Сообщить
о коррупции
Сообщить
о коррупции
Сообщить
о коррупции

Экс-директор Каневского сахарного завода: «Меня судят за обычную хозяйственную деятельность»

05.02.2015 / 00:10 Новости

В Каневском районном суде Краснодарского края подходит к завершению судебный процесс над экс-директором Каневского сахарного завода Павлом Игнатенко и бывшим сотрудником «Первой Сахарной компании» Федором Сиваковым. Им вменяют мошенничество в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УКРФ). Сторона обвинения настаивает на том, что Игнатенко заведомо знал, что своими действиями нанесет акционерному обществу «Каневсксахар» крупный ущерб. Журналист ПАСМИ побывала в зале судебных заседаний Каневского райсуда.

сахарПАСМИ уже писало, что Павла Игнатенко обвиняют в том, что, будучи директором Каневского сахарного завода, в ноябре 2012 года он заключил заведомо невыгодную для предприятия сделку по продаже сахара-песка с московской компанией «Ароиндустрия», которая не собиралась расплачиваться с заводом. С предприятия было отгружено и вывезено более 6 тонн продукции на сумму свыше 117 млн рублей. Деньги за сахар-песок на счет завода так и не поступили. Следствие уверено, стороны (Игнатенко и руководство «Агроиндусрии») знали о том, что контрагент не собирается платить за сахар. По версии следствия, после вывоза с предприятия сахар-песок поступил в распоряжение ОАО «Кубанский сахар» и был реализован. Прибыль от этой сделки получило руководство «Кубанского сахара».

Следствие, равно как и сторона обвинения, настаивают на том, что «Агроиндустрия» была подконтрольна «Кубанскому сахару» и лично Олегу Санзяпову.

— Эта фирма-однодневка, она создавалась как прикрытие, с целью осуществления мошеннических действий, — уверено заявил в судебном заседании представитель ООО «Каневсксахар» Сергей Ечкалов.

Согласно обвинительному заключению, именно Федор Сиваков по просьбе руководства «Кубанского сахара» подыскал для этих целей человека на должность генерального директора «Агроиндустрии» Оденко и уговорил его на эту сделку. Сиваков, согласившийся на сделку со следствием, своей вины в этом не признает.

Выступая в прениях, гособвинитель настаивал на том, что при заключении договора купли-продажи Игнатенко не согласовал его с главным бухгалтером предприятия и руководителем юридического отдела. Кроме того, не убедился в платежеспособности контрагента, заключая сделку с неизвестным на рынке игроком.

Павел Игнатенко, отвечая на речь гособвинителя, отметил, что устав предприятия не предусматривает согласование сделок купли-продажи продукции. Заключая договор, он рассчитывал извлечь прибыль для акционерного общества.

Заключение подобного рода договоров, — это обычная хозяйственная деятельность, — отметил Игнатенко, — сроки исполнения по договору наступили уже после моего отстранения от должности. Я не могу нести ответственность за действия нынешнего руководства.

Игнатенко также отметил, что нынешний директор сахарного завода Мадирос Осканов ни разу не позвонил ему, не задал никаких вопросов относительно деятельности предприятия, не попросил прояснить непонятные для него моменты.

По мнению защитника Павла Игнатенко, адвоката Натальи Артеменко, вообще нельзя вести речь о преступлении, если нет ущерба.

— Уголовное дело был заведено еще до того, как наступил срок оплаты по этому договору, — отметила Артеменко.

По словам защитника, на сегодняшний день «Агроиндустрия» не является должником «Каневсксахара», так как организации провели взаимозачет по ранее существующим долгам.

Как отметила адвокат, кредиторы «Каневсксахара» — несколько иностранных компаний –переуступили право требования по своим догам «Агроиндустрии». Споры по взаимозачетам до сих пор рассматриваются арбитражными судами.

Тем не менее, гособвинитель считает вину Павла Игнатенко и Федора Сивакова доказанной. Однако в своем обвинительном заключении настаивает на переквалификации уголовной статьи с ч. 4 ст. 159 («мошенничество в особо крупной размере, совершенное группой лиц по предварительному сговору») на ч.4 ст. 159.4 («мошенничество, совершенное в сфере предпринимательской деятельности»).

Эта статья предусматривает более мягкие санкции за подобного рода преступления. Прокурор просил суд назначить Павлу Игнатенко 4,5 года колонии-поселения. Что касается Федора Сивакова, то, учитывая смягчающие обстоятельства (раскаяние и помощь следствию), гособвинитель попросил назначить для него наказание, не связанное с лишением свободы.

С таким обвинительным заключением категорически не согласился представитель «Каневссахара» Ечкалов.

— Ни о каком преступлении в сфере предпринимательства не может быть и речи, — заявил он, выступая в прениях, — эти люди — мошенники, они знали, что они делают. И мы будем требовать, чтобы их наказали по всей строгости закона.

Стоит отметить, что в отношении Федора Сиваков, Ечкалов был не так категоричен. Как отмечалось ранее, Сиваков частично признал свою вину и активно сотрудничал со следствием (правда, в чем конкретно он признал себя виновным, до конца не понятно).

Ечкалов отметил, что Сиваков оказался замешанным в этой истории по неопытности и наивности и заслуживает снисхождения.

Мы уже писали о том, что «Каневсксахар» предоставил Сивакову на время домашнего ареста общежитие. А на прошлом заседании Ечкалов отметил, что Федору даже готовы предоставить работу на заводе.

Игантенко на сделку со следствием не пошел. Он отметил, что путем угроз и физического давления его не раз склоняли к этому, пока он находился в СИЗО.

— В чем я должен был признаться? — задал вопрос, обращаясь к суду, Игнатенко, — в том, чего не делал? Я должен был клеветать на себя и других людей?

Представители «Каневсксахара» настаивают на том, что, выполняя свои обязанности, Игнатенко совершил еще ряд сделок, которые были не выгодны для завода. В частности, он подписал договор на покупку оборудования. По этому поводу даже проводилась служебная проверка.

— Акт проверки подписали люди, которые знают о сахарной отрасли только то, что «сахар сладкий»! — сказал Игнатенко. — Я заказал оборудование, которое окупило бы себя меньше чем за полгода. И любой специалист вам это подтвердит.

Павел Игнатенко проработал в сахарной отрасли более 20 лет. Его коллеги с Лабинского сахарного завода характеризуют его как прекрасного специалиста, хозяйственника и модернизатора, способного выжимать максимум, даже используя старое оборудование. Все, кто хорошо знает Игнатенко, уверены: этот человек никогда бы не совершил ничего противоправного.

ПАСМИ продолжит следить за развитием событий.

Марина ИЛЬИНА

Читайте также:

Экс-директор «Каневского сахара» — случайная жертва большого передела?

Бандитские методы служителей закона в Краснодарском крае

Лидия Игнатенко: «Мой муж стал средством давления на Олега Санзяпова»

Самые свежие новости на нашем Яндекс.Дзен канале

Loading...
Loading...