Сообщить
о коррупции
Сообщить
о коррупции
Сообщить
о коррупции

«Настали времена, когда власть слишком сильно боится»

05.11.2013 / 12:22 Новости

администрация Краснодарского края Именно так представители НКО объясняют отсутствие в Общественной палате Краснодарского края, созданной с задержкой в пять лет, видных экспертов. Исключением стал лишь гендиректор «Магнита» Сергей Галицкий.

«Первое антикоррупционное СМИ» старается освещать жизнь гражданского общества и некоммерческого сектора в российских регионах – там, где все ветви власти могут сколько угодно переплетаться в коррупционных схемах, зачастую только народные активисты во весь голос говорят о нарушениях. Порой, платя за эту очень дорогу цену…

Мы уже писали о начале формирования Общественной палаты на Кубани – олимпийский регион оставался одним из последних, где отсутствовал экспертный орган. Кратко напомним: соответствующий закон подписан губернатором Александром Ткачевым еще в апреле 2008 года. В соответствии с ним, глава Краснодарского края назначает десять первых членов, которые в ходе конкурса отбирают оставшуюся двадцатку. Но в течение пяти лет Александр Николаевич не решался на первый шаг, хотя ему ежегодно в докладе Общественного совета об этом напоминали. На первой и пока единственной встрече с блогерами в январе 2012 года Ткачев заявил: «Не знаю, почему в крае нет Общественной палаты. Наверное, никто об это не говорил, не подталкивал…», подчеркнув, что она не должна быть карманной – «такая палата никому не интересна».

Нет проблемных для власти людей – нет и проблем 

Прошло полтора года. В конце сентября неожиданно объявили о конкурсе в региональную Общественную палату.  Ждали пять лет, а документы нужно сдать меньше чем за месяц. Отобрать оставшихся членов, вероятно, не составило особого труда – своих кандидатов выставили около 40 организаций, отбор прошли еще меньше, получилось полтора человека на место. Судя по фамилиям, жесткой конкуренции и вовсе не было.

К слову – в официальных отчетах, которыми любит козырять кубанская администрация, говорится об около семи тысяч некоммерческих организаций. Где они? Может быть, существуют только на бумаге и для получения региональных грантов? «Активность некоммерческого (третьего) сектора продолжала падать. Она сводилась к проведению отдельных мероприятий в рамках основных уставных задач, а также полученного грантового финансирования отдельных проектов» — справедливо отметил в последнем докладе о состоянии прав человека уже бывший краевой омбудсмен Александр Козицкий.

В члены экспертного органа не вошли авторы регионального закона об Общественной палате профессор Михаил Савва (с апреля 2013 года в следственном изоляторе ФСБ. Признан Human Rights Watch и «Мемориалом» политзаключенным) и председатель местного «Голоса» Михаил Велигодский. Нет среди избранных и членов Экологической вахты по Северному Кавказу – самой активной и неконформистской «зеленой» организации Юга России. Отсутствует председатель правозащитной организации «Матери в защиту прав задержанных, подследственных и осужденных» Татьяна Рудакова, как и еще немногие, действительно известные общественники.

Зато сразу пять руководителей ветеранских и пенсионерских организаций, три общественника из Армавира, один из Новороссийска – остальные представители краевых, то есть краснодарских структур. Второпях составители даже ленились открыть соответствующий закон. По слухам, на прошедшей в Адлере первой встрече отобранной губернатором десятки присутствовал и депутат Законодательного собрания Николай Денисов, хотя по закону чиновники и парламентарии не могут стать ее членами. Среди тех, кто прошел сито конкуренции – председатель фонда «Цветик-Семицветик» Виктор Мальчевский. Опять же, согласно краевому закону (п.2 ст. 32), в Общественную палату «не могут быть включены представители общественных объединений, зарегистрированных менее чем за один год до дня вступления в силу настоящего Закона». Закон вступил в силу весной 2008 года, а фонд «Цветик-Семицветик» появился только в сентябре.

Не представлены в новой структуре курортные города, олимпийской Сочи (где, кстати, уже работает городская Общественная палата), проблемные Ейск и Туапсе, аграрные муниципалитеты…  Членами палаты стали священник Московской Патриархии, руководители далеко не самых крупных югославской и польской национальных объединений, но нет лидеров кавказских диаспор, ислама или, по примеру епископа Сергея Ряховского в федеральной Общественной палате, протестантизма. Может быть потому, что острые вопросы там изначально не должны звучать? Кому понравится, когда вместо благообразно сидящего в президиуме батюшки, рассуждающего о недостатке духовности в обществе – проблеме насущной, но крайне не материальной, придут люди, которые начнут говорить о загрязняющих их жизнь нефтяных и химических терминалах, перекосах в национальной политике, отсутствии диалога с местной властью?

Загадка Галицкого

Пожалуй, самой загадочной фигурой состава регионального органа стал гендиректор «Магнита» Сергей Галицкий.

«Не совсем понятно, зачем это нужно такому известному и широко уважаемому человеку, как Галицкий, — задался вопросом в интервью «Первому антикоррупционному СМИ» известный в прошлом гражданский активист региона, вынужденно его покинувший Евгений Греков («Южная волна»). – Это один из самых влиятельных лиц в Краснодарском крае, человек, который без всяких Общественных палат может воздействовать на любые процессы и процедуры. До последнего он всячески держался в стороне от политики. Вполне возможно здесь есть другая политическая игра, никак не связанная с общественной деятельностью».

Опрошенные «Первым антикоррупционным СМИ» кубанские эксперты, просившие не раскрывать их имен, по-разному оценили участие бизнесмена в новой структуре: одни подчеркнули, что ранее губернаторская команда делала ставку на другого уроженца Кубани Олега Деребаску, имеющего в регионе немало активов, но затем «главного спонсора» заменили. Некоторые даже связали вхождение Галицкого в Общественную палату со слухами, которые пару месяцев ходят в регионе: летом 2014 года Александра Ткачева отправят в отставку. Ряд федеральных политиков, в том числе и из администрации президента, пытались распрощаться с губернатором после Кущевской в ноябре 2010 года и Крымска летом 2012-го. Тогда у них ничего не вышло, известный лоббистскими способностями и доверительными отношениями с Владимиром Путиным глава Краснодарского края, руководящий регионом уже 12 лет, усидел в кресле. Получится ли это у него после сочинской Олимпиады, большая часть объектов которой отнесена к ответственности местных властей и еще далека от финишной готовности, большой вопрос.

Никому не хочется запомниться негодяем 

Комментируя общую ситуацию в регионе, Греков отметил: «В Краснодарском крае нет оппозиции «стенка на стенку», любой эксперт, возьмите того же Савву, скажет – конечно, нужно взаимодействовать с властью, нужно работать. И всегда были так настроены. Просто настали времена, когда власть слишком сильно боится».  Собеседник уверен, что это фантомные страхи из 1990-х, когда гражданское общество могло предъявить претензии к чиновникам и реально влиять на ситуацию. «Сегодня мы видим, что в списке членов Общественной палаты, кроме Галицкого, нет серьезных экспертов со стороны гражданского общества, которые пользовались хотя бы минимальным уважением» — подытожил руководитель «Южной волны».

Вместе с тем он посоветовал дождаться первых результатов работы кубанской Общественной палаты, чтобы оценить степень ее независимости. Та же федеральная палата, несмотря на скепсис по отношению к ней, порой поднимает острые вопросы, проводит дискуссии и по ряду проблем выступает достаточно радикально. «Понятно, что входящие туда люди – это назначенцы, но никто не хочет войти в историю уж совсем нехорошим, неприятным типом. Вполне может оказаться, что региональная палата скажет по каким-то вопросам уверенное «нет», а по каким-то твердое «да»» — подытожил Греков.

Независимый эксперт в сфере НКО Василий Птицын относительно членов новой структуры считает по-другому — там есть и настоящие гражданские активисты, например Нина Кибенко и Наталья Лозовая. «Они не популисты, вошли в палату по другим мотивам. Может быть, чтобы власть просто не мешала работать и была возможность уже в новом статусе достучаться до чиновничьих кабинетов, — пояснил он «Первому антикоррупционному СМИ». – На фоне того, что происходит в стране, когда реально работающие результативные общественные организации закрылись или перешли на осадное полулегальное положение, в преддверии Олимпиады захотели создать иллюзию того, что администрация в теме и поддерживает НКО».

Нужны не оппозиционеры, а эксперт 

По словам директора Института прав человека Валентина Гефтера, Общественная палата может выполнять функции от «громоотвода в лучшем случае, до прислужницы исполнительной власти в худшем», но не только в Краснодарском крае, а и других регионах, в  нее не попали многие активные, независимые и думающие люди.

«Такое впечатление, что это даже не министерство по делам общественности, а как говорили в советское время о профсоюзах, «пристяжной ремень». Общественная палата могла бы быть полезна как серьезный экспертный институт, члены которого могли бы и не соглашаться друг с другом, но быть готовыми к совместной работе» — пояснил Валентин Михайлович. Он уверен, что при подборе членов необходимо избегать как крайней лояльности, так и оппозиционности.

«Кто считает себя оппозицией, должен идти в партию или на публичные акции. У оппозиции свои институты и политические механизмы. Здесь важен человек как независимый, объективный эксперт по конкретным проблемам, — пояснил правозащитник. – Та же Экологическая Вахта могла войти. Члены палаты не дошли подбираться по принципу «за» или «против», а по тому, готов он отстаивать позицию или будет исходить из своих частных интересов».

Говоря о состоянии гражданского общества на Кубани, московский эксперт отметил — в преддверии Олимпиады особое внимание федерального центра уделяется проблемам безопасности региона, что «повлияло в каком-то смысле отрицательно и на плюрализм мнений, на уважение к несовпадающей с властной позицией. Хотя проблемы в Сочи, по национальным, экологическим и другим вопросам остаются. Хочется верить, что после Олимпиады на это обратят внимание, не будут перестраховываться «как бы чего не вышло», а дадут возможность большего проявления низовых инициатив. Может быть, и смена губернатора на это повлияет».

Член совета Экологической вахты по Северному Кавказу Евгений Витишко рассказал «Первому антикоррупционному СМИ», что кубанской власти в целом «не интересно общественное мнение, чиновники уверены, что и так знают все лучше остальных. Реальная гражданская активность им только мешает». В качестве примера он привел экологический совет при губернаторе Ткачеве, в который два года назад включили несколько неравнодушных экспертов, а затем их по одному, в рамках формальной ротации, заменили на более лояльных персон.

Но с выводами торопиться не стоит. Нередко бывает, что тот, кто еще недавно катком проехался по гражданскому обществу, сегодня нуждается в его помощи. Стороны баррикад в нашей стране меняются уж очень часто.

Андрей Кошик

 

Самые свежие новости на нашем Яндекс.Дзен канале

Loading...
Loading...