Сообщить о коррупции Рубрики
Подписывайтесь на наш Telegram

ТОП 5

Пять гостиниц, кинотеатр и особнячок в Вене — чем можно разжиться за бесценок у Собянина 88710 Итоги дня: поместье генерала ФСО, квартира сына генерала ФСБ и новое дело «Росгосстраха» 62943 Бюджетные миллиарды в «молоко» — крупнейший агрохолдинг в России на пути к банкротству 52423 Депутат-мажор: папа из Кремля и быстрая политическая карьера 46763 Кремль решил судьбу Бортникова и Колокольцева 38378

Заказные дела, годы в СИЗО, банкротство в заключении: что обсуждали на конференции с Борисом Титовым

На мероприятии внесли предложения в доклад бизнес-омбудсмена для президента

Бизнес-омбудсмен Борис Титов представил экспертам проект доклада, который после доработки и внесения ряда дополнительных предложений будет передан президенту России. Основными тезисами стали необоснованные аресты предпринимателей и несоразмерно длительные сроки содержания под стражей, а также банкротство предприятий во время нахождения бизнесменов в СИЗО.

23 апреля в Общественной палате прошла Всероссийская конференция по защите прав предпринимателей, первую часть которой модерировал уполномоченный по защите прав предпринимателей при президенте РФ Борис Титов. В роли экспертов выступили член Совета по правам человека Тамара Морщакова, руководитель уголовно-правовой практики ЕПАМ Виктория Бурковская, представитель уполномоченного по защите прав предпринимателей в сфере противодействия коррупции Дина Крылова.

Главными темами стали розыск предпринимателей за границей, частое избрание меры пресечения в виде ареста, изъятие имущества и проблемы проведения оперативно-розыскных мероприятий.

Заказ и безнаказанность

Уполномоченный по правам предпринимателей Омской области Юрий Герасименко заявил, что одной из причин проблем правоприменительной практики в уголовных делах стало некачественное образование: студентам в вузах преподают слишком мало юриспруденции и уголовного права, поэтому на выходе получаются специалисты, которые «не совсем понимают, что им нужно расследовать и как доказывать».

Также докладчик обратил внимание на заказные или заведенные по надуманным причинам дела. В конечном итоге обвинение может и не подтвердиться, однако на ближайшие два месяца работа предприятия будет остановлена, отметил он. При этом ответственность за такое уголовное дело и ущерб, нанесенный предприятию, никто не несет — жаловаться на следователей, которые являются спецсубъектами, зачастую бессмысленно — дела из-за их особого статуса заводят редко.

«В решении этого вопроса мог бы помочь общественный контроль, реализовать его можно, если будет доступно электронное производство по уголовным делам, в котором можно будет посмотреть, по каким причинам человек находится в СИЗО, на каком этапе следствие, и что стало причиной его заключения под стражу. Это приведет к более ответственному контролю и снизит количество сомнительных действий со стороны правоохранительных органов», — предложил Герасименко.

Борис Титов, по окончании выступления, внес предложение, запрещающее вообще возбуждать уголовные дела в случае спора двух хозяйствующих субъектов по письменным сделкам, если они не признаны судом недействительными: «Вот одни там яблоки не поставили, другие квартиры не сдали дольщикам и сразу в уголовный процесс, мимо арбитражного суда. Потому что уголовное дело зачастую эффективнее и быстрее, особенно когда есть знакомства с правоохранителями».

Годы в ожидании

Одна из причин «популярности» уголовных дел, по сравнению с арбитражными, по мнению спикеров, — это возможность быстро приостановить деятельность предприятия, закрыв предпринимателя в СИЗО. Об этом рассказал уполномоченный по вопросам нарушений прав предпринимателей при избрании меры пресечения Александр Хуруджи.

По его словам, около 50% всех обращений, поступающих Борису Титову, так или иначе связаны именно с избранием меры пресечения. Он отметил, что зачастую суд использует одни и те же мотивировки при принятии решения о заключении под стражу: может скрыться, может оказывать давление на свидетелей, однако никаких доказательств сторона обвинения не приводит. В связи с этим Хуруджи предложил обязать суд при избрании меры пресечения отталкиваться от конкретных доказательств.

Сроки содержания под стражей, по мнению Хуруджи, также несоразмерны. «Юрий Осипенко (спикер сегодняшней конференции по вопросам прав предпринимателей в местах заключения свободы, — примеч. PASMI) провел в СИЗО семь лет пока шло следствие, так сказать, в ожидании», — рассказал Хуруджи. По его словам, некоторые предприниматели за время следствия пересиживают максимальный срок, который им могли бы дать за преступление.

Также на конференции отметили необходимость чаще рассматривать возможность применения мер пресечения, не связанных с заключением, например, залог. «Надо выходить на залог и тогда серьезно сократится количество заказных дел, так как если человек может заплатить и быть на свободе, то это будет бессмысленно, ведь тому, кто заказывает дело, нужно именно закрыть конкурента», — заявил Хуруджи.

Банкротство из СИЗО

Время, проведенное под стражей, отнимает не только лучшие годы жизни, но и предприятия. Находясь в СИЗО, предприниматель часто не может управлять деятельностью компании — для управления по доверенности тоже нужны люди, которых не всегда можно найти. Заканчивается все тем, что работа останавливается, задерживаются зарплаты работникам, а страховые взносы при этом остаются. Подробнее о проблемах бизнесменов в тюрьме и СИЗО рассказал уполномоченный по защите прав предпринимателей в местах заключения Юрий Осипенко.

«Оставленный бизнес из-за уголовного дела — это невозможность управлять компанией и последующий рост задолженности. Отсутствие отчетности влечет банкротство и ликвидацию. В итоге все заканчивается тем, что освободившись, человек не может возобновить предпринимательскую деятельность. Как известно, в 99% случаев все заканчивается обвинительным приговором, поэтому человек совершив даже какую-то техническую ошибку по возвращении не может ни зарегистрировать предприятие с судимостью, ни взять кредит, ни занимать руководящую должность, вне зависимости от серьезности преступления», — рассказал Осипенко.

В связи с этим спикер предложил установить нормы приостановления страховых взносов, а также увеличить срок, после которого компания с нулевой отчетностью ликвидируется. Также, по мнению Осипенко, требуется разработка специальной программы ФСИН, в рамках которой по поручению предпринимателя можно было осуществлять деятельность по ликвидации или финансовому оздоровлению предприятия.

Бизнес-план для колонии

На этом предложения не закончились, спикер рассказал о пилотном запуске программы бизнес-инкубатора во ФСИН.  «Нужно давать возможность предпринимателям не терять умения в местах лишения свободы. Они могли бы руководить рабочими площадками на территории колоний. ФСИН, обладая огромной инфраструктурой, использует лишь 5% своих мощностей. Более того, предприниматели опытнее, чем работники ФСИН в вопросах управления производством. Впоследствии они могли бы продолжить работу с ФСИН, размещая заказы на их площадях», — пояснил Осипенко.

В беседе с корреспондентом PASMI он объяснил структуру работы такого бизнес-инкубатора. Как известно, после выхода из тюрьмы, предприниматель не может учредить компанию или занять руководящую должность. Поэтому нужна реабилитация в виде взаимодействия с ФСИН: бизнесмен вместе с экономистами пишет план, допустим, на производство гвоздей. Проект проходит защиту, а после ФСИН выделяет собственные мощности для предпринимателя.

Таким образом, служба исполнения наказаний помогает не только самому бизнесмену, но и заключенным, которые получают новые рабочие места, квалификацию и знания: в дальнейшем другой заключенный сможет воспользоваться такой же схемой.

Самые свежие новости на нашем Яндекс.Дзен канале

ТОП 5

Пять гостиниц, кинотеатр и особнячок в Вене — чем можно разжиться за бесценок у Собянина 88710 Итоги дня: поместье генерала ФСО, квартира сына генерала ФСБ и новое дело «Росгосстраха» 62943 Бюджетные миллиарды в «молоко» — крупнейший агрохолдинг в России на пути к банкротству 52423 Депутат-мажор: папа из Кремля и быстрая политическая карьера 46763 Кремль решил судьбу Бортникова и Колокольцева 38378

От прокурорской мести полицейским до тайн Газпрома

Журналистские расследования: итоги недели 9-15 сентября

Глава Росалкоголя - преступление без наказания

Извините, ошиблись: четыре года ссылки для жертвы Росалкоголя, судей и ФСБ

Генпрокурор проверит дело о взятках чекистов и служителей Фемиды

Сотрудники РАР стали фигурантами дела о воспрепятствовании бизнесу

Алкогольное опьянение ФСБ: кто курирует теневой рынок после Чуяна

От перестановки глав РАР схемы не меняются

Экс-глава РАР сбежал, «короли портвейна» процветают

Подчиненные Игоря Чуяна не дали умереть теневому алкогольному рынку

Читать все материалы

Абсурдные приговоры коррупционерам: Вы в курсе, Вячеслав Лебедев?

Как служители Фемиды поощряют взяточников и расхитителей бюджетов

Борьба с коррупцией — оценивает общество

Давление на предпринимателей не снижается — бизнес-омбудсмен не справляется

Опросы общественного мнения показывают печальные итоги защиты бизнеса в России

Две трети россиян сочли обычной практикой фальсификацию полицией «наркотических» дел

Опять двойка: общество не оценило антикоррупционных усилий Путина

Опрос показал — россияне не верят в эффективность действий президента в борьбе с коррупцией

Реформа ФСБ — все ждут, никто не верит

Общество уверено в необходимости чистки рядов спецслужб

Читать все материалы

Любимчики Алексея Миллера — кто наживает миллиарды на газовой госкорпорации

«Газпром» дает больше выгоды подрядчикам и лоббистам, чем родному государству

Как силовики отчитались перед Москвой: массовое отравление на авиазаводе не раскрыто

Полиция угрозами выбила явку с повинной вместо объективного расследования

Лебедев или Медведев: для кого освободили кресло главного судьи РФ

В чем причины досрочного объявления о вакансии на должность председателя ВС РФ

Коррупционные скандалы в Минобороны

Экс-замкомандующего армии в Забайкалье навымогал мелких взяток на пять лет колонии

Минобороны требует 600 млн рублей с двух осужденных за злоупотребления офицеров

Крупного инженера из Минобороны заставили расплатиться за взятку деньгами

Ни за газ и ни за свет: Шойгу берет пример с Сердюкова

Коммунальщики годами воюют со структурами Минобороны из-за многомиллиардных задолженностей

Читать все материалы

От коммунальных долгов Шойгу до миллиардеров в ФСО и мэрии Собянина

Журналистские расследования: итоги недели 2-8 сентября