Сообщить
о коррупции
Сообщить
о коррупции
Сообщить
о коррупции

Хищения на семь миллиардов: врачебный картель под прикрытием

Сговор оренбургских медиков и предпринимателей — эксклюзивное интервью с юристом

В Оренбургской области уже 16 лет действует картельный сговор главврачей областных и городских больниц с группой компаний из примерно 20 организаций, подконтрольных семье предпринимателей Павловых. Об этом в в ПАСМИ сообщила юрист Лиана Нуритдинова, которая работала на бизнесменов. Она подсчитала, что в общей сложности фирмы-монополисты получили госконтрактов на 15 млрд, из которых, как минимум, половина — это прямой ущерб бюджету. В распоряжение редакции Нуритдинова передала список фирм-участников и «черную» бухгалтерию, где указаны суммы откатов и фамилии медиков, которым они передавались. Причем, покровительство хищениям осуществлялось из правительства региона. Видимо, поэтому оренбургские силовики, вскрывшие только один эпизод из «дела врачей», не хотят расследовать остальные, что позволило бы возместить ущерб государству и провести зачистку в сфере здравоохранения.

В рубрику ПАСМИ «Сообщить о коррупции» обратилась Лиана Нуритдинова. В 2015 году она пришла работать юристом к предпринимателям Владимиру и Ольге Павловым и обнаружила, что супруги занимаются хищениями на госконтрактах с лечебными учреждениями региона. В 2017 году Лиана заявила о мошеннических схемах в правоохранительных структурах, но в итоге фигурантом уголовного дела стала она сама, а организаторы и участники картельного сговора до сих пор не понесли полной ответственности.

Подробности — в интервью с Лианой Нуритдиновой.

Предприимчивое семейство

Я являлась юрисконсультом в ИП Владимира Павлова с 2015-го по 2018 год (официальное трудоустройство — с февраля 2016). Не буду скрывать — я знала, что Павлов вместе со своей женой — Ольгой — сотрудничают с рядом больниц Оренбургской области и совместно с врачами занимаются хищениями средств на госзакупках. Это не было секретом ни для кого из сотрудников в их группе компаний. Моя работа как юриста заключалась в юридическом оформлении договоров, участии в судах, поэтому вначале я мирилась с теневой деятельностью моего руководства. Однако, вскоре мне стали известны истинные объемы их схем, и уже через год — в мае 2017-го года я в первый раз попыталась уволиться. Именно попыталась, так как когда я отдала свое заявление Павловой Ольге Александровне, она его порвала при мне и отобрала телефон. Это могут подтвердить также и другие сотрудники (Мария Сладкова, Кристина Пушечникова, Евгения Пулина, Ольга Беликова и многие другие). Она заявила, что я слишком много знаю, поэтому буду работать на них, сколько, сколько они решат.

Владимир и Ольга Павловы

Павловым было чего бояться. В Оренбурге они создали настоящую империю, порядка 20 фирм. Этим компаниям уходили практически все госконтракты с городскими больницами. Организации возглавляли как сами Павловы, так и аффилированные с ними лица.

«Картель Павловых» — справка Лианы Нуритдиновой
ИП «Павлова О.А.» (ИНН 561108561005)
ООО «Орен-Мед» учредители — Владимир и Ольга Павловы
ООО «Азбука бизнеса» директор
Ольга Пахомова (главный бухгалтер компании «Орен-Мед»)
ООО «Продвижение» директор — Елена Заболотних (мама главного бухгалтера Пахомовой)
ООО «Альянс Плюс» учредитель — Владимир Павлов
ООО «ОРЕНТРЕЙД» учредитель — Ольга Павлова
ООО «Орен-Мед Лтд» учредитель — Ольга Павлова
ООО «Русмедсервис» учредитель — Ольга Павлова
ООО «Белый Ветер» учредитель — Любовь Барбашова (родная сестра Ольги Павловой)
ООО «Индустрия сервиса» учредитель — Наталья Ефимова (племянница Павловой и дочь Барбашовой)
ООО «Медкомплект» учредитель — Татьяна Алистратенко («правая рука» Павловых)
ООО «Разгуляй» учредитель — Татьяна Алистратенко
ООО «Аквилон» учредитель — Марина Хлопцева (сейчас — Короткова), это сотрудница, которая занималась документальной работой на складе Павловых
Кроме того — ООО «М-Холдинг», ООО «Вектор». ООО «Лапорит», ООО «Союз», ООО «Лотос», ООО «Омела»

В 2018 году Оренбургское Управление антимонопольной службы официально подтвердило сговор на торгах по поставке медицинских изделий между фирмами «Белый ветер», «Медкомплект», «Орен-Мед», «Орен-Мед ЛТД»,»Орен Трейд«, «Разгуляй», «Альянс Плюс» и «Аквилон». Эти фирмы были уличены в нарушениях закона о защите конкуренции при проведении более 33 закупок для областных лечебных учреждений, которые прошли в 2017 году. Но полный список участников сговора УФАС не выявила.

Накрутки, подделки и мистификации

Схемы по госконтрактам действовали следующим образом. Павловым или представителям их фирм через доверенных лиц из числа медперсонала, ответственных за проведение государственных закупок, до проведения официальных аукционов предоставлялась информация о количестве и цене продукции, которая будет выставлена на торги (так называемые закрытые технические части).

При этом в цену любого товара закладывался «интерес» участников схемы. С учетом «откатов» для медиков, который составлял от 10 до 30 процентов от суммы контракта, и «навара» для бизнесменов, стоимость продукции завышалась минимум на 200%, а на некоторые товары накрутки достигали четырех тысяч процентов.

Некоторые товары вообще не поставлялись, иногда продукция поставлялась в меньших объемах, чем предусматривалось контрактной документацией. Менеджеры фирм
затем подделывали отчеты и накладные. В офисе компаний Павловых (адрес г. Оренбург проезд Нижний д.5/4) для этих целей хранились образцы печатей больниц.

Еще одним способом отмывания денег было проведение аукционов на оборудование, которое уже имелось в больницах, но не стояло на балансе. В таких случаях после перечисления денег на оборудование попросту наносили инвентарный номер учета. Иногда в закупках просто шли на банальную подмену, поставляя более дешевые аналоги требуемой продукции.

Особо крупный размах

Чтобы в закупки не влезли неаффилированные компании, которые могли снизить цену по госконтракту, все аукционы проводились с нарушением действующего законодательства. Менеджеры из компаний Павловых через интернет вели онлайн переписку с представителями медучреждений непосредственно во время аукциона, получали сведения о скрытых для других участников торгов сведениях, что позволяло сохранить завышенную стоимость товаров и услуг, а также безоговорочно выиграть конкретный лот.

«Защитные» позиции, которые обеспечивали победу только для организаций Павловых, обговаривали заранее. Как правило, такими позициями выступали объемы и сроки поставки продукции. Сотрудники Павловых заранее приобретали продукцию и хранили ее на складе.

Даже, если по срокам поставок товаров и оборудования компании Павловых не укладывались, со стороны должностных лиц, ответственных за госзакупки в бюджетных учреждениях, претензии не направлялись.

Поскольку у меня был доступ к 1С бухгалтерии и список закупок, я смогла проанализировать весь объем контрактов за три года, которые я проработала юристом у Павловых. По моим подсчетам с 2015 по 2018-й годы группа компаний Владимира и Ольги выиграла около 6 тыс. конкурсов. Общий объем закупок составил порядка 2 млрд рублей. С учетом того, что цены завышались, как минимум в два раза, можно утверждать, что за три года схемы Павловых нанесли ущерб бюджету в 1 млрд рублей.

Но «окучивать» медицинский рынок Павловы начали задолго до моего появления в их ГК — с 2003 года. По моим подсчетам оборот закупок за эти 16 лет составил 15 млрд рублей, то есть общий ущерб бюджету может достигать 7, 5 млрд рублей.

Врачебная доля

«Откаты» передавались наличкой. Для этого деньги переводили на корпоративные счета каждого ООО в суммах до 100 тыс. рублей. Ежедневно Павлова по договоренности с банковским специалистом Екатериной Некифировой снимала именно 100 тысяч, это система обезличивания денежных средств с карт, чтобы не «светить» личные данные и избежать вопросов налоговой. В основном все банковские карты, оформленные на компании из картеля, хранились у Ольги Павловой.

Кроме того, у меня есть записи Павловой, куда она заносила данные о том, какому сотруднику больницы и какой процент от контракта надо передать. У меня много подобных «записок». Вот, например, подсчеты за услуги главной медицинской сестры городской клинической больницы Оренбурга №4 Ирины Геннадьевны Атапиной.

Все вопросы по оформлению государственных контрактов Павловы решали через главных врачей или приближенных к ним лиц. Например, возьмем областной тубдиспансер, там была связка через эпидемиолога — Ольгу Радошнову.

А, к примеру, с областной клинической инфекционной больницой Павловы «работали» через главного врача Виктора Прусса.

Слева направо: Виктор Прусс и Владимир Павлов

Прусс даже получил машину в подарок. Подарок «прикрыли» договором купли-продажи автомобиля «УАЗ ПАтриот» от подконтрольной Павловым фирмы «Белый ветер». Указанная в договоре стоимость «покупки» 35 тыс. рублей. Хотя рыночная цена этой машины составляла 600-800 тыс. рублей.

В сентябре Прусс покинул должность главного врача, о причинах его увольнения на сайте Министерства здравоохранения не сообщалось.

В правительстве нашего экс-губернатора Юрия Берга — у Павловых тоже были свои люди, которые остались и при нынешнем главе региона Денисе Паслере. Я знаю, что покровительство оказывал кто-то из заместителей экс-министра здравоохранения Галины Зольниковой, которая занимала этот пост до лета 2019 года, но фамилию интересанта при мне не называли. Насколько мне известно, через зама Зольниковой, сохранившего свой пост и при нынешнем главе министерства здравоохранения Татьяне Савиновой, Павловы изначально налаживали контакты с руководством лечебных учреждений области и города.

Эффективно ли ведется борьба с коррупцией в стране?

Компании Павловых были постоянным поставщиками для более чем десятка государственных больница Оренбургской области, и в каждой у них были «свои» люди. Это больницы города Оренбурга № 1, № 4 и № 5, оренбургской областная больница, туберкулезный диспансер, областная детская больница, областная инфекционная больница, перинатальные центры и ряд учреждений из районов.

Частичное разоблачение

Обо всем вышеперечисленном я рассказала оренбургским силовикам. Поскольку Павловы не давали мне уволиться, то единственный выход, который я видела для себя, — это обратиться к правоохранителям. И в июле 2017 года я написала заявление в УФСБ по Оренбургской области.

А дальше началась достаточно странная история. Майор ФСБ Сергей Лапшин, который занимался сопровождением дел в сфере здравоохранения, со мной работал достаточно плотно. Он говорил, что моя информация подтверждается и он занимается разработкой круга подозреваемых. Однако, уголовного дела в течение года так и не появилось.

Они должны быть в курсе:
— губернатор Оренбургской области
Денис Паслер
— заместитель генерального прокурора
Сергей Зайцев  
— полномочный представитель президента в ПФО
Игорь Комаров

«Повязали» Владимира Павлова лишь в июне 2018 года, но ФСБ к этому никакого отношения не имела. Арестовали Павлова сотрудники полиции, и это никак не было связано с моими показаниями. Павлов попался, можно сказать, случайно, — сотрудники УМВД по Оренбургской области поймали на взятках главного врача туберкулезного диспансера Сергея Чуркина. При обыске в его кабинете изъяли доказательства связей Чуркина с Павловым. Владимира Павлова задержали, и он дал признательные показания по взяткам для Чуркина, умолчав обо всем остальном. В итоге, Павлов заключил досудебное соглашение и получил только штраф в размере около 2 млн рублей.

Они в курсе:
— министр здравоохранения Оренбургской области
Татьяна Савинова
— начальник УМВД по Оренбургской области Алексей Кампф
— прокурор Оренбургской области Сергей Бережицкий
— начальник УФСБ по Оренбургской области
Рустэм Ибрагимов

В августе 2018-го я, наконец, смогла уволиться, поскольку Павлов закрыл ИП. Лапшин тогда сообщил, что скоро на Павловых будет еще одно уголовное дело. Но вместо этого в октябре 2019 года появилось уголовное дело на меня и майора ФСБ Лапшина.

Мошенник в роли жертвы

Владимир Павлов в июле 2019 года написал заявление в оренбургское УФСБ. Он указал, что Лапшин организовал, а я исполнила схему, по которой из его компании «ОРЕН-МЕД» было похищено 15 млн рублей. По версии Павлова, в 2018 году я подготовила фиктивные документы, по которым он заплатил 15
миллионов за оборудование, якобы поставленное компанией
«АванЦо», но на самом деле поставки в «ОРЕН-МЕД» не было. Однако, директор «АванЦо» Александр Холодилин подтверждает, что оборудование для «ОРЕН-МЕД» он поставил. И почему-то заявление Владимира Павлова появилось только в 2019-ом, хотя фиктивная, по его мнению, поставка была год назад.

На основе этого заявления было возбуждено уголовное дело по ч. 4 ст. 159 УК РФ «мошенничество в особо крупном размере». Я и Лапшин являемся обвиняемыми. Расследование ведет военно-следственный отдел СКР Оренбургской области.

Как я поняла, это уголовное дело родилось по протекции Павловых, поскольку у них есть связи в региональном управлении ФСБ, которое возглавляет Рустэм Ибрагимов, и в правительстве области. Сейчас продолжается расследование, его продлили до 14 марта 2020 года, в суд дело пока не передают.

Сегодня я надеюсь, только на внимание общественности к этому расследованию, которое носит явный заказной характер. Я не боюсь гласности и открыта для любых вопросов.

Если у вас есть информация о коррупционных нарушениях судей, прокуроров и других правоохранителей в Оренбуржской области, пишите в рубрику ПАСМИ «Сообщить о коррупции».

Самые свежие новости на нашем Яндекс.Дзен канале

Благодарность на 3 млрд: часть активов семье Мишустина подарил фигурант уголовного дела

Дома и участки бывшему главы ФНС презентовал подозреваемый в махинациях с налогами

Вечные ценности: правительство сменили, любовь к Западу осталась

Интересный факт: число министров с зарубежными активами не меняется

Loading...
Loading...