Сообщить
о коррупции
Сообщить
о коррупции
Сообщить
о коррупции

Истоки декларирования — в эпохе Александра II

25.09.2013 / 13:01 Новости

Александр ВторойВсе, кто хоть немного интересуется проблемой коррупции в современной России, знают, с каким трудом лишь недавно были введены декларации о доходах чиновников. Статья 8 Федерального закона от 25 декабря 2008 г. № 273-ФЗ «О противодействии коррупции» устанавливает обязанность государственных гражданских служащих и членов их семей представлять сведения о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера. А Указом Президента Российской Федерации от 2 апреля 2013г. №309 установлено, что лица, замещающие государственные должности, должны также предоставить сведения о своих счетах, ценных бумагах и недвижимости за рубежом за прошлый год.

Первое антикоррупционное решило выяснить, кто из предшественников Владимира Путина на посту главы нашей страны также пытался с помощью обнародования имущественного положения чиновников бороться с коррупцией, и оказалось, что император Александр II прибегал к похожим мерам.

Царь-реформатор, царь-освободитель и самый нецарственный царь, как называли его современники, — российский император Александр II. Именно он провел реформы — судебную, военную и земскую, в его правление была окончена многолетняя Кавказская война и, конечно, главное, чем вошел в историю Александр II, — освобождение крестьян, отмена крепостного права. Но и первый политический теракт в российской истории — а всего император пережил семь покушений — тоже пришелся на его время, когда он стоял во главе государства.

Проведя задуманные великие преобразования во внутренней политике, император Александр II быстро вернул России и в делах внешних то положение, какое она занимала среди европейских держав до Крымской войны. Мы видим, что уже в 1863 году Россия чувствовала себя настолько сильной, что смело отказалась подчиниться требованию, предъявленному ей от имени европейских держав в защиту бунтовавшей Польши.

Бой по чиновничьему кругу

Коснулись преобразования Александра II и широкого слоя чиновников, численность которого к 1857 году составляла около 86 тыс. человек (для сравнения — численность работников, замещавших должности гражданской службы в федеральных государственных органах, на конец июня 2013 года, по данным Росстата, составляла 38,6 тысячи человек. На региональном уровне на тот момент трудились 709,9 тысячи чиновников и еще 331,3 тысячи человек были заняты на муниципальной службе.).

Коррупция в бюрократическом аппарате России середины XIX века не была аберрацией, отклонением от общепринятой нормы, как бывает в большинстве других стран, она являлась неотъемлемой частью установившейся системы управления. Чиновники приучились жить за счет населения со времени основания Киевского государства. Как ни старалось правительство, у него не хватало сил искоренить этот обычай. Так оно и шло.

За столетия мздоимство на Руси обзавелось тщательно разработанным этикетом. Например, жертвовалась щедрая сумма на «благотворительное» предприятие, возглавляемое женой управителя, или продавалось тому же начальнику какое-то имущество за полцены, или покупалось у него что-либо (картина, к примеру) втридорога, М. Е. Салтыков-Щедрин, бывший в начале царствования Александра II вице-губернатором в Тверской и Рязанской губерниях, писал, что вкладывать капитал во взятки лучше, чем в банк, поскольку в этом случае есть гарантия от нередко весьма разорительных придирок со стороны властей.

Рядовым губернским чиновникам приходилось сводить концы с концами при помощи взяток и копеечного вымогательства. Чтобы пояснить, как функционировала эта система, лучше всего процитировать эпизод из «Губернских очерков» Салтыкова-Щедрина, где художественными средствами описывается вполне реальная ситуация. Герой повествования, мелкий губернский чиновник николаевской школы, захлестнутый реформами Александра II, ностальгически рассуждает о прошлом:

Брали мы, правда, что брали — кто Богу не грешен, царю не виноват? Да ведь и то сказать, лучше, что ли, денег-то не брать, да и дела не делать; как возьмешь, оно и работать как-то сподручнее, поощрительнее. А нынче, посмотрю я, все разговором занимаются, и все больше насчет этого бескорыстия, а дела не видно, и мужичок — не слыхать, чтоб поправлялся, а кряхтит да охает пуще прежнего.

И ведь как это все просто делалось! Не то чтобы истязание или вымогательство какое-нибудь, а приедешь этак, соберешь сход. — Ну, мол, ребятушки, выручайте! Царю-батюшке деньги надобны; давайте подати!

А сам идешь себе в избу, да из окошечка посматриваешь: стоят ребятушки да затылки почесывают. А потом и пойдет у них смятение; вдруг все заговорят и руками замахают, — да ведь с час времени этак-то прохлаждаются.

— Да нельзя ли, батюшка, хоть до Покрова обождать? — Ну, натурально, в ноги.

— Обождать-то, для-че не обождать, это все в наших руках, да за что ж я перед начальством в ответ попаду — судите сами.

Пойдут ребята опять на сход, потолкуют — потолкуют, да и разойдутся по домам, а часика через два, смотришь,сотский и несет тебе за подожданье по гривне с души, а как в волости-то душ тысячи четыре, так и выйдет рублев четыреста, а где и больше… Ну, и едешь домой веселее.

Начало декларирования

И вот, царь-реформатор решил внести изменения в этот порочный круг — именно при Александре II в «Списки гражданским чинов такого-то ведомства» стали вносить данные о имущественном положении госслужащих. Ранее в эти списки, издававшиеся, как правило, раз в год вносили только информацию о имени и фамилии чиновника, его должности, наградах и т.д. И ни слова о том, сколько зарабатывает «слуга государев», какими имениями владеет. И вот царь-реформатор решил внести ясность в эту область: теперь в книгах, доступных для широкой публики, были приведены сведения о службе чиновника, его наградах, поощрениях и что, не менее важно — взысканиях, а также о размере получаемого им жалования и наличии имущества. Причем, имущество указывалось не только личное, но и «состоящее за женой», как наследственное, так и приобретенное. Имея на руках такой «Список», каждый мог сравнить декларируемое положение чиновника и реальное.

Более того, в документе указывалось и то, сколько чиновник платит за квартиру, то есть и списки расходов чиновника теперь выставлялись на общее обозрение.

Легче застрелиться за коррупцию

чиновникиУличённый в коррупции чиновник не только увольнялся со службы и привлекался к суду, но, если он был дворянином, то и он, и его дети впредь не могли претендовать на место на государственной службе. Не удивительно поэтому, что некоторые чиновники, которым грозил суд за лихоимство, предпочитали застрелиться до суда.

В царствование Александра II в Уложение о наказаниях уголовных и исправительных были внесены правки, в результате которых появились развернутые пояснения и комментарии к статьям о взятках и предусмотренных за них наказаниях. Уложения о наказаниях уголовных и исправительных оговаривали возможность получения взятки должностным лицом и через других, в том числе жену, детей, родственников, знакомых; признавали преступление оконченным, «когда деньги или вещи были ещё не отданы, а только обещаны ему, по изъявленному им на то желанию или согласию»; предусматривали некоторые завуалированные способы получения взятки — «под предлогом проигрыша, продажи, мены или другой какой-либо мнимо законной и благовидной сделки».

Чиновникам запрещались всякие сделки с лицами, вступающими в подряды и поставки по тому ведомству, где они служат, потому что предполагалось, что эта сделка или договор только прикрывает собою взятку, данную для того, чтобы чиновник незаконно благоприятствовал подрядчику при сдаче вещей или работе в ущерб казне. За совершение таких сделок обе стороны подвергались взысканию, равному цене заключенной сделки, а чиновник к тому же исключался из службы.

 И в США были взяточники

Отметим, что в XIX веке не только Россия страдала от коррупции, похожая ситуация сложилась, например, в США. Весьма эмоционально для русских читателей эти события описал их современник — царский чиновник К. Скальковский:

«Можно было видеть вице-президента республики, обличенного в бесчестных поступках и получившего выговор: председателя конгресса, торговавшего из-за направления, которое он давал заседаниям, проходившим под его председательством; трех сенаторов, получивших барыши от продажи своих голосов; пять председателей важнейших комитетов конгресса, обличенных во взятках; министра финансов, искажающего цифры государственной отчетности; министра юстиции, неправильно расходующего ассигнованные в его распоряжение кредиты; морского министра, обогатившегося и обогатившего своих друзей, подписывая по убыточным для казны ценам контракты с приятелями на разные поставки; посланника в Лондоне, уличенного в бесчестной спекуляции; личного секретаря президента, замешанного в процессе о воровстве акцизных доходов; наконец, военного министра, преданного суду за мошенничество, в котором он признался …кажется нет уже более необходимости в дальнейших доказательствах».

Александр II решился на преобразования исключительно по воле обстоятельств. Реформы были необходимы «ради сохранения и усиления мощи Русского государства, которая иначе, как уже сделалось ясным из событий Крымской войны, совершенно подточилась бы ходом вещей» (А.А. Корнилов). Удалось или нет Александру II сломать чиновничьи привычки жить за счет «благодеяний» со стороны населения — судить не нам. Однако, можно сдедлать некоторые выводы, исходя из статистики: в 1847 г. число чиновников государственной службы, судимых в палатах Уголовного суда за мздоимство и лихоимство, составляло 220 чел., то в 1883 г. эта цифра составляла 303 чел. (а к 1913 г. достигла 1 071 чел.). Тем не менее, власти всегда понимали, что попадают под суд за взяточничество далеко не все, и искали пути для профилактики и уменьшения этой язвы.

Что касается сегодняшней ситуации с декларациями чиновников — да, декларации публикуются, общественность узнает о домах и квартирах депутатов, мэров, губернаторов. Во многом, благодаря Интернету и его силе, о которой в XIX веке не могли и мечтать, у людей появилась возможность получить хотя бы небольшое представление о размерах чиновничьих богатств. Однако для России камнем преткновения является декларации о расходах — к этой теме российские власти за последние годы возвращались неоднократно. Введение этой нормы в законодательство позволило бы РФ ратифицировать 20-ю статью Конвенции ООН по борьбе с коррупцией, предполагающей формулирование термина «незаконное обогащение».

1 января 2013 г. вступил в силу ФЗ-230 «О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам». Этим законом устанавливается необходимость декларировать не только доходы, но и расходы чиновников. Крайним сроком для подачи отчета было 1 июля.

Большинство ведомств не стали отчитываться о крупных расходах чиновников, уверяя, что их не было. Лишь два федеральных органа и некоторые регионы сообщили о них, и то в неясной форме.

Ольга Ильина

Самые свежие новости на нашем Яндекс.Дзен канале

Loading...
Loading...