Сообщить о коррупции Рубрики
Подписывайтесь на наш Telegram

ТОП 5

Счет в Швейцарии и связь с олигархом — Пескова подводит жена 124535 Четыре года тюрьмы за отказ соседке со связями 68185 ФСБ в полиции, преступное сообщество миллиардера и замминистра на крючке 60434 Страшная месть: 10 миллиардов, ФСБ и чайкины дети 57411 Поместья, виллы и пентхаусы — богатая коллекция Шувалова 56333

Бизнес-арестанты ждут закона «Год за два»

Практика многолетних сроков ареста предпринимателей может быть прекращена

Александр Хуруджи, общественный уполномоченный по защите прав предпринимателей, находящихся под стражей, правозащитник.

Есть в нашей стране устоявшаяся практика: посадить человека в СИЗО и в дальнейшем затянуть рассмотрение дела. В ход идут самые разные способы. Продление содержания под стражей превращено в пустую формальность. При этом иногда следователи годами не бывают у своих подследственных, находящихся под арестом. Однако есть один способ, который разгрузит следственные органы, камеры изоляторов и не нарушит принципов неотвратимости наказания.

Необходимость принятия и применения закона «Год за два» в российской системе правосудия назрела давно. В первую очередь, это отразится на сокращении сроках следствия, которые по сложившейся практике могут затянуться на годы. В случае применения нового закона, арестанта, проведшего в СИЗО половину срока, предусмотренного статьей обвинения, автоматически освободят из-под стражи. Такое мнение высказал Александр Хуруджи, общественный уполномоченный по защите прав предпринимателей, находящихся под стражей.

«Несмотря на прописанную в законе исключительность применения заключения под стражу как меры пресечения, она используется повсеместно как инструмент давления, делая человека беззащитным», — считает правозащитник.

ФКУ СИЗО — 3 ГУФСИН России по Ростовской области. Фото: 61.fsin.su

Как пример, Хуруджи назвал дело бизнесмена Юрия Осипенко, который восьмой год находится в СИЗО города Новочеркасск в Ростовской области. Это своего рода рекорд среди уголовных дел по экономическим составам: 6 лет под стражей без предъявления обвинения, меру пресечения продлевали 28 раз.
В сентябре 2016 года Юрию Осипенко вынесли приговор — 9 лет тюрьмы, и с тех пор суд не может приступить к рассмотрению дела в апелляционном порядке. Все это время предприниматель находится в СИЗО.

Чем больше предпринимателя держат под стражей, тем меньше вероятность справедливого решения

Напомним, в 2008 году Осипенко проходил свидетелем по делу о хищении денег у пайщиков кредитного кооператива «Инвестор-98», который, по сути, представлял собой пирамиду. В 2009 году при странных обстоятельствах началось его уголовное преследование по ст. 159 УК РФ «Мошенничество». Далее, его обвинили по ст. 174 УК РФ «Легализация (отмывание) денежных средств, или иного имущества, приобретенного другими лицами преступным путем». 5 июня 2010 года предпринимателя поместили в СИЗО. Через месяц уголовное преследование по ст. 174 УК РФ прекратили, а обвинение продолжили по статьям 159 и 160 «Присвоение или растрата». Более чем через 6 лет обвинение по ст. 159 УК РФ суд признал ошибочным, в итоге предпринимателя осудили по ст. 160 УК РФ. При этом дело рассмотрели с грубейшими нарушениями: заседания шли в закрытом режиме, а обвиняемого удалили с процесса.

По мнению Хуруджи, чем больше предпринимателя держат под стражей, тем меньше вероятность справедливого решения. Потому что суд уже защищает не закон и права человека, а себя, пытаясь уйти от ответственности за ранее вынесенные незаконные решения. Если бы закон «Год за два» приняли, то, конечно, Юрия Осипенко бы уже освободили.

«Что такое год, пять, семь лет в СИЗО — трудно объяснить людям, которые не представляют, что значит лишиться свободы. В колонии, в отличие от СИЗО, осужденные имеют право на прогулки, посещать библиотеку, участвовать в общественной жизни исправительного учреждения. Условия содержания в изоляторе можно приравнять к пыткам. Обвиняемый весь срок ареста не покидает, как правило, переполненную камеру в ожидании решения суда. Принятие закона позволит серьёзно снизить эту нагрузку на СИЗО», — рассуждает правозащитник.

По его словам, закон также затронет обвиняемых по ч. 4 ст. 159 УК РФ «Мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере», которые совершили преступление впервые. Если человек пробыл в местах заключения более половины срока, то по закону «Год за два» его можно отпускать. Потому что этот гражданин, теоретически, даже если его осудят — уже отсидел положенный срок.

«По сути, это позволит снять обвинения без разбирательства на тему кто прав, кто виноват. В первую очередь, разгрузятся суды. А лица, которые подвергаются уголовному преследованию, смогут освободиться намного раньше», — считает Хуруджи.

Изначально предполагали применять закон только в отношении преступлений средней тяжести. Есть мнение, что различия по составам преступления делать не стоит, продолжает правозащитник. Потому что к особо тяжким преступлениям сегодня относят, к примеру, ст. 210 УК РФ «Организация преступного сообщества». И многих предпринимателей по-прежнему осуждают по этой статье, которая предусматривает наказание до 20 лет лишения свободы. Это разрушит семьи, а также бизнес, оставив не выплаченные кредиты и брошенную собственность. А вот для недобросовестных правоохранителей это отличный способ возбудить дело по ст. 210 УК РФ, для того чтобы как можно дольше не выпускать человека из-под стражи.

К сожалению, власти пока не очень обеспокоены тем фактом, что на территории, где они должны заниматься улучшением бизнес-климата, силовики и судейское сообщество ставят свои печальные антирекорды, подобные делу Юрия Осипенко. Это вселяет в предпринимателей опасения за сохранность своего бизнеса. Может, власти уже пора обратить внимание на закон, который давно витает в воздухе,  и тогда запятая в предложении «Казнить нельзя помиловать» найдет свое место.

Самые свежие новости на нашем Яндекс.Дзен канале

ТОП 5

Счет в Швейцарии и связь с олигархом — Пескова подводит жена 124535 Четыре года тюрьмы за отказ соседке со связями 68185 ФСБ в полиции, преступное сообщество миллиардера и замминистра на крючке 60434 Страшная месть: 10 миллиардов, ФСБ и чайкины дети 57411 Поместья, виллы и пентхаусы — богатая коллекция Шувалова 56333

Суд заметает следы, а депутаты прячут шикарные квартиры и отели

Журналистские расследования: итоги недели 11-17 февраля

Глава Росалкоголя - преступление без наказания

Десять лет коррупции Игоря Чуяна: ошибка Путина и провал ФСБ

Топ расследований ушедшего года — дело Росалкоголя

Когда глава Росалкоголя пресечет нелегальные доходы Чуяна, разыскиваемого СКР

Рынок паленого алкоголя остается под контролем обвиняемого в коррупции экс-главы РАР

Депутат Бифов хочет вернуть себе титул «водочного короля»

Парламентарий пытается лоббировать назначение «нужных» людей на ключевые должности алкогольной сферы

Будущего зампреда Верховного суда обвиняют во взятке в 7 млн долларов

Бизнесмен требует проверки на полиграфе кандидата в заместители Вячеслава Лебедева

Читать все материалы

Борьбу губернатора за имидж подпортили нескромные закупки

Найдены подтверждения информации, за которую глава Тамбовской области хочет засудить журналиста

Вице-спикер, сын Жириновского, испанский отельер

Заграничная недвижимость в сотни миллионов рублей обнаружилась у депутата Госдумы Игоря Лебедева

Борьба с коррупцией — оценивает общество

Репутацию Шойгу подкосила коррупция в Минобороны

Анализ общественного мнения показывает, что глава военного ведомства теряет былую популярность

Общество требует чистки рядов силовых ведомств России

Подавляющее большинство уверено, что правоохранительные структуры поражены коррупцией

Иностранный агент vs кремлевский проект — кто кого?

Сравниваем уровень одобрения антикоррупционной деятельности ОНФ и «Трансперенси Интернешнл»

Навальный и ФБК — верхи травят, низы одобряют

Деятельность Фонда противодействия коррупции поддерживает большинство

Читать все материалы

Народные избранники работают на Миллера и Чемезова

Как профильные комитеты Думы лоббируют интересы крупных компаний

Власть беззакония и подлости — кого обвинял убитый антикоррупционер

Полицейские, прокуроры, судьи — чье бездействие привело к преступлению

Как прокурор уничтожает инвестпривлекательность региона

Скандальный конфликт высокопоставленного силовика и губернатора с бизнесменом

Коррупционные скандалы в Минобороны

Зам Шойгу и «новая Васильева» на освоении военного бюджета

Топ расследований 2018 года — дело Минобороны

От солдата до мэра — как собирают деньги на храм Минобороны

Москва отказалась от денег за рекламу церкви вооруженных сил, а военные сообщают о принуждении к пожертвованиям

У лидера ОПГ нашли связи с руководством СК, ФСБ и Минобороны

Криминальный и силовые авторитеты: прослушки телефонов

Сколько бюджетных миллиардов потратили чиновники на празднование Нового 2019 года

Шары с зенитками, икорницы с гжелью и березовые флешки — на что горазда праздничная фантазия госслужащих

Читать все материалы

Скорая помощь — в частные и не очень чистые руки

Медпомощь в Кемерове приватизирует красноярский экс-министр, имевший проблемы с законом

Кто стоит за убийством борца с коррупцией

Адвокат убитого антикоррупционера изложил свою версию преступления

Небоскребы и миллиарды из бюджета под предлогом экономии

Во сколько обойдется налогоплательщикам переезд трех министерств в «Москва-Сити»

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: