17.04.2017 / 06:10

Депутата от Единой России осудили за покушение на убийство 4 человек

Виктор Иоаниди 40 лет проработал в родном Оренбурге, создал стабильный бизнес, дал рабочие места сотням людей, был депутатом Заксобрания, принял участие в строительстве не одной церкви и помог не одному детскому дому, прежде чем его обвинили в покушении на убийство четырех человек, включая двух маленьких детей. Обвинения построены на показаниях рецидивиста, полжизни проведшего за решеткой. Но, несмотря на это, приговор состоялся, почетному меценату Оренбурга Виктору Иоаниди дали 9,5 лет.

«Оставь нам с матерью немного на похороны, а остальное бери — начинай свое дело»  

В Оренбурге нет такого человека, который не знал бы Виктора Иоаниди. Более 25 лет он возглавлял «Оренбург-Лада», продвигая отечественного производителя и в советское время, и в годы перестройки, и в современных условиях жесткой конкуренции.

%d0%b8%d0%b0%d0%bd%d0%b8%d0%b4%d0%b8-1

«Сейчас пишут, что я в 90-е наворовал, чтобы построить свой бизнес, — улыбается Виктор Иванович. – В конце 80-х «Автоваз» решили акционировать, и нам, всем первым руководителям, предложили приобрести пакет акций. Я пришел к отцу — рассказал, он отдал мне свою сберкнижку и сказал: оставь нам с матерью немного на похороны, а остальное бери, начинай свое дело. Там было 35 000 рублей, огромная сумма, накопленная моими родителями за всю жизнь».

Машины в то время были дефицитом, и к Иоаниди обращались все, от рабочих до больших чинов горисполкома – знали, поможет с поиском нужного авто и рассрочкой платежа. Даже бандиты не трогали «Ладу» — и предприятие слишком крупное, и директор слишком принципиальный. Так рассказывают про него в высоких кабинетах администрации губернатора Оренбургской области Юрия Берга. Рассказывают не под запись, после истории, случившейся с Виктором Ивановичем, публично стараются не заступаться, хотя тет-а-тет говорят прямо: «Мы уверены, что это неправда».

35 тысяч советских рублей — с этих, взятых у родителей денег, началась бизнес-карьера Виктора Иоаниди

«Иваныч» поможет

Много лет Виктор Иоаниди был знаком с Раисой Муравьевой. У Раисы есть сын Станислав Муравьев, у Стаса тяжелая судьба – почти половину своей жизни он провел за решеткой.  Иоаниди время от времени старался помогать своей знакомой.  Освободившись, Стас сразу отправился к «Иванычу», чтобы попросить помощи в устройстве на работу. На зоне Муравьев был так называемым «положенцем», то есть не работал, поэтому и на воле у него не было большого желания трудиться, Стас хотел именно управлять и руководить.  Однажды Муравьев пришел к Иоаниди и сказал, что хочет организовать бизнес по поставке овощей и фруктов из Узбекистана.  Иоаниди отговаривал Стаса, объясняя, что бизнес этот очень сложный и коррумпированный. Но Муравьев объяснил – заниматься непосредственным управлением будет его товарищ. «Какая помощь нужна от меня?» — спросил Иоаниди. Муравьев попросил консультации. Бухгалтера и аудитора, Иоаниди заверил его, что с этим поможет.

О том, что действительно задумал Муравьев, Виктор Иоаниди узнает только в кабинете следователя, куда его доставят через несколько месяцев

Подготовка к убийству

Эту часть истории мы воссоздаем по показаниям участников дела. Муравьев уже осужден и находится в СИЗО. 

В колонии Муравьев сидел вместе с Фазлиддином Джумабаевым, которого все, включая следователей, называют Федей. Федя познакомился с Муравьевым в колонии.

«Он был «блатным», а я рабочим», — поясняет Федя.

Именно Федя рассказал Муравьеву о Журате Давидове – владельце крупной овощебазы в Оренбурге. После освобождения Муравьев помог Феде устроиться на работу, при этом 70% заработка, Федя должен был отдавать «старшему товарищу».

Вскоре Муравьев предложил Феде устроиться на работу к Давидову.

«Муравьев ответил мне, что если я устроюсь на работу к Давидову, то в дальнейшем мы будем миллионерами, а если нет, то мне будет плохо жить в городе Оренбург, также Муравьев сказал мне, что он давно охотится за Давидовым», — рассказал следователю Федя.

Федя очень боялся расправы, поэтому соврал, что устроился на работу к Давидову. Муравьев требовал от Феди информации – какое у Давидова расписание, как он передвигается, где находится сейф.

Федя рассказывал, что придумывал на ходу. Муравьев спросил, сможет ли он прибить Давидова молотком, когда тот считает деньги. Федя ответил, что там нет столько денег, чтобы убивать. Но Муравьев пояснил – убить надо не из-за денег.

Станислав Муравьев принялся обучать Федю мастерству убийства, он привозил ему клофелин и отравленные иглы, учил стрелять из пистолета. Когда Стас понял, что Федя совершенно не способен убить, он дал ему задание просто отвезти киллера к дому Давидова.

Незадолго до этого Федя, поняв серьезность ситуации, пришел к Давидову и все ему рассказал. Вмешались правоохранительные органы, которые начали вести убийц.

Однажды Муравьев привел Федю к Иоаниди, рассказав Виктору Ивановичу, что именно с Федей они будут вести бизнес по доставке фруктов.  О Давидове на встрече не было сказано ни слова, но после выхода из кабинета Иоаниди, Стас дал понять Феде, что у Иваныча якобы есть люди, которые сделают ему новые документы и новую внешность после убийства.

Появление киллера

Виктор Бызгаев – давний знакомый Бориса Лушникова, близкого друга Виктора Иоаниди. Бызгаев из города Светлый Оренбургской области поехал в региональную столицу, чтобы купить новую машину. Лушников попросил Иоаниди помочь старому другу.

%d0%b0%d0%b2%d1%82%d0%be%d1%86%d0%b5%d0%bd%d1%82%d1%80-4

Иоаниди поселил Бызгаева у себя в гостинице, встретился  с ним, рассказал про акции и скидки на новый автомобиль.

Бызгаев оказался именно тем киллером, которого Федя должен был отвезти на убийство. Бызгаева задержали в автомобиле у дома Давидова. Оружия при нем не было. «На дело» он почему-то ехал без пистолета.

Появление Бызгаева в гостинице Иоаниди следствие трактует как признак их совместного приготовления к убийству, хотя Бызгаев никогда не давал показаний против Иоаниди. Оказавшись под следствием, Бызгаев воспользовался 51 статьей Конституции и не стал давать показаний. Он обещал все рассказать на суде, но до суда не дожил. При четвертой стадии рака следователи настаивали на том, чтобы оставить его в СИЗО, суд эти ходатайства удовлетворял. Бызгаева выпустили по состоянию здоровья за 10 дней до смерти. Все жалобы адвокатов так и остались без ответа.

Виктора Иоаниди признали свидетелем

К моменту задержания у оперативников было достаточно информации: они понимали, что Стас Муравьев организует убийство Давидова. Давидов и его семья в это время уже находились под защитой государства.

Задержали Муравьева и Бызгаева, также в СИЗО почему-то оказался Лушников, который никогда в жизни не видел Муравьева, и единственное, что сделал, — после звонка Бызгаева, с просьбой помочь купить машину, попросил Иоаниди поселить его в гостинице.

Федя стал свидетелем.

Виктора Иоаниди тоже привлекли в качестве свидетеля.

Сделка со следствием меняет все 

Задержание прошло в январе 2015 года, в ноябре расследование завершилось, и обвиняемые знакомились с делом.

На этапе ознакомления Стас Муравьев обращается к следователю с просьбой вернуть дело на дополнительное расследование и заключить с ним досудебное соглашение. Обязательное условие досудебного соглашения – обвиняемый сообщает следователю неизвестные ранее факты о преступлении, за что получает меньший срок.

Чайка - фото: rapsinews.ru

«Лично я ─ категорический противник таких соглашений, — рассказал недавно генпрокурор Юрий Чайка о своем отношении к досудебным соглашениям. — Это создает неравные условия. Пошедший на сделку с правосудием может умышленно оговорить других обвиняемых, отделаться относительно мягким приговором, а остальных потом осудят по полной программе на основании полученных показаний».

Контролирует ли Чайка своих прокуроров?

Именно так и получилось в Оренбурге. Заместитель прокурора области заключил досудебное соглашение с Муравьевым, и Стас «сдал» Иоаниди. Он рассказал следствию, что Иоаниди являлся заказчиком убийства Давидова. А сделал он это, чтобы захватить бизнес Давидова по продаже овощей и фруктов.

Засекреченные свидетели узнают информацию из СМИ 

Неожиданно в почти завершенном уголовном деле появляется новый фигурант – Иоаниди задерживают, и он дает ровно те же показания, что и почти год назад. Но Следственному комитету достаточно показаний уголовника, и Иоаниди предъявляют обвинение в организации убийства.

У следствия были доказательства того, что Иоаниди и Муравьев общались, а также факт встречи Иоаниди и Бызгаева в гостинице. Для обвинения в особо тяжком преступлении этого было явно мало. И тогда в деле появились два засекреченных свидетеля Ворошилов и Морковкин – об этих людях ничего не известно, к ним применили меры госзащиты. Засекреченные свидетели якобы боялись за свою безопасность. Именно они увязали всех участников дела вместе.

Морковкин заявил, что видел Лушникова, Бызгаева и Муравьева в ресторане. Иных доказательств, кроме «Морковкинских» показаний, нет.

Когда судья спросил засекреченного свидетеля Ворошилова, откуда ему стало известно о намерении Иоаниди убить Давидова и всех членов его семьи, Ворошилов ответил – из средств массовой информации

Судья вычеркнул показания свидетеля из перечня доказательств, а руководителю Следственного комитета дал указание привлечь следователя к ответственности за использования мер госбезопасности для свидетеля, который в них не нуждался. Ворошилов был совершенно бесполезен как свидетель обвинения, но массовку создал.

Мотив преступления не нужен

Самый главный вопрос по сей день остался без ответа. Зачем 65-летнему Иоаниди потребовалось убивать бизнесмена Давидова, его супругу и двух маленьких детей.

%d0%b0%d0%b2%d1%82%d0%be%d1%86%d0%b5%d0%bd%d1%82%d1%80-3

У Иоаниди крупный бизнес-холдинг: автосалон, гостиница и ряд объектов, которые приносят регулярный доход. Подобным образом дела обстоят и у Лушникова. Более того, суд так и не дал оценку тому факту, что Давидову принадлежит лишь 25% фруктово-овощной компании, а остальные 75% — разделены между двумя соучредителями. Убивать одного Давидова определенно было бессмысленно.

Момент, который не укладывается в голове ни у кого, — убийство малолетних детей. Всю свою жизнь Иоаниди помогал детским домам, у него самого трое детей и трое внуков. А мотив убийства малышей, по версии следствия, — ликвидация наследников бизнеса. Трехлетних наследников бизнеса.

 Кому выгодно

«Мы приехали в Генпрокуратуру, потому что надежда остается»

%d0%b8%d0%b0%d0%bd%d0%b8%d0%b4%d0%b82

В кулуарах Оренбургской администрации спорят – кому и зачем понадобилось посадить известного политика на 9,5 лет. Кто-то говорит, что цель – захватить бизнес Иоаниди. Но сам Виктор Иванович уверен, цель – не существующий бизнес, а будущий. Иоаниди выкупил землю на том участке «шелкового пути», где автотрасса пересекается с железной дорогой. Это идеальное место для строительства логистического центра, просто необходимого на границе с Казахстаном. Проект уже был одобрен. Появление логистического центра вывело бы теневой рынок «скоропорта» (как называют перевозку овощей и фруктов) в легальную плоскость. Все партии обязательно бы взвешивались, фиксировались настоящие объемы продукции, а главное, через логистический центр невозможно перевезти наркотики и запрещенные препараты, которые часто поступают в России из Азии именно с партиями овощей и фруктов. Мог ли легальный бизнес Иоаниди помешать наркомафии – это уже другой вопрос.

Рецидивист Муравьев получил 6 лет лишения свободы, в то время как человек, более 10 лет  возглавлявший фонд поддержки партии «Единая Россия» получил 9,5 лет тюрьмы.

Из партии его, кстати, не исключили. Однако политики и представители партии не спешат вступать в спор с правоохранителями и судебной властью.

Интересно и то, что до вступления приговора в законную силу Иоаниди и Лушникова оставили под домашним арестом. Это беспрецедентный случай, когда опасные преступники, покусившиеся на жизнь четырех человек, включая детей, сидят дома с браслетами.

Читать также:

Бизнесмен Олег Ситников: от крови скотч отклеился, и это меня спасло

Борьба с коррупцией: итоги недели

Сообщить о коррупции — мы опубликуем ваши материалы