где планируют реализовать проект, тогда как в деревне Бородино таких объявлений жители не видели.

Нарушены оказались и сроки проведения собрания — со дня оповещения о начале общественных слушаний должно было пройти не менее 31 календарного дня, а прошло только 9. Кроме того, в будни обсуждение может проводиться только в вечернее время — с 18.30 до 22 часов, тогда как по факту оно состоялось в 15 часов в четверг. 

Махинации с метрами 

По итогам “тайного собрания” был одобрен проект межевания и градостроительный план земельного участка под захоронение площадью 43 гектаров. Расстояние от границ кладбища до деревни Бородино не превышало 100 метров, хотя по СанПиН санитарно-защитная зона для кладбища площадью от 20 до 40 гектаров должна составлять не менее 500 метров до жилых домов. 

“Чтобы обойти это недоразумение, наша администрация размежевала участок на два кладбища, и площадь того кладбища, которое примыкало к деревне, специально сделали менее 20 гектаров — 16,5. Таким образом, по мнению администрации, санитарно-защитная зона вокруг кладбища якобы уменьшилась. На самом деле это не так: оба кладбища находятся на одной площадке, за одним забором, у них один въезд и один выезд. То есть по факту, это все-таки одно кладбище площадью более 40 гектаров, и от жилых домов оно должно находиться минимум за полкилометра”, — подчеркнула жительница деревни. 

Причем, даже после “деления на два” защитная зона кладбища площадью 16,5 гектаров по санитарным нормам должна была быть не менее 300 метров. Эту нестыковку, как пояснила собеседница редакции, администрация Мытищ прикрыла санитарно-эпидемиологическими заключениями, выданными в 2014 году Управлением федеральной службы защиты прав потребителей по Московской области.

В ведомстве с учетом особенностей местного рельефа предложили установить вокруг кладбища защитную зону переменного размера. Максимальное расстояние — 300 метров — заложили в те стороны, где нет домов, а защитную зону на востоке, где расположена деревня Бородино, предложили сократить до 7 — 62 метров

Однако, для сокращения санитарно-защитной зоны вокруг потенциально опасных объектов, к числу которых относится кладбище, помимо заключения Федеральной службы защиты прав потребителей необходим специальный проект с обоснованием минимизации рисков. Но Зульфия Шабалина в существовании такого проекта сомневается — в предоставлении соответствующих бумаг администрация городского округа Мытищ отказала. 

Свой ответ чиновники обосновали тем, что эти документы могут составлять “государственную или иную охраняемую федеральным законом тайну”.

Отрава для Москвы 

Кроме того, жители деревни подозревают, что мытищинская администрация могла сфальсифицировать данные инженерно-геодезических, геологических и экологических изысканий. Эти исследования было необходимо провести перед тем, как приступить к планировке территории под кладбище. 

“Сомнения в этом вопросе у нас появились, поскольку данные этих изысканий, якобы проведенных по заказу администрации, абсолютно не соответствуют реальности. Причем, чтобы понять это, не нужно даже иметь специального образования”, — заявила Зульфия Шабалина.

Так, в администрации со ссылкой на исследования утверждают, что отведенный под кладбище участок “имеет относительно ровный рельеф, без характерных балок и возвышенностей, не затопляется при паводках… имеет сухую, пористую почву”

Однако, по данным топографических и геологических изысканий, проведенных ООО «Гео-Центр» по инициативе жителей деревни Бородино, в зоне будущего кладбища есть заболоченное место размером 70 на 30 метров, грунты на участке глиняные, а поверхность неровная — с уклоном от кладбища к деревне. Вследствие этого движение поверхностных вод происходит в направлении к домам жильцов, а затем — к истоку реки Сукромка, которая впадает в Яузу, а та в свою очередь — в Москву-реку. 

“Между тем, согласно российским СанПиН, отводимый под кладбище участок должен иметь наклон в сторону, противоположную населенному пункту, и не иметь открытых водоемов. А в случае, если администрация Мытищ начнет хоронить людей на новом кладбище, трупный яд будет стекать в Москву-реку и в колодцы жителям деревни. Это же настоящая экологическая катастрофа”, — уверена собеседница ПАСМИ.

Могильный инвестор 

Впрочем, ни в администрации Мытищ, ни в правительстве Андрея Воробьева, куда также обращались жители, проблем для строительства кладбища не видят. Поддержали позицию властей и в Мытищинском городском суде Московской области. Судья Анна Борисик в апреле 2019 года отказала в удовлетворении исковых требований Шабалиной, которая просила признать возведение кладбища незаконным и ликвидировать стройку. 

По словам Зульфии Шабалиной, заседание длилось всего 5 минут, но вызвало много вопросов. “Я настаивала на том, чтобы администрация предоставила на заседание документацию по сокращению санитарно-защитной зоны и проект строительства кладбища. Но юрист администрации в этом отказал, а суд данный факт проигнорировал”, — отметила заявительница. 

По словам Шабалиной, на суде представитель администрации упомянул, что участие в финансировании “могильного проекта” принимает не только регион, но и некие частные инвесторы. И собеседница ПАСМИ предполагает, что именно финансовый интерес может быть фактором, который мешает чиновникам признать нарушения. 

Они должны быть в курсе:
— губернатор Московской области
Андрей Воробьев
— прокурор Московской области  Сергей Забатурин
— глава СУ СКР по Московской области Александр Стариков

Решить проблему по линии правоохранительных структур у жителей пока тоже не получается. В ответ на коллективные заявления в Главное следственное управление СКР по Московской области подчиненные Александра Бастрыкина заявили, что не видят в письмах жителей сведений о признаках преступлений чиновников, тем более, что суд признал действия администрации законными. 

На данный момент строительство первой части кладбища подходит к завершающему этапу. По данным Зульфии Шабалиной, захоронения запланированы уже на 2022 год. 

Если вас есть информация о коррупционных нарушениях чиновников Московской области — пишите в рубрику ПАСМИ «Сообщить о коррупции».

Самые свежие новости на нашем Яндекс.Дзен канале