27.12.2016 / 11:41

Новшества президента не приняли на Ямале  

Вступили в силу поправки Владимира Путина в уголовный кодекс, вводящие новый состав преступления, — незаконное возбуждение уголовного дела в целях воспрепятствования предпринимательской деятельности. Вскоре после этого на Ямале правоохранители активизировали работу по 8 уголовным делам в отношении сотрудников крупнейшей сети АЗС полуострова. Почему нововведения Путина буксуют в вечной мерзлоте? 

Прокуратура интересуется нефтью

007Олег Ситников — бизнесмен «перестроечного призыва», начальный капитал заработал в 1988 году, основав кооператив,  взявшийся за благоустройство  Нового Уренгоя. Кооператив  вырос в группу компаний «Роснефтегаз», занимающейся всем, чем можно заняться на Ямале, — перевозками, переправами, гостиницами, и, само собой разумеется, нефтянкой. Жизнь была терпимой, пока корпорация не получила лицензии на геологическое изучение недр и оценки месторождений в 2009 году. К 2011 году появились предварительные результаты сейсморазведки — нефть есть.

И тут компания столкнулась с попыткой рейдерского захвата с использованием прокуратуры и правоохранителей.

В корпорации прошла волна выселений из собственных, а не арендованных офисов — четыре раза за четыре месяца. Скитания сотрудников прекратил суд, признав последнюю попытку выселения незаконной. Стоило компании обустроиться, как прокуратура санкционировала «маски-шоу». Автоматчики изъяли серверы и всю бумажную документацию. Суд признал обыск незаконным. Но годовой отчет в налоговую был сорван, и начались проблемы с фискальным органом, едва не приведшие к банкротству предприятия. Вскоре по требованию прокуратуры остановили эксплуатацию общежития корпорации, и свыше 200 человек зимой остались без крыши над головой. Решение признано незаконным, но все коммуникации здания разморожены. В условиях Крайнего Севера это равносильно уничтожению.

В таких условиях корпорация умудрялась оставаться на плаву. В 2013 году прокуратура ЯНАО подала иск о сносе нефтехранилищ компании, что фактически лишало АЗС возможности работать. 15 сентября 2013 года суд прокуратуре отказал. А уже 24 сентября последовало покушение на Ситникова.

Майский визит оперативника

Выжив после 19 ножевых ранений, Олег Афанасьевич столкнулся с тем, что дело о покушении на него приостанавливали 21 раз. При этом уголовные дела в отношении тех, кого он подозревает в покушении и рейдерском захвате предприятия, прекращены. Вместо того, чтобы искать киллера и заказчика, преступником пытаются сделать Ситникова и сотрудников корпорации.

Следователи стали выходить на работников «Роснефтегаза» с целью получить показания на ее учредителя. При этом для органов он уже заранее виновен. Один из таких разговоров между сотрудницей корпорации и оперативником Андреем Андриановым удалось записать на диктофон. Вот что Андрианов думает о предпринимателе:«В принципе, не помешало бы ему отсидеть, авторитета набраться, выйдет, будет уважаемый человек».

В принципе, не помешало бы ему отсидеть, авторитета набраться, выйдет, будет уважаемый человек.

Каким образом создатель холдинга, выплачивающего ежегодно сотни миллионов налогов, оказался под подозрением? И главное, за что?

Уникальный штраф

Отношения между корпорацией с одной стороны и прокуратурой, проверяющими  органами и УМВД с другой в последние годы напоминает сводку боевых действий.

22 июня 2016 года  более 100  сотрудников правоохранительных органов ЯНАО выехали почти на сорок  заправок корпорации «Роснефтегаз».  Искали взрывчатку и украденные телефоны. Не нашли, зато в ходе проведения следственных мероприятий изъяли три машины корпорации. Почему именно три? После покушения Ситников вынужден использовать несколько машин, чтобы затруднить отслеживание своих перемещений. Именно на них и наложили арест. К слову сказать, на просьбу Ситникова предоставить защиту, в УМВД никак не отреагировали.

Кстати, изъяв автопарк,  Ситникова несколько часов… удерживали как пешехода. К слову сказать, в тундре «зебр» нет, и любого, кто перейдет дорогу, теоретически ждет штраф.

Ситников стал первым оштрафованным пешеходом в зоне вечной мерзлоты в западной части северного района Нового Уренгоя.

Изъятие машин суд четыре месяца спустя признал незаконным.

Контрафакт

Врагу не пожелаешь купить левое масло на заправке, это стократ опаснее «паленого» бензина. Корпорацию обвиняют именно в продаже контрафактного масла «Лукойла».

По словам Галины Савельевой, бывшего генерального директора корпорации, отвечавшей в том числе и за закупку ГСМ, «масло закупали у официальных поставщиков».

«Все договоры есть. Мы были дилерами «Газпром-нефть», — говорит Савельева.

Откуда же взялся контрафакт? Версия первая: техническая ошибка. Смотрим накладные — масло закуплено на пять миллионов рублей. Причем «Первой масляной компанией»,  официальным дистрибьютором  «Газпром-нефть», продающей, в том числе и «лукойловские» масла.

Часть продукции поставили в бочках по 200 литров. Никто из водителей такую бочку в здравом уме не купит. Сотрудники заправки, решившие ускорить оборот, перелили масло в обычные литровые бутылки. Поскольку закупок в такой таре нет, обвинение в контрафакте готово.

Безусловно, служба закупок решила сэкономить денег, оптом дешевле, совершенно не подумав, как продавать масло в розницу. Результат  экспертизы показал, что масло отличается от оригинала. А оно и не может не отличаться.

Любая химическая жидкость при переливе меняет свой состав — из герметичной упаковки она переливается в негерметичную и соприкасается с воздухом.

В воздухе, как знает любой семиклассник кроме кислорода еще десятки элементов, влияющие на смесь.

В момент обнаружения «контрафакта» на АЗС и базах корпорации находилось масла на 5 миллионов рублей. Обвинение предъявляют на сумму 160 тысяч рублей. При этом за двадцать лет работы компании проверки качества ГСМ проводились ежегодно. Эти проверки всегда показывали соответствие продукции ГОСТам и ТУ.

Если бы на АЗС системно продавались левое топливо и контрафактное масло, сколько скольк бы жила эта заправка? Без прокуратуры водители уже через месяц перестали бы там заправляться. Но нет, ямальцы упрямо заливают моторы на «Роснефтегазе» двадцать лет подряд.

Впрочем, Галина Савельева не исключает, что контрафакт возможен, «кто-то из персонала мог проявить самодеятельность, решив подзаработать. Дорогое масло забрать себе, а на реализацию поставить дешевое». Однако в этом случае необходимо искать конкретного злоумышленника или злоумышленников, которые решили ограбить корпорацию. И жертва здесь – компания, готовая помочь следствию. Однако, ищут не реальных воришек, а отводят роль подозреваемой офисной сотруднице Савельевой, купившей легальное «лукойловское» масло.

Преступление и наказание

Чем грозит 180-я статья, незаконное предпринимательство? Крупный штраф в размере до полумиллиона рублей. Страшный ли это удар для корпорации? Нет. Чем грозит 171-я, контрафакт? Штрафом до трехсот тысяч. Смертельно? Нет.

Вопрос в том, что допрошено триста из тысячи сотрудников, началась текучка кадров. Людей часто допрашивают без адвокатов, рабочие попросту не знают своих прав. После общения со следователями они предпочитают увольняться, а то и вовсе уезжать с Ямала, боясь быть вовлеченными в уголовные дела.

Уходят и  клиенты, опасаясь, что корпорация не сможет выполнить свои обязательства из-за уголовного преследования.

«Нам ведь просто не дают работать», — возмущается Олег Ситников.

Похоже, мнением Путина, который вот уже два года подряд призывает не заводить необоснованные уголовные дела в отношении предпринимателей, на полярном Урале не интересуются.

Мнение следствия

Василий Ионин

Василий Ионин

Занимается расследованием не обычный следователь, а руководитель следственного управления УМВД ЯНАО Василий Ионин. При этом лично выезжает на объекты «Роснефтегаза» и говорит сотрудникам корпорации следующее: «Организатором, то есть руководителем этой преступной группы является Ситников Олег Афанасьевич… И сейчас решается вопрос, кто будет в составе этой организованной преступной группы. Либо вы собираетесь войти в этот состав, либо не собираетесь войти в этот состав» (запись находится в распоряжении редакции). Вот как в ЯНАО подбирают преступные сообщества − по желанию.

Накануне новогодних праздников для проведения опросов свидетелей в Уренгой Ионин вновь прилетел из Салехарда. В качестве рабочего места ему выделили кабинет № 6.  Журналисты «ПАСМИ» тоже пообщались с главным следователем региона, и он с готовностью согласился на интервью при условии, что «даст добро пресс-служба». Увы, спустя неделю после нашего официального запроса, добро на общение с нами Василий Федорович не получил.

Позицию следствия на условиях анонимности озвучил один из членов следственной группы: «Мы никак бизнес Ситникова развалить не хотим, нам это не нужно, пусть Олег Афанасьевич разберется с надзорными органами».

Проверяющие органы

Надзорные органы копают под Ситникова основательно и со знанием дела. 636 проверок с тех пор, как получил лицензионные участки, то есть по две проверки в неделю, многие из них оспорены в судах. А учитывая, что визит контролеров длится не один день, получается, ни дня без проверок.

Прокурор ЯНАО Александр Герасименко

Прокурор ЯНАО Александр Герасименко

Удивительная вещь. Генеральная прокуратура в последнее время — главный защитник бизнеса. В России, по словам Александра Буксмана, первого заместителя генерального прокурора, «прокуратура признала незаконной каждую вторую проверку бизнеса». И только лишь в прокуратуре ЯНАО никто не торопиться защищать предпринимателей.

Олег Ситников подозревает прокурора ЯНАО Александра Герасименко в подлоге, препятствии осуществлению правосудия и предпринимательской деятельности, превышении должностных полномочий. И подал заявление на прокурора округа в Следственный комитет, лично Александру Бастрыкину. Поводом стала информация, появившаяся в интернете о письмах за подписью прокурора Александра Герасименко, разосланных как своим подчиненным, так и в налоговую ЯНАО. В письме к налоговой содержалось требование подготовить заявление о банкротстве корпорации «Роснефтегаз». В поручении прокурору Нового Уренгоя Герасименко требовал усилить работу по выявлению различных нарушений со стороны предприятий, входящих в корпорацию Ситникова.

После того, как информация о письме была предана огласке, прокуратура объявила, что никаких приказов не было. В корпорации уверены в обратном — с момента появления письма, 12 июля 2016, со стороны контролирующих органов и правоохранителей было проведено 2 обыска и 18 допросов ОМВД Нового Уренгоя, 47 проверок налоговой, 5 проверок Роспотребнадзора. Всего — 175 мероприятий. В давлении на бизнес приняли участие все надзорные структуры, что фактически парализовало работу компании.

Задание Александра Герасименко, подлинность которого устанавливает суд Салехарда

Задание Александра Герасименко, подлинность которого устанавливает суд Салехарда

Представитель прокуратуры, Зулиана Камалтынова уверяет: «Прокурор не мог подписать это письмо». Массовое нашествие проверяющих и появление письма вряд ли можно назвать совпадением. Сейчас суд города Салехарда проверяет подлинность документа.

В ноябре генеральная прокуратура проверила окружную. И выяснилось, по жалобам на неправомерное давление на бизнес ямальская прокуратура практически не работала.

Формально проверки по заявлениям Ситникова проводились. Одну из них летом 2016 года вела помощник прокурора Нового Уренгоя Алия Исламгулова. Однако, как выяснила комиссия, на «нарушения закона она не обратила внимания».

Более того, выяснилось, что никаких «ежемесячных проверок органов контроля (надзора) ею проведено не было». При этом именно имя Исламгуловой как исполнителя указано на задании прокурора по проверке предприятий концерна «Роснефтегаз». Если суд признает, что задание подлинное, станет понятно, почему на «нарушения закона она не обратила внимания».

Еще одно заявление Ситникова разбирал старший прокурор отдела по исполнению федерального законодательства Смычек. Как показали выводы комиссии, «при рассмотрении обращения Ситникова О.А. не проверил сведения обо всех организованных в отношениях группы компаний «Роснефтегаз» проверках».

«Указанные недостатки повлекли отсутствие… сведений о 41 из 54 проверок ГУ МЧС по ЯНАО». То есть у прокуратуры не было данных о бесчисленных визитах проверяющих, которые ей регулярно предоставлял Ситников.

При этом комиссия выявила причину лавины проверок, — «установлены факты необоснованного «дробления» плановых проверок». Это значит, что надзорные органы проверяли не компанию целиком, а ее объекты по частям. Например, у вас дома не исправна газовая плита. Проверяющий техник оформляет проверку не плиты, а проверку каждой конфорки, духовки, зажигалки и самой трубы. Затем после каждой мини-проверки можно устроить внеплановую проверку по выявлению недостатков. Отсюда и по две проверки в неделю в отношении «Роснефтегаза». Схема очевидна, и о ней не раз говорил Ситников, однако прокуратура ЯНАО все это время закрывала глаза на вопиющие факты.

Комиссия выявила и нарушения закона, «связанные с возбуждением при отсутствии достаточных данных о наличии признаков преступления» уголовных дел.

На результаты работы комиссии отреагировала и окружная прокуратура. Она провела свою проверку с таким же однозначным итогом: «Факты нарушений требования действующего законодательства приказов и указаний Генпрокуратуры, решений коллегии прокуратуры ЯНАО признаны подтвердившимися».

Факты нарушений требования действующего законодательства приказов и указаний Генпрокуратуры, решений коллегии прокуратуры ЯНАО признаны подтвердившимися.

Обратите внимание на последнюю фразу. Выходит, коллегия прокуратуры ЯНАО и прокурор округа формально выступают защитниками бизнеса. Получается, сотрудники прокуратуры либо некомпетентны, либо исполняют чье-то негласное поручение «кошмарить» бизнес.

Именно прокурор округа Александр Герасименко в 2015 году своим официальным распоряжением призвал всех прокуроров округа проверить Ситникова и его бизнес на предмет нарушений всех видов законодательства. Тогда суд признал требования Герасименко незаконными, а сам он получил строгий выговор от Генерального прокурора Юрия Чайки.

То, что новый курс генеральной прокуратуры разделяют не все ее сотрудники, признает и Александр Буксман. По его словам, «прокуроры, до которых не доходит в нормальном режиме, наказываются, в том числе и один прокурор субъекта федерации». Однако строгий выговор от Юрия Чайки мало что изменил в работе ямальской прокуратуры. Теперь бизнес преследует не сам прокурор округа. Черновую работу выполняет среднее звено прокуратуры. Неужели по собственной инициативе?

«Такое силовое давление имеет лишь одну цель — рейдерский захват предприятия и в первую очередь месторождения», уверен Олег Ситников, — «прокуратура действует в интересах третьих лиц, все признаки коррупции налицо».

Об этих самых «признаках» мы уже писали. Измениться ли позиция правоохранителей после выводов комиссии Генеральной прокуратуры, и какие будут последствия, узнаем в ближайшее время.

Если заявлению с требованием возбудить уголовное дело в отношении Герасименко по 169-й статье (препятствование предпринимательской деятельности) дадут ход, это будет абсолютно законный, но уникальный случай в правовой практике.

Если  же ситуация с давлением на бизнес останется как есть, Ямал лишится и тысяч рабочих мест, и миллиардных инвестиций, которые корпорация вкладывает в развитие региона, а не в офшоры, как это делают те, кого Ситников подозревает в попытке покушения и рейдерского захвата «Роснефтегаза».

Сообщить о коррупции — мы опубликуем ваши материалы