Сообщить
о коррупции
Сообщить
о коррупции
Сообщить
о коррупции

«Досудебка» добьет бизнес

Предприниматели годами сидят в СИЗО, счета арестовывают, бизнес полностью блокируют. Пока следствие разбирается, кто прав, останавливаются огромные производства, десятки, а то и сотни рабочих остаются на улице. Президент давно обратил внимание правоохранителей и судей на эту проблему. Теперь генпрокурор поднял ещё одну сложную тему – заключение досудебных соглашений. Если раньше они представляли опасность для фигурантов дел о наркотиках и оргпреступности, то теперь «досудебка» пришла в бизнес.

Каждый может стать заказчиком убийства

Оренбургскую область потрясли новости о том, что депутат Законодательного собрания, почетный меценат Оренбурга и известный предприниматель Виктор Иоаниди обвиняется в покушение на убийство четырёх человек, включая двух малолетних детей. Суд приговорил Иоаниди к 9,5 годам лишения свободы. Основной мотив, по мнению суда, — желание Иоаниди забрать бизнес потерпевшего Журата Давидова, владельца крупной овощебазы в Оренбурге. Этот бизнес в разы меньше холдинга Иоаниди, в который входят автосалон, гостиница и ряд объектов, приносящих регулярный доход.

Депутата от Единой России осудили за покушение на убийство 4 человек

Основным доказательством вины Иоаниди стали показания Станислава Муравьева, недавно освободившегося из колонии и проведшего там почти половину своей жизни. Муравьев действительно не раз заявлял о желании завладеть фруктово-овощным бизнесом и признался в том, что готовил покушение. Но, когда следствие вышло на этап ознакомления с делом, Муравьев ужаснулся – его вина была доказана, и как рецидивисту ему грозило не меньше 12 лет. Перспектива получить лишь половину, вероятно, увлекла молодого человека, но по правилам «досудебки» нужно было кого-то «сдать». Тогда в деле появился «заказчик» — Виктор Иоаниди.

«В самом начале расследования моего доверителя привлекли в качестве свидетеля, и до конца следствия он был свидетелем, позиция прокуратуры поменялась уже после завершения расследования, что само по себе недопустимо. Кстати, за все это время он ни разу не поменял своих показаний», — говорит адвокат Иоаниди Павел Лапшов.

Разные позиции генпрокурора и прокуратуры

«Лично я ─ категорический противник таких соглашений, — рассказал генпрокурор Юрий Чайка о своем отношении к досудебным соглашениям. — Это создает неравные условия. Пошедший на сделку с правосудием может умышленно оговорить других обвиняемых, отделаться относительно мягким приговором, а остальных потом осудят по полной программе на основании полученных показаний».

«Понимаете, уже есть решение суда, и оно не в пользу человека. Да, формально это решение не является преюдицией. Но оно уже вступило в законную силу, его никуда не денешь. Соглашение — это база для дальнейшего обвинительного приговора. В любом случае все это на руку правоохранительным органам»,- рассказывает ПАСМИ известный адвокат Андрей Князев.

Правоохранительные органы действительно научились делать на «досудебках» хорошую статистику: ведь каждое соглашение — это отдельное раскрытое уголовное дело.

«Недавно было дело: по одному преступлению 11 досудебных соглашений, то есть, 11 уголовных дел – все участники группового преступления заключили досудебное соглашения», — рассказывает Павел Лапшов.

Нарушений не видят ни прокуратура, ни суд  

Основной смысл досудебных соглашений – обвиняемый сообщает новые, не известные следствию сведения.

Так при расследовании дела Иоаниди единственной новой информацией являлись сведения о возможном тайном заказчике.  У следствия были доказательства того, что Иоаниди и Муравьев общались. Для обвинения в особо тяжком преступлении этого явно было мало. И тогда в деле появились два засекреченных свидетеля Ворошилов и Морковкин – об этих людях ничего не известно, к ним применили меры госзащиты. Засекреченные свидетели якобы боялись за свою безопасность. Именно они увязали всех участников дела вместе. Когда судья спросил засекреченного свидетеля Ворошилова, откуда ему стало известно о намерении Иоаниди убить Давидова и всех членов его семьи, Ворошилов ответил – из средств массовой информации. Судья вычеркнул показания свидетеля из перечня доказательств, а руководителю Следственного комитета дал указание привлечь следователя к ответственности за использования мер госбезопасности для свидетеля, который в них не нуждался. Ворошилов был совершенно бесполезен как свидетель обвинения, но массовку создал.

Это лишь одно из множества нарушений, допущенных правоохранителями при расследовании дела. Прокуратура Оренбургской области, куда Генеральная прокуратура спускает обращения Иоаниди, не дает оценку своим же действиям по заключению досудебного соглашения на этапе ознакомления с делом, то есть в тот момент, когда следствие уже окончено и все обстоятельства преступления установлены.

Судья Ленинского районного суда Оренбурга Виктор Афанаскин к тому же включил приговор Муравьеву в перечень доказательств по делу Иоаниди, что само по себе недопустимо.

Рецидивист Муравьев получил 6 лет лишения свободы, в то время как человек, более 10 лет  возглавлявший фонд поддержки партии «Единая Россия» получил 9,5 лет тюрьмы.

Это как раз та ситуация, о которой говорил Юрий Чайка – обратная сторона соглашений о сотрудничестве. Оценку нарушениям теперь даст Оренбургский областной суд – апелляция по делу состоится 24 мая.

Общественность боится «непредпринимательской» статьи

Ростовского предпринимателя Александра Хуруджи в суде признали невиновным

Из партии Виктора Иоаниди, кстати, не исключили. Однако политики и представители партии не спешат вступать в спор с правоохранителями и судебной властью. Интересно и то, что до вступления приговора в законную силу Иоаниди оставили под домашним арестом. Это беспрецедентный случай, когда опасный преступник, покусившийся на жизнь четырех человек, включая детей, сидит дома в браслете.

Уполномоченный по защите прав предпринимателей в Оренбургской области Виктор Коршунов намерен защищать позицию Иоаниди именно как предпринимателя. Центр общественный процедур «Бизнес против коррупции» в Оренбургской области проанализировал дело и пришёл к выводу: досудебное соглашение использовано как инструмент, чтобы ликвидировать конкретного бизнесмена.

«Дело не в соглашении, а в объективности и чистоплотности расследования. Инструмент досудебного соглашения может использоваться как во благо предпринимателя, так и против него. На подсудимого могут надавить с помощью него, тем самым, направив следствие в нужное для заинтересованных лиц русло», —  говорит глава экспертно-правовой службы бизнес-омбудсмена Бориса Титова Алексей Рябов.

Непредпринимательская статья «покушение на убийство» заставляет многих остаться в стороне. В кулуарах власти говорят о том, что Иоаниди не виновен, при этом публично никто об этом не заявляет.

А был бы оправдан бизнесмен Александр Хуруджи, если бы бизнес-омбудсмен и общественность не уделили этому делу столь пристальное внимание?

Возможно, ненужные предпринимателя перестанут повально быть мошенниками, а окажутся наркоманами, убийцами и насильниками.

Самые свежие новости на нашем Яндекс.Дзен канале

Loading...
Loading...