Правовой
центр
Сообщить
о коррупции
Правовой
центр
Сообщить
о коррупции
Правовой
центр
Сообщить
о коррупции

Гитлер и коррупция — вещи несовместимые?

15.11.2013 / 20:48

Абель15 ноября – памятный день для всех, кто хоть немного знаком с историей Второй мировой войны. Именно в этот день в 1971 году ушел из жизни легендарный разведчик Рудольф Иванович Абель (Вильям Генрихович Фишер. Он занимался организацией диверсионных групп и партизанских отрядов в тылу врага). В ноябре 1948 года разведчик был направлен на нелегальную работу в США для получения информации от источников, работающих на атомных объектах. Его работа была настолько успешной, что уже в августе 1949 года он был награжден орденом Красного Знамени. В 1957 году после предательства одного из доверенных лиц советский разведчик был арестован агентами ФБР. 

Первое антикоррупционное СМИ в память о советском герое решило поднять тему коррупции при фашистском строе в Германии.

О Гитлере и фашистской Германии написаны сотни и даже тысячи книг, и нам бы не хотелось пересказывать все эти произведения. Ряд политиков в Германии не устают говорить о том, что при Гитлере, дескать, были у власти честные, неподкупные и дисциплинированные слуги государства. Правда, они соглашаются с тем, что имелись и исключения — как, например, Герман Геринг.

Но даже немецкие историки, в частности, гамбургский исследователь Франк Байор в работе «Покровители и получатели» делает главный вывод о том, что «политическая коррупция достигла при господстве национал-социалистов не только ужасающих размеров, но стала одним из опознавательных знаков их системы».

Стоит напомнить, что в выдвижении Гитлера и даже в формировании его праворадикальной политики активную роль сыграли промышленные магнаты (Крупп, Зильверберг, Ройш, Фёглер, Шпрингерум, Тиссен, Борзиг), крупный финансист и государственный чиновник Шахт, два финансовых магната (руководители берлинских банков), медиамагнат Гугенберг, представитель помещиков и генералитета Гинденбург, а также представитель обедневшей дворянской семьи Папен и его «кабинет баронов».

Однако и сам Гитлер широко использовал финансовые махинации для укрепления власти среди высшего генералитета, который всегда представлял для него потенциальную угрозу. Так, генерал-фельдмаршал Кейтель получил однажды подарок в 764 тысячи рейхсмарок, а генерал-полковника Гудериана фюрер наградил поместьем стоимостью 1,24 миллиона марок. При этом фашистский диктатор с удовольствием пользовался системой черных касс, в которые закачивались частные и общественные средства. На личные счета Гитлера текли деньги от промышленников, из бюджета, от продажи почтовых марок и бесчисленные гонорары.

Естественно, все делалось втайне от общества, но оно догадывалось о широкомасштабной коррупции в верхних эшелонах власти. Историк Байор приводит выдержки из многих тайных документов гестапо, свидетельствующих о том, что люди критически воспринимали происходящие в Берлине события, особенно во второй половине войны.

РейхБолее того, была разоблачена и легенда о том, что гитлеровское государство было чрезвычайно строго организованным, и доказано, что речь на самом деле шла о системе воевавших между собой кланов в государстве, политике, вермахте и экономике. Именно на основе клановых заказов в национал-социалистическим государстве возбуждались громкие уголовные дела против коррупционеров. Но их абсолютное большинство — ровно 10 887 в период с 1934 по 1941 год — были просто спущены на тормозах.

Амери­канский писатель Толанд в свое время написал биографию Гитлера, за кото­рую получил Пулитцеровскую премию:

«В 1943 году Морген переводится в отдел финансовых престу­плений при СД. В начале лета ему было поручено рутинное дело о коррупции в концлагере Бухенвальд. Его коменданта Карла Коха заподозрили в том, что он посылает заключенных на ра­боты по найму и присваивает себе деньги, уплаченные нанима­телями. Первоначальное расследование не дало результатов: многочисленные свидетели поддержали утверждение Коха о его невиновности.

В июле Морген приехал в Веймар и начал новое расследование. К своему удивлению, он увидел в лагере чистоту и порядок. Заклю­ченные выглядели здоровыми, загоревшими и откормленными. К их услугам были почта, большая библиотека и даже публичный дом, устраивались концерты, кинопросмотры и спортивные сорев­нования. Когда Морген начал копать глубже, он узнал, что корруп­ция в Бухенвальде началась с прибытия большой группы евреев после «Хрустальной ночи»».

Геб­бельс, едва Германия оккупировала Польшу, записывает в своем дневнике и сам подчеркивал:

«Поощрять слабость и коррупцию. Так лучше всего управлять побежденным народом».

По утверждению бывшего бургомистра Данцига Германа Раушнинга, пламенного сторонника Гитлера, позднее ставшего одним из самых его непримиримых врагов, в оправдание коррупции в нацистской верхушке после прихода к власти фюрер говорил:

«Когда мы делаем Германию великой, у нас есть право подумать и о себе».

А в аутентичных «Застольных разговорах» Гитлера. Так, 1 августа 1941 года он заявил в «Вольфшанце» (ставка вблизи Растенбурга в Восточной Пруссии):

«От меня постоянно требуют, чтобы я сказал похвальное слово бюрократии. Но я не могу этого сделать…Разумеется, в нашем аппарате работают чистые, неподкупные чиновники, аккуратные и очень педантичные. Но аппарат слишком заорганизован, и штаты кое-где чрезмерно раздуты. И еще: никого не интересует конечный результат, никто не хочет получить под свое начало определенный участок работы и отвечать только за него, все зависят друг от друга… Они вечно цепляются за свои кресла. За исключением одного рода войск, сухопутных, у нас в вермахте больше самостоятельности и меньше казенщины, чем в гражданских учреждениях! И это при мизерных окладах военных.

За науку приходится платить: злоупотребления неизбежны. Ну и пусть, если только мне через 10 лет доложат: «Данциг, Эльзас, Лотарингия онемечены, но при этом в Кольмаре выявлено 3 и 4, а там-то и там-то 5 и 10 случаев злоупотреблений»…»

Трудно объективно судить о том, уменьшилась ли коррупция при Гитлере, громко поносившем продажность властей Веймарской республики. Хотя взятки брали и при Гитлере, и после него. Что ж, прав был русский мыслитель белорусского происхождения Иван Со-лоневич: «Такого чиновничества, которое не крадет, нет и не было вообще нигде в мире».

 Ольга Ильина

Самые свежие новости на нашем Яндекс.Дзен канале

Loading...
Loading...