Сообщить
о коррупции
Сообщить
о коррупции
Сообщить
о коррупции

Протеже заместителя Шойгу выйдет сухой из воды?

Объекты затянувшейся стройки «новой Васильевой» приняты без экспертизы безопасности

Комиссия Минобороны подписала акты приемки объектов воинской части в Сергиевом Посаде для научной роты ядерщиков, которые должны быть сданы еще три года назад. Ввод в эксплуатацию одобрили, несмотря на отсутствие необходимой экспертизы качества работ. Информированный источник ПАСМИ из подмосковного военного городка сообщил, что подрядчик оказывал давление на членов комиссии, ссылаясь на связи фирмы с начальницей коммунального департамента Минобороны Наталией Красавцевой и заместителем Сергея Шойгу Тимуром Ивановым.

История Наталии Красавцевой, которая получила высокий пост в Минобороны, несмотря на срыв ряда контрактов, похоже, завершится без судебных разбирательств со стороны государственного заказчика. Фирму «второй Васильевой», как ранее выяснило ПАСМИ, завел на объект вне конкурса экс-руководитель главного Управления обустройства войск (ГУОВ) и нынешний заместитель Сергея Шойгу Тимур Иванов. Однако теперь обнаружилось, что ради лоббирования интересов «своих людей» пришлось пожертвовать не только конкурентными торгами, но и необходимыми экспертизами качества, безопасности, а также оценкой сметной стоимости работ.

Справился ли Сергей Шойгу со своими задачами на посту министра обороны?

Опасный проект

В распоряжении ПАСМИ оказались документы и свидетельства, раскрывающие новые факты нарушений при проведении капитального ремонта в сергиево-посадской военной части № 14118.

Напомним: в ходе предыдущих расследований наша редакция выяснила, что по условиям госконтракта все объекты — казарму, клуб, столовую и плацдарм — необходимо было сдать в эксплуатацию в декабре 2015 года. Сумма договора составляла 152 млн рублей, из них 50 млн было перечислено в виде аванса. Подрядчик — фирма «Веста», которой владела нынешняя начальница Департамента Минобороны Наталия Красавцева, был запущен на объект еще до начала конкурсных процедур по личному разрешению Тимура Иванова, руководителя ГУОВ.

Итогом стало затягивание работ на три года вместо одного месяца. При этом судебные претензии от ГУОВ к исполнителю не выдвигались. Более того, ведомством Тимура Иванова было сделано все, чтобы санкции не последовали в дальнейшем: исполнение контракта от обанкротившейся «Весты» передали ее дочке — ООО «Компания Веста».

Теперь выяснилась еще одна важная деталь: оценка состояния военных объектов, судя по всему, была изначально проведена неверно — здания требовали не капремонта, а реконструкции, поскольку работы затрагивали несущие конструкции: требовалась их замена, усиление, в некоторых местах — надстройка кровли и перекладка значительной части сгнивших наружных стен.

Здесь следует пояснить, что по нормативным актам к реконструкции предъявляются куда более жесткие требования, чем к ремонту: должна проходить государственная экспертиза проекта и стоимости работ с обязательной процедурой получения соответствующего разрешения и надзора за ходом строительства.

Ремонт или реконструкция?

Судя, по всему, подмена понятий была допущена сознательно. ПАСМИ удалось связаться с компанией ООО НПП «Кит», которая в 2015 году занималась разработкой проектной документации, и там заявили, что зданиям требовалась именно реконструкция, причем серьезная.

«В нашем заключении указывалось, что здания нуждаются в демонтаже железобетонных перекрытий и усилении несущих конструкций, поскольку, к примеру, в казарме по всем трем этажам отходила стена более чем на полметра, и здание просматривалось насквозь. А в клубе из-за многолетней протечки крыши и ежегодного замерзания-оттаивания влаги оголилась арматура, провисли плиты покрытия, вся конструкция находилась в аварийном состоянии. Ни о каком ремонте там и речи идти не могло — только замена», — рассказал главный инженер проектов Павел Г.

Это заключение не устроило компанию «Веста», ее представители начали добиваться, чтобы термин «реконструкция» в проектной документации был заменен на «ремонт».

Документальное подтверждение этого ПАСМИ обнаружило в переписке подрядчика с другой фирмой — «Арсенал», привлеченной к выполнению всего комплекса работ в воинской части. В официальном документе, подписанным руководителем проекта ООО «Веста» Д.Н. Машохой, прямо требуется «убрать слово реконструкция» и «прочий бред» из проекта работ по казарме.

Контракт любой ценой

Нежелание оформлять проводимые на военной базе работы как реконструкцию имеет свои простые причины.

Дело в том, что в 2015 году в Минобороны за проведение работ по реконструкции объектов отвечал «Спецстрой», которым руководил Александр Волосов. Проведение же ремонтов курировал ГУОВ, ведомство Тимура Иванова, с которым были заключены все госконтракты «Весты», а с самим Ивановым Красавцева, судя по всему, имела неформальные отношения.

Должен ли уйти в отставку замглавы Минобороны Тимур Иванов, если проверка подтвердит допущенные им нарушения?

Таким образом, смена статуса работ с ремонта на реконструкцию обязательно должна была повлечь за собой изъятие объекта из сферы влияния Иванова и передачу его в Спецстрой с расторжением заключенного с ГУОВ контракта и возвратом аванса, полученного «Вестой».

Кстати, на несоответствие проводимых в военном городке работ понятию «капитальный ремонт» уже в 2016-ом году указали эксперты Управления капитального строительства Минобороны.

Аналогичное замечание фирме «Веста» было сделано и в ходе проверки военной прокуратуры Сергиево-Посадского гарнизона, данный вопрос даже был вынесен на рассмотрение арбитражного суда.

Проверка под давлением

Однако, все эти замечания не помешали Красавцевой заключать новые госконтракты, осваивая бюджетные средства, а затем стать госчиновницей и возглавить в 2017 году департамент Министерства обороны, отвечающий за эксплуатацию объектов воинских частей.

Правда, после серии публикаций ПАСМИ о прошлых заслугах «второй Васильевой» проверки долгостроя в военной части № 14118 всё же активизировались. За два месяца — с момента выхода первого материала — объект посетило две комиссии.

Сначала ход выполнения условий государственного контракта оценили представители Главной военной прокуратуры. Команду руководителю ведомства Валерию Петрову, по информации ПАСМИ, дал лично Сергей Шойгу. Для оценки деятельности подрядчика ГВП привлекло независимую экспертную организацию. Выводы специалистов пока неизвестны.

Вторая комиссия, в состав которой входили представители ГУОВ, Минобороны и сергиево-посадской военной части, начала работу в октябре 2018.

По данным собеседника ПАСМИ, близкого к гарнизону, проверка проводилась достаточно тщательно, но во время фиксации замечаний представители «Компании Веста» намекали, что ревизорам следует быть менее внимательными, поскольку у фирмы есть высокие покровители в Минобороны. При этом назывались фамилии Красавцевой и Иванова.

Итогом осмотра стало подписание актов приемки казармы и столовой. Начало работ почему-то обозначено 2016 годом. Замечаний у членов комиссии, судя по документам, переданным в редакцию, не возникло. Работы в клубе и по внутренним сетям еще продолжаются.

Самые свежие новости на нашем Яндекс.Дзен канале

Тайны МГИМО: ректорский дворец, списанные диссертации и дипломы для троечников-мажоров

Как элитарный вуз стал местом обогащения, очковтирательства и клановости

Край перелетных губернаторов: куда смотрели челябинские силовики

Почему сразу двум главам Челябинской области удалось избежать уголовного наказания

Глава Росалкоголя - преступление без наказания

Наследие империи Чуяна: глава РАР сбежал, уголовные дела продолжаются

Заявитель о преступлениях экс-руководителя Росалкоголя сам обвинен в мошенничестве

У экс-главы РАР Чуяна арестовали недвижимость на 260 млн рублей

Извините, ошиблись: четыре года ссылки для жертвы Росалкоголя, судей и ФСБ

Генпрокурор проверит дело о взятках чекистов и служителей Фемиды

Сотрудники РАР стали фигурантами дела о воспрепятствовании бизнесу

Читать все материалы

Кому тюрьма, а кому — мать родна: как ФСИН осваивает миллиарды

Кто наживается на госзакупках тюремного ведомства

Госзакупки для своих: чрезвычайные ситуации как выгодный бизнес

Ростовские предприниматели жалуются на коррупцию в сфере пожарной безопасности

Особняки в обмен на оружие — как богатеют топ-менеджеры Чемезова

Малолетние внуки главы «Рособоронэкспорта» оказались владельцами миллиардного поместья

Борьба с коррупцией — оценивает общество

Россиянам все больше нравятся теневые доходы

Рост коррупции за прошедший год ощутили почти четверть россиян

Давление на предпринимателей не снижается — бизнес-омбудсмен не справляется

Опросы общественного мнения показывают печальные итоги защиты бизнеса в России

Две трети россиян сочли обычной практикой фальсификацию полицией «наркотических» дел

Читать все материалы

Заплати штраф и спи спокойно — как суд выгораживает коррупционеров

Рейтинг абсурдных приговоров по делам о взятках и хищениях

Миллиард из бюджета за бизнес для мамы — как зам Собянина совмещает личное и общественное

Вице-мэр Москвы Ликсутов отдает крупные тендеры деловому партнеру матери-пенсионерки

Сто миллионов для опера — как полиция с чеченской мафией разводит бизнесменов

Эксклюзивное интервью предпринимателя о рейдерстве и вымогательстве с участием сотрудников МВД

Коррупционные скандалы в Минобороны

Более 200 млн рублей из бюджета Минобороны потратят на средства внутренней пропаганды

Замглавы Генштаба ВС РФ стал фигурантом дела о мошенничестве в «Воентелекоме»

Чиновник Минобороны из ракетного центра осужден за 27 млн рублей взяток

Экс-гендиректор «Воентелекома» заключил соглашение с прокурором и покинул СИЗО

Читать все материалы

Отцы и дети во власти, сюрприз от ФСО и пропажа миллиардной трубы

Журналистские расследования: итоги недели 7 — 13 октября

Критика для Чайки, ФСИН для ФСБ, а Кудрин для кино

Антикоррупционная политика: итоги недели 7-13 октября