Сообщить о коррупции Рубрики
Подписывайтесь на наш Telegram

ТОП 5

Пьяная драка охранников Медведева с полицией обернулась сроком — не для них 75999 «Газпром» взялся за активы пенсионерки-миллиардерши, «разбогатевшей» за его счет 50396 Как зам Бортникова и полковники-миллиардеры заметали следы — банковские игры ФСБ 40569 Сыну Золотова и матери Кабаевой оказалась не по карману аренда VIP-резиденций в Сочи 38271 По-тихому не получилось: кто вырастил и кто сдал полковника ФСБ Черкалина 28973

Дело ГУЭБиПК: высокая цена пробелов в законодательстве

Много ли найдется правоохранителей, желающих заниматься раскрытием коррупционных преступлений? Много ли найдется граждан, желающих на добровольной основе помогать оперативникам в решении этой сложной задачи? Много ли, в конце концов, найдется желающих заявить о факте коррупции, который стал им известен? Нет, нет и нет! Сегодня каждый знает: тот, кто преследует взяточников, сам может оказаться за решеткой. Тот, кто помогает борцам с коррупцией, тоже может получить судимость. Тот, кто мог бы стать заявителем о коррупции, побоится расправы со стороны своего руководства, о коррупционной деятельности которого он заявил. Сегодня закон не защищает ни правоохранителей, чей профессиональный долг – борьба с коррупцией, ни тех, кто им помогает, стремясь исполнить свой гражданский долг, ни тех, кто готов заявить о коррупции. Оказывается, одни и те же действия по выявлению коррупции можно трактовать как законные, так и как не законные – как заблагорассудится или как того потребует ситуация.

Оперативный эксперимент в поимке взяточника: за и против

imagesВ соответствии с Конституцией РФ, общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

В 1998 году Российская Федерация узаконила Конвенцию о защите прав человека и основных свобод, и этим взяла обязанность принимать в качестве законных решения Европейского Суда по правам человека, вынесенные по делам, по которым Российская Федерация выступала стороной.

И когда Европейский Суд начал рассматривать дела (это было в 2005-2006 годах), в рамках которых использовался оперативный эксперимент, он пришел к выводу: для того, чтобы получить санкции на проведение негласных (тайных) оперативных мероприятий, в ходе которых применяется модель симуляции преступного поведения, отечественная правовая база не состоятельна. В российском праве не урегулирован порядок производства этих мероприятий, не обозначены основные индикаторы, отличающие провокационные действия от законных оперативных.

ЕСПЧПрошло 10 лет, но те недостатки, которые в этой связи Европейский Суд предложил исправить в российской правовой базе, устранены не были.

Более того, в международных правовых актах стран-участников СНГ и в ведомственных приказах МВД России, ФСБ РФ и др. зафиксированы положения, которые обязывают сотрудников правоохранительных органов поступать иначе, чем предлагается Европейским Судом.

 

Решения Европейского Суда Российское законодательство (закон об ОРД и др.)
— оперативные сотрудники могут присоединиться к процессу, в рамках которого проверяемое лицо совершает преступление, но только после того, как оно совершило первые противоправные действия на пути к конечной преступной цели. Эти действия проверяемого лица должны начаться до того момента, как информация о них поступит в органы правопорядка — оперативные сотрудники должны искусственно создавать условия, которые будут максимально приближены к действительности, чтобы создать у проверяемого лица впечатление реально происходящего события или провести определенные опыты в полностью управляемых условиях

 

Таким образом, занимающиеся оперативно-розыскной деятельностью сотрудники правоохранительных органов оказались между молотом и наковальней – между требованиями Европейского суда и российского законодательства.

От лица — к преступлению

Борцы с коррупцией долго могут ждать появления человека, который придет, допустим, с заявлением о вымогательстве взятки. И могут никогда не дождаться. Одна из причин – ментальность россиянина, который, пусть и не приемлет взяточничество, но подношения делает. Дал взятку – решил проблему: быстро и результативно.

Закон об ОРДВ оперативно-розыскной деятельности есть два направления раскрытия преступления:  работа от совершенного преступления (т.е. существующего факта) к лицу и, наоборот, от проверяемого лица — к преступлению.

Борьба с коррупцией эффективна тогда, когда реализуется направление «от лица – к преступлению»: используются специальные криминалистические методы, с помощью которых взяточничество выявляется инициативно, в наступательном ключе. ПАСМИ немало писало о роли оперативного эксперимента как наиболее реального способа обнаружить коррупционеров.

При проведении оперативного эксперимента искусственно создается ситуация, в которой проверяемый чиновник оказывается перед выбором: совершить преступление или нет, получить взятку или отказаться.

Напомним, находящиеся в СИЗО Лефортово бывший руководитель ГУЭБиПК МВД России Денис Сугробов и его подчиненные обвиняются в провокации одной взятки, организации преступного сообщества и участии в нем и превышении должностных полномочий.  ПАСМИ немало уделяло внимания парадоксам обвинения по делу ГУЭБиПК.

В качестве события преступления Следственный комитет РФ рассматривает формальные нарушения при проведении оперативного эксперимента (например, неоформленные рапорты о первичных встречах оперативников  с подозреваемыми в коррупции). Это не является нарушением законности, тем более преступлением, это небрежное отношение  к правилам ведения оперативной документации, наказание за которое — дисциплинарная ответственность. Но Следственный Комитет считает по-другому.

От преступления – к лицу

В связи с несовершенством антикоррупционного законодательства в последнее время изменился акцент в направлениях деятельности по борьбе с коррупцией. Обратите внимание: сейчас большинство громких задержаний высокопоставленных лиц, которые проводятся преимущественно сотрудниками ФСБ, не являются результатом оперативного эксперимента, как часто было раньше. Коррупционеров-чиновников теперь задерживают по фактам совершенных ранее преступлений:  хищениям, злоупотреблениям и превышениям полномочий, мошенничеству и т.д. То есть сегодняшним принципом в раскрытии коррупционных  правонарушений стал принцип «от  преступления – к лицу»: при поимке взяточников теперь не стараются использовать инициативные методы.

Карикатура Евгения Крана
Карикатура Евгения Крана

Отказ от проведения оперативного эксперимента вполне оправдан: так безопаснее! На примере сотрудников ГУЭБиПК мы увидели, как (в случае чьей-либо заинтересованности) в любой момент можно превратиться из блюстителя закона в участника преступного сообщества. Кроме того, использование сегодня принципа «от лица — к преступлению» может дискредитировать существующую позицию Следственного Комитета РФ по делу ГУЭБиПК.

Очевидно, что сегодня количество задержаний подозреваемых в коррупции снизилось. Коррупционные преступления вообще раскрываются наиболее сложно из-за их высокой латентности. К примеру, взяточничество относится к преступлениям, в которых участвуют две стороны. В случае, когда один желает дать, а другой взять, нет потерпевшего, нет заинтересованного в установлении истины по делу, в выявлении преступления, в наказании виновных. Напротив, и та, и другая стороны стремятся скрыть преступление не только от правоохранительных органов, но и от окружающих. Этим объясняется высокая латентность коррупции.

Результат коллизии в законодательстве

Оставим за пределами публикации наши размышления о том, кому выгодно использовать пробелы в законодательной базе, регламентирующей отличие оперативного эксперимента от провокации. Отметим лишь, что из числа всех чиновников, которые подозревались в коррупции сотрудниками ГУЭБиПК МВД России и которые получили взятки в виде денежных средств в совокупном объеме более 500 млн рублей, единицы признаны потерпевшими по этому делу. Это бывшие сотрудники и руководители Росреестра Московской области Ольга Жданова и Алексей Акчурин, правительства Московской области – Сергей Найденов, Счетной палаты РФ  — Александр Михайлик, администрации города Смоленска — Константин Лазарев, член Совета Федерации Федерального собрания РФ Александр Коровников и др. Практически каждый из них признавался в содеянном, а некоторые заключали сделки со следствием. После возбуждения дела против сотрудников антикоррупционного Главка они изменили свою позицию и стали сообщать об оказании на них давления со стороны офицеров.

Кстати, положения ст.9 ФЗ «О противодействии коррупции» и ведомственных нормативных актов предусматривают обязанность чиновника сообщить работодателю, органам прокуратуры или другим государственным органам о том, что к нему поступило предложение взятки. Обратите внимание: ни один из задержанных чиновников не заявил о том, что получил такое предложение. Не является ли это еще одним подтверждением того, что они хотели получить взятку?

Правовые перспективы

Эдуард Исецкий, адвокат Дениса Сугробова, совместно с другими защитниками, представляющими интересы бывших сотрудников ГУЭБиПК МВД России, выступил с предложениями в Государственную Думу о внесении в законодательство РФ таких изменений, которые, с одной стороны, будут регламентировать соблюдение законности в области прав человека, с другой — обеспечат разъяснение критериев допустимого поведения при проведении оперативно-розыскных мероприятий, а также их границы. Тем самым сотрудники правоохранительных органов будут защищены от необоснованных обвинений в превышении служебных полномочий.

 Алена Подлесных

Читайте также

Вопросы о самом громком деле в правоохранительных органах

Мифы в информационной войне против ГУЭБиПК МВД России

СК РФ увидел новый мотив для создания преступного сообщества — борьба с коррупцией

Как подчиненные генерала Сугробова тонкую грань переступили…

Самые свежие новости на нашем Яндекс.Дзен канале

ТОП 5

Пьяная драка охранников Медведева с полицией обернулась сроком — не для них 75999 «Газпром» взялся за активы пенсионерки-миллиардерши, «разбогатевшей» за его счет 50396 Как зам Бортникова и полковники-миллиардеры заметали следы — банковские игры ФСБ 40569 Сыну Золотова и матери Кабаевой оказалась не по карману аренда VIP-резиденций в Сочи 38271 По-тихому не получилось: кто вырастил и кто сдал полковника ФСБ Черкалина 28973

ФСО охраняет офшоры — кому принадлежит тайная дача за 2 млрд

На Рублево-Успенском шоссе обнаружили резиденцию, принадлежащую офшорной компании с Британских Виргинских островов

Зам Юрия Чайки гордится достижениями прокуроров в сфере защиты бизнеса

Столыпинский форум собрал под одной крышей силовиков и опальных бизнесменов

Семейная приватизация Крыма: чем родня Аксенова зарабатывает на элитное жилье в Москве

Как глава полуострова обеспечил прибыльным бизнесом всех своих родственников

Глава Росалкоголя - преступление без наказания

Заявителя по делу экс-главы Росалкоголя Чуяна обвиняют в миллиардных махинациях

Запутанные схемы и сложные отношения российских водочных королей

Десять лет коррупции Игоря Чуяна: ошибка Путина и провал ФСБ

Топ расследований ушедшего года — дело Росалкоголя

Когда глава Росалкоголя пресечет нелегальные доходы Чуяна, разыскиваемого СКР

Рынок паленого алкоголя остается под контролем обвиняемого в коррупции экс-главы РАР

Депутат Бифов хочет вернуть себе титул «водочного короля»

Парламентарий пытается лоббировать назначение «нужных» людей на ключевые должности алкогольной сферы

Читать все материалы

Порочная практика преступных сообществ в громких делах бизнесменов

Правозащитники рассмотрели жалобы фигурантов дел о ЖК «Царицыно» и хищениях в Промсвязьбанке

По-тихому не получилось: кто вырастил и кто сдал полковника ФСБ Черкалина

Подробности разоблачения миллиардера из спецслужб

Миллиардное поместье подрядчицы Шойгу

Успешный бизнес экс-сотрудницы МЧС на контрактах с двумя министерствами

Борьба с коррупцией — оценивает общество

«Левада-центр»: россияне не считают аресты высокопоставленных чиновников борьбой с коррупцией

Репутацию Шойгу подкосила коррупция в Минобороны

Анализ общественного мнения показывает, что глава военного ведомства теряет былую популярность

Общество требует чистки рядов силовых ведомств России

Подавляющее большинство уверено, что правоохранительные структуры поражены коррупцией

Иностранный агент vs кремлевский проект — кто кого?

Сравниваем уровень одобрения антикоррупционной деятельности ОНФ и «Трансперенси Интернешнл»

Читать все материалы

Высокотехнологичные покои для патриарха обошлись бюджету в 3 млрд рублей

Управделами президента обустраивает резиденцию главы РПЦ в секретном режиме

Деньги за госзащиту: Шестун обвинил генерала ФСБ Ткачева в вымогательстве взятки

Заявление экс-чиновника более двух месяцев рассматривают военные следователи

Как зам Шойгу и экс-сенатор связаны с хищениями миллиардов

Дважды оплаченная из бюджета стратегическая стройка в Заполярье

Коррупционные скандалы в Минобороны

Компания Минобороны заплатит за отравление военных на «Плесецке»

Миллиардное поместье подрядчицы Шойгу

Успешный бизнес экс-сотрудницы МЧС на контрактах с двумя министерствами

Как зам Шойгу и экс-сенатор связаны с хищениями миллиардов

Дважды оплаченная из бюджета стратегическая стройка в Заполярье

Замглавы НИИ Минобороны стал фигурантом дела о невыполненных исследованиях на 181 млн рублей

Читать все материалы

Время Колокольцева — успехи и провалы главы российской полиции

PASMI подводит итоги 7 лет Владимира Колокольцева на посту министра внутренних дел

Как зам Бортникова и полковники-миллиардеры заметали следы — банковские игры ФСБ

Общие дела с разными последствиями — аресты и карьерные взлеты высокопоставленных обнальщиков из спецслужб

Совет для Путина: как борются с коррупцией в Кремле

Депутат и общественник оценивают президентский антикоррупционный орган