27.02.2017 / 05:31

Юрий Крупнов, председатель Наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития «Чтобы убить коррупцию, власть должна поставить задачу для каждого региона!»

Никита Белых и Александр Хорошавин – это те губернаторы, которых поймали на взятках, обвинив в коррупции. Космодром «Восточный» — один из объектов в стране погрязший в коррупмированности, в откатах, в аффилированых подрядчиках, в разворовывании бюджетных средств. Между тем о борьбе с коррупцией говорят на всех уровнях. Правительство пишет Национальные планы по борьбе с коррупцией, президент призывает «не устраивать шоу», то и дело в регионах ловят за взятки представителей силовых ведомств, чиновников.  

Юрий Крупнов

Юрий Крупнов

Обывателю может показаться, что интенсивность борьбы с коррупцией действительно выросла. Но так ли это на самом деле? Можно ли сегодня говорить о «чистке» страны? Не подменяют ли борьбу с коррупцией на борьбу с коррупционерами, избегая системных действий? Об этом, а также о коррупции в регионах говорим с Юрием Крупновым, известным демографом, председателем Наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития.

ПАСМИ: Сегодня в России активно пропагандируют борьбу с коррупцией. Громкие и не очень громкие коррупционные дела то и дело всплывают в прессе. Как Вы оцените проводимую работу?

— Борьба с коррупцией в Российской Федерации не может вестись по определению, потому что у нас нет персональной ответственности за результат. Эта опция отсутствует практически во всех сферах. Более того, в мировой практике коррупционеры – это не только чиновники, но и все люди со статусными позициями, в том числе и бизнесмены, от которых зависят тысячи людей. Если такие люди совершают действия, приносящие вред другим людям, по внеделовым мотивам — это тоже, по сути, коррупционеры.

В 2007 году была создана межведомственная рабочая группа при президенте РФ, которой было поручено создать единое антикоррупционное поле, но ее разработки так и лежат в недрах Старой площади. В России по сегодняшний день нет реального антикоррупционного законодательства. В частности, нет статей, связанных с конфискацией имущества у коррупционеров. Ее надо бы вернуть. Потому что оказывается, что коррупционер «гол как сокол», а его родственники – до неприличия «в шелках».

Коррупция в России – это, прежде всего, не взятки борзыми щенками, а получение выгоды, и не только финансовой или от эффективности, а также от колоссальной неэффективности профессиональной деятельности. И это не только вывод средств нужным подрядчикам или получение мзды, но и получение за «правильные решения» новых звёзд на погоны или новых более высоких должностей.

Показательный пример. В сентябре 2007 года, когда нам удалось пробить космодром «Восточный», я подписывал акт Рекогносцировочной комиссии по подбору территории под объект. Бюджет космодрома в бумагах Роскосмоса был заявлен в 180 млрд рублей. Три года Роскосмос по сути саботировал строительство нового космодрома, а в 2010 году ведомство поменяло свою точку зрения, и тут же выкатило новую смету, которая составила уже 400 млрд рублей, то есть в 2,5 раза больше! Отмечу, что за эти три года не было скачка инфляции или других экономических факторов для роста цен.

ПАСМИ: Почему так произошло? В чем именно элемент коррупции?

— Сначала ведомство посчитало, сколько реально будет стоить этот проект, но не собиралось всерьёз его строить. Потом ведомство вдруг увидело серьезный источник для «подрядчиков». Как правило, это аффилированные организации.

Или другой пример. Сейчас на разработку второй стартовой площадки для семейства ракет «Ангара» выделяют 40 млрд рублей. Но эта ракета уже устарела по всем пунктам. Она еще в 2001 году по Указу Ельцина должна была взлететь с этого места в Амурской области. Но по факту ракета до сих пор не летает.

У меня возникает вопрос. Сейчас на космодром затрачено более 200 млрд рублей. И даже если представить, что ничего не украли (не будем вспоминать о «Спецстрое» и «Дальспецстрое»), то давайте посмотрим, что мы имеем на сегодняшний день. На 2016 год у нас есть якобы новый космодром, с которого запускают ракету 60-летней давности «Союз». Таким образом, Путин и Хрущев оказываются в одной весовой категории, — время соединилось. И будет еще ракета «Ангара», которую, скорее всего, закроют как проект лет через пять. Но стартовый стол для неё построят.

ПАСМИ: То есть отсутствие результата и персональной ответственности в стране – это тоже коррупция?

— Замечательный британский историк и философ Коллингвуд ввел очень интересное понятие «коррупция и сознание». По его словам, все начинается с коррупции сознания. Когда нет ответственности и заточенности на нужный стране результат. То же самое было и в 2009 году – когда руководитель Роскосмоса (на тот момент) Перминов, чтобы не заниматься космодромом Восточный, «сфантазировал» супер-ракету «Русь-М» и на её разработку до 2011 года ушло не менее 1,5 млрд рублей. Потом пришёл Владимир Александрович Поповкин, и «зарезал» эту тупиковую, в самом деле, ракету. Но 1,5 млрд уже было освоено! А Поповкин, царство ему небесное, сообразил, чтобы чего не вышло, лучше для космодрома «Восточный» взять для начала добрый старый и великий «Союз», гениальную «Семёрку» Сергея Павловича Королёва.

И ещё сотня миллиардов ушла на строительство старта для ракеты времён Хрущёва. Это коррупция или что? Когда

Президент страны со счастливым Рогозиным аплодировали старту той ракеты, которой аплодировал Хрущёв 60 лет назад – это коррупция или нет?

04

Сейчас в очередной раз сменилось руководство в Роскосмосе: все обо всем опять забыли. Теперь вытаскивают из пыльных загашников ракету «Ангара». Она уже 10 лет назад была неконкурентоспособна тем же новым американским аналогам, а через 10 лет и китайским. И кто ответит за эту очередную напрасную трату средств? Это коррупция или нет? Хотя, наверное, в чемоданах денег никто не брал. Или не все брали. Но колоссальные бюджетные средства ушли.

ПАСМИ: То же самое происходит в регионах. Пришел новый губернатор – пришла новая аффилированная команда подрядчиков. Идут войны за бюджет на строительство дорог: компании-подрядчики буквально «мочат» друг друга. Почему в регионах процветает коррупция?

— Потому что высшая власть не задает параметры развития региону, исходя из его специфики. Например, когда Ханты-Мансийский округ хвалят за хороший бюджет, то понятно, что там добывают большую часть нефти страны, и соответственно, не трудно догадаться, откуда там хороший бюджет. При этом сравнивать этот регион по параметрам наполняемости бюджета с другими субъектами – бессмысленно.

А нужные параметры для оценки деятельности губернаторов и сравнения регионов не вводят! Смешные 46 параметров по указу о контроле деятельности субъектов Федерации – не в счёт, это пустая бюрократия.
Я был на совещании в Минсельхозе, где замдепартамента сельского хозяйства Костромской области доблестно отчитался, что в регионе с прошлого года больше не осталось ни одного гектара льна. При этом на сайте правительства Костромской области гордо написано: «Кострома – льняная столица России». Это вот коррупция или что? Или Петросян со Жванецким? Почему так происходит? Потому что верховная власть смотрит на Кострому и, слава богу, не требует нефти, колоссальных доходов, но и развития не требует, не задает параметры для развития, радуясь, как отчитывается губернатор Ситников уже несколько лет «передовыми темпами роста инвестиций в области».

Объясню, как правильно оценивать подобные «отчеты». Если в Костромской области было 100 рублей инвестиций, а затем в следующие годы 200 и 300 рублей – то это гиперрост по 100 процентов в год. А если в другой похожей области было 100 миллионов инвестиций, а в следующем «всего» 130 – то это всего лишь 30 % роста, а не в разы. Но руководство страны благосклонно слушает того же Ситникова, кивает, одобряет…

Между тем лён угрохали в стране, угрохав вместе с ним и Нечерноземье – а это более 40 субъектов Федерации.

А нужно посмотреть, сколько льна сеяли 100, 50, 30, 10 лет назад. Вообще-то в Нечерноземье лен – это единственное, что растет и это единственное экспортно востребованное сырье для местной промышленности. Поэтому если в Нечерноземье не будет льна, то не будет сырья, промышленности, рабочих мест. Села, да что там села — русских не будет!

ПАСМИ: Это вопрос к губернатору Костромской области?

— Это вопрос к верховной власти. Правительство должно поставить задачу, что Костромская область и еще 40 субъектов Нечерноземья выращивают, в том числе, лен. Соответственно за 5 лет необходимо достичь таких-то показателей. Достигаете – молодцы, не достигаете – снимаем! Но так у нас не происходит. От слова «совсем».

Поэтому первые лица страны слушают отчётный бред и благосклонно кивают головой. А потом на усладу публике поймают кого-то из губернаторов и расскажут телезрителю-избирателю ужасные истории про ручки с алмазами и золотые толчки.

Но льна как не было – так и не будет. Вместе с зарплатами жителей Нечерноземья, а завтра, повторю, и русских…

ПАСМИ: Происходит подмена понятий, манипуляция сознанием.

— Да. Параметров развития попросту нет. Вот пример. Когда я прилетел работать в Хабаровск, озвучивались данные, что в Магаданской области самое большое количество жилья на одного человека. Многие говорили, — как хорошо, Москва пропадает, а в этом регионе нет проблем с жильем. Но понятно же, что суть была в том, что больше трети людей после развала СССР «сбежали» из области, а метры остались те же, поэтому понятно, что на одного человека метраж вырос до французских показателей.

Поэтому власть должна четко ставить задачи для каждого региона и понимать, за что спрашивать.

ПАСМИ: Владимир Путин периодически ротирует губернаторов. За последние две недели поменялось руководство Бурятии, Карелии, Пермского края, Новгородской и Рязанской областей. Нельзя сказать, что президент бездействует.

— Я говорю о действии в системе. Потому что если на одного губернатора «накопали» (а «накопать» можно на любого, потому что часто приходится принимать решения, далекие от идеального правового статуса) и устроили показательный пиар, то это может быть связано не с борьбой с коррупцией, а с разборками сотрудников силовых ведомств с местной администрацией.

_dsc3305

Почему не задаются вопросом, — кто назначал губернатора, кто проверял губернатора? Допустим, по делу Хорошавина могли бы опубликовать краткое резюме о том, кто давал взятку, за что и так далее по всем случаям. Далее показать работу следственных органов, которые расскажут, что взяткодатели как минимум уже не работают на тех направлениях, за что давали деньги. Должно быть развитие этой истории. В итоге нам показывают несчастного Хорошавина за решеткой, а все бизнесмены так и работают на своих местах и даже поднялись. Взяткодателей не наказывают.

ПАСМИ: Острейшая проблема на Дальнем Востоке вывоз наших природных ресурсов (леса, рыбы, металлов) в Китай. Сейчас министр Минвостокразвития пытается с генпрокурором Чайкой изменить ситуацию, но пока тщетно. Что думаете о коррупции на Дальнем Востоке?

— Ситуацию они не изменят, потому что никто не занимается инфраструктурой на Дальнем Востоке. РЖД должно установить другие тарифы, чтобы доставлять рыбу в основное место проживания российских граждан. Под эту задачу нужно создать всю инфраструктуру, промышленность.

За прошедшие 15 лет вопрос доступа к квотам на вылов рыбы менялся по-крупному раз пять. И здесь основной коррупционный вопрос. Потому что основа не в некоем якобы идеальном механизме получения квот, а в том, что они постоянно меняются. Постоянная смена правил игры – вот проблема и очевидный источник коррупции.

Так это борьба с коррупцией, Ваш пример, — или, прямо наоборот, создание нового классного источника взяток?!

ПАСМИ: В России изданы четыре Национальных плана по борьбе с коррупцией. Однако они не работают, — коррупции меньше не стало. У Вас есть предложение, как искоренить это невидимое зло?

— Провести аудит эффективности всех свершений правительства. По самолетостроению, по космодрому «Восточный», по текстильной промышленности, по льну, по хладотранспорту, по спецмашинам и так далее. Это самый действенный рецепт, который выявит все огрехи, в том числе коррупционеров.

Сообщить о коррупции — мы опубликуем ваши материалы